• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Китайский дракон в сирийском подбрюшье России

17.01.2018 7:56 0

Китайский дракон в сирийском подбрюшье России

В заявлении министра иностранных дел Китая Ван И говорится о предпринятой Китаем инициативе по возрождению мирных переговоров между палестинцами и израильтянами, что позволило пролило больше света на политику Китая в арабском регионе. Сегодня Пекин все больше сталкивается с проблемами и кризисами в регионе, чем когда-либо прежде, благодаря его растущему международному влиянию и роли во многих вопросах, которые до недавнего времени не были в центре внимания его политиков. Игра на всех фронтах Поскольку Китай реализует политику экономической открытости, он использует нейтральный подход к острым вопросам, которые непосредственно не затрагивают его интересы, с тем чтобы избежать политических решений, которые могут отрицательно повлиять на его торговые отношения во всем мире. Китай не отказался от старой идеологии своего основателя Мао Цзэдуна, но коммунистические мысли не влияют на его отношения с другими странами. Китай сотрудничает с любой политической системой независимо от ее формы, если это сотрудничество отвечает интересам его растущей экономики. Согласно высказыванию известного китайского политика и реформатора Дэна Сяопина: «Не важно, чёрная кошка или белая кошка, если она может ловить мышей — это хорошая кошка». Пока «система» приносит пользу экономическим интересам, не имеет значения ее форма или цвет. Соответственно, китайцы заняли «бесцветную» позицию по региональным вопросам, чтобы их интересы не пострадали ни от одной из сторон. Благодаря политике «игры на всех фронтах» Китаю удалось открыть двери во все страны региона для китайских инвестиций. Недавно президент Китая совершил визит в регион, в ходе которого он посетил Саудовскую Аравию и Иран, а также подписал с обеими странами экономические соглашения. Отношения с Египтом, к примеру, не претерпели никаких изменений из-за нахождения у власти президентов Хосни Мубарака, Мухаммеда Мурси или Абдель Фаттах ас-Сиси, а также без изменений остались отношения с палестинцами и израильтянами. Пекин полагается на Израиль в развитии некоторого вооружения и в то же время является давним другом палестинцев, поддерживает с ними отношения и помогает в решении их проблем. Китай и процесс мирного урегулирования Министр иностранных дел Китая заявил, что его страна решила интенсифицировать участие в процессе достижения дипломатического соглашения между Израилем и Палестиной, что станет кульминационным моментом в многосторонних отношениях и попытках укрепить международное положение. Было проведено совещание между палестинской делегацией во главе с советником лидера Палестины Набилем Шаатом, членом Исполнительного комитета Организации освобождения Палестины (ООП) Ахмедом Майдалани и израильской делегацией во главе с генеральным секретарем Лейбористской партии и вице-спикером Кнессета Хиликом Баром. Китайская инициатива, последовавшая за признанием президентом США Дональдом Трампом Иерусалима столицей Израиля, имела успех. Вслед за ней последовало заявление палестинцев, что Вашингтон уже не является нейтральным посредником в процессе мирного урегулирования и в разработке документа о мире. Обе делегации отказались провести совместную пресс-конференцию из-за некоторых разногласий, особенно в отношении вопроса об Иерусалиме. Однако встреча была попыткой Китая избавиться от монополии США на ближневосточный процесс мирного урегулирования. Китай и сирийский кризис Позиция Китая по сирийскому кризису была наиболее важной в течение всего времени. Он блокировал шесть резолюцией Совета Безопасности ООН против сирийского правительства. На протяжении всей своей истории Китай использовал право «вето» 11 раз и более половины из них в защиту Сирии, что демонстрирует важность сирийского вопроса для него.

#Syria #SyrianWar #Syrian #Russia #USA #Germany #France #China #England #Aleppo #cartoon #cartoonmovement pic.twitter.com/HkcOo2BRhz — Payam Boromand (@PayamCartoon) 19 августа 2016 г.

