«На этой сделке можно заработать»

02.11.2017 15:27 0

«На этой сделке можно заработать»

Сегодня в Первомайском районном суде был допрошен Виталий Шмаков, главный фигурант дела о взяточничестве в АО «КРИК», а также его водитель и Константин Ситчихин, который передавал деньги экс-главе корпорации. Экс-гендиректор "КРИКа" Виталий Шмаков дал показания в суде. В суде свидетель Дмитрий Молчанов заявил, что является водителем Виталия Шмакова. Он присутствовал на месте проведения оперативного эксперимента 30 мая. По его словам, все происходящее он видел из машины, на которой возил экс-главу «КРИКа»: — 30 мая я весь день ездил с Виталием Юрьевичем, потом, ближе к обеду, куда-то мы спешили в исполком Первомайского района. Когда мы поехали по улице Герцена, Виталий Юрич сказал: «Притормози здесь на секундочку». Потом и произошли эти действия. Сам Шмаков находился в автомобиле Константина Ситчихина. — Он вышел. Я смотрю, какие-то ребята подошли, потом уже ко мне подошел сотрудник УФСБ, представился, сказал, что произошло задержание, — пояснил свидетель. Особый интерес представили показания самого обвиняемого. Он попросил суд приобщить к делу ранее данные показания. Зачитывая заготовленную речь, Шмаков пояснил, что на должность гендиректора был назначен 6 апреля. Ольга Куземская, на тот момент и.о.зампредседателя правительства области, сказала ему, что основная задача — это снижение задолженности корпорации перед кредиторами (долги оценивались в 700 млн рублей). По словам Шмакова, чтобы вывести общество из кризиса, он постоянно встречался с кредиторами и подрядчиками. Обвиняемый пояснил, что в начале мая Константин Ситчихин обратился к нему и предложил продать инвестору и «заработать» на продаже земли на улице Преображенской в Кирове (участок был в собственности «КРИКа»). — По данному вопросу Ситчихин приезжал ко мне несколько раз, проявляя настойчивость, задавал провокационные вопросы, — сказал, волнуясь, Шмаков, отмечая, что осознавал, что ему предлагается совершить преступление. Что касается подрядчика «Гражданремстрой», то с ним проблема стояла остро и не удавалось договориться об урегулировании задолженности. Компания обратилась в арбитражный суд и иском в 30 млн рублей. Чтобы не допустить обращения в суд остальных кредиторов, Шмаков решил воспользоваться связями и общественным положением Ситчихина. 21 мая тот организовал встречу с Михаилом Зверевым (представитель «ГРС»), тогда обсуждалась передача квартир в доме на ул. Орджоникидзе. — Ситчихин сказал, что на этой сделке можно заработать, чтобы я подумал. Теперь я понимаю, что он каждый раз хотел возбудить у меня желание получить дополнительный доход как для меня, так и для себя, — отметил фигурант дела. В своих показаниях Шмаков обратил внимание, что он был не вправе принимать решения без одобрения Совета директоров. Он также прокомментировал роль Ольги Куземской в решение вопроса: — В действительности никаких договоренностей с Куземской не было. Совет директоров принял решение передать квартиры по цене 28 тыс.рублей, а 28 мая представители «ГРС» в арбитраж не явились. 30 мая Ситчихин начал настойчиво просить о встрече. — Как только я сел в автомашину, Ситчихин передал мне пакет со словами «Как договаривались». Я был очень удивлен, сказал, что мы ни о чем не договаривались. Ситчихин, перебив меня, начал говорить о покупке какой-то земли, — отметил Шмаков. Он пояснил суду, что понимал, что происходит провокация и сдвинул пакет (с муляжом денег) на место рядом с водительским сидением, не трогая его. Когда они оба вышли из авто, появились сотрудники УФСБ. — Я никакой взятки брать не хотел, а от действий, направленных на обман «ГРС», добровольно отказался, — резюмировал он. Обвиняемый считает, что Ситчихин мстит ему за проигрыш в праймериз «Единой России», в котором также участвовал и Ситчихин. На вопросы адвоката Олега Вокуева, он пояснил, что продолжал общение с членом ОНФ ради спасения «КРИКа». Гособвинитель спросил, знал ли он, что ему передает Ситчихин, и получил отрицательный ответ. При этом обвиняемый пояснил, что не трогал пакет руками, т.к.понимал, что это провокация. Далее обвиняемый «взял 51 статью» и не стал отвечать на вопросы прокуратуры. Госбвинитель зачитал показания, данные во время предварительного следствия. Там обнаружились противоречия (Шмаков признал, что требовал 5 млн рублей), в суде он пояснил, что его адвокат сотрудничала с СУ СК. Он был вынужден себя оговорить, чтобы получить меру пресечения в виде домашнего ареста (на тот момент его гражданская жена была беременна). В суд был повторно вызван и сам Константин Ситчихин. При нем зачитывались материалы очной ставки между Шмаковым и Ситчихиным. Прокурор зачитал, что стороны общались между собой через мессенджеры. При этом Ситчихин пояснил, что в их беседах выражение «дети-сироты» означало денежные средства: «Количество детей-сирот — это количество миллионов рублей». В суде Ситчихин подтвердил показания. На дополнительные вопросы адвоката он отвечал, что ранее уже давал такие показания, что вызвало недовольство защитника. Атмосфера в зале суда накалилась, поэтому судья был вынужден призвать все стороны уважать суд и своих оппонентов. Также на заседании суда Ситчихин опроверг доводы Шмакова о мести из-за проигранного предварительного голосования. Отметим, на заседании защитники экс-гендиректора «КРИКа» заявили, что необходима экспертиза аудиозаписей, которые были сделаны Ситчихиным еще до 30 мая. Шмаков заявил, что там имеет место монтаж. Кроме того, адвокаты убеждены: видеозапись из машины (где зафиксирован момент передачи денег) велась со звуком, который был впоследствии удален. По мнению защиты, это могло бы внести ясность.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

На западе Москвы пройдут соревнования спасателей Standard: от глобального потепления Россия только выиграет В Префектуре ЗАО прошёл «Час предпринимателя» Центр Хруничева принял участие во Второй Спартакиаде Госкорпорации «РОСКОСМОС» СМИ объяснили, почему Турция закупила российские системы С-400

Последние новости