​ У Китая есть ряд мотивов для поддержки сирийского режима. В первую очередь страх, что вооруженное насилие распространится по его территории. А также Китай пытается использовать текущую ситуацию для приобретения наибольшей доли инвестиций. Пресс-секретарь МИД Китая Гэн Шуан, объясняя активное участие своей страны в проблемах Сирии и других ближневосточных странах, заявил: «Многие люди на Ближнем Востоке страдают от жестоких рук террористов… Мы поддерживаем страны региона в их развитии, соответствующем их национальным условиям». Вместе с тем, он выразил готовность Пекина поделиться опытом управления и содействовать миру и стабильности путем общего развития. Специальный посланник Китая по Сирии Се Сяоян подчеркнул готовность Китая принять участие в восстановлении Сирии после войны. Многолетнее уничтожение Сирии делает контракты на ее восстановление ценным активом, который заслуживает пристального внимания. Кроме того, географическое положение Сирии является соблазнительным для Китая, который хочет внести большой вклад в проект «Один пояс, один путь», начатый президентом Китая Си Цзиньпином в 2013 году. Советник президента Сирии по политическим и информационным вопросам Бусейна Шаабан и министр иностранных дел Китая обсудили вопрос о сотрудничестве в рамках «борьбе с терроризмом» в ходе встречи в конце ноября прошлого года. Основное внимание было уделено боевикам китайского происхождения. Визит Шаабан состоялся после того, как Исламское движение Восточного Туркестана (ИДВТ) угрожало китайскому правительству во время военного парада в провинции Идлиб, в котором приняли участие китайские военные. Это первый в своем роде парад с начала китайской военной активности в Сирии, в котором приняли участие десятки танков и военной техники. Около трех тысяч уйгурских боевиков сражаются в рядах Туркестанской партии, большинство из которых приехали со своими семьями в Идлиб и Латакию. Они не скрывают своего намерения напасть на Китай, поскольку неоднократно заявляли о своей ответственности за предыдущие атаки. Они рассматривают режим Пекина как вражеский и оккупационный для своей страны, которую они называют «Восточный Туркестан», а Китай называет эту территорию — «Синьцзян». Поэтому Пекин пытается вести битву на сирийской территории, а не на своей. Российские СМИ, 28 ноября, объявили, что китайский спецназ, известный как «Ночные тигры», прибыл в сирийский порт Тартус для участия в военных операциях против террористов. Однако специальный посланник Китая по Сирии во время встречи с делегацией сирийской оппозиции в Женеве категорически отрицал отправку Китаем любых войск в Сирию. Государственное информагентство «САНА» (SANA) 16 декабря полностью опровергло эти новости. Но то, что не отрицается подобным образом — присутствие китайских военных советников для поддержки режима Асада с 2015 года под предлогом подготовки сирийской армии к использованию китайского оружия. Эксперт по Китаю и профессор экономики в Университете Бени-Суэйф, доктор Надя Хилми заявила, что вмешательство Китая в дела Сирии и арабских стран неизбежно из-за страха перед партией Туркестана и проникновением ее террористических элементов на территорию страны. По ее мнению, это «секрет активной позиции Китая по сирийскому вопросу». Интересы Китая в регионе тесно переплетены, что делает особенно важным сотрудничество в области борьбы с терроризмом с арабскими странами, особенно с Египтом. Она добавила, что Китай прекрасно понимает, особенно после череды революций «арабской весны», что конфликты на Ближнем Востоке могут однажды распространиться и в Китае. Стабилизация региона потребует совместных усилий со стороны международного сообщества, а отсутствие Китая не сможет решить проблемы. Поэтому организовываются не только встречи различных делегаций, но и официальные визиты на высоком уровне. Политика Пекина на Ближнем Востоке очень осторожна, поскольку его позиция по сирийскому кризису противоречит его экономическим интересам в регионе. Использование им права «вето» в Совете Безопасности ООН при рассмотрении проектов резолюций вызвало негодование, потому как представляет собой волю большинства арабских режимов и мира в целом. Китай не стремился к сбалансированию своих экономических интересов и нормальных международных отношений, а скорее поспособствовал геостратегическому равновесию. Официальная позиция Китая по сирийскому кризису предельно ясна, что неоднократно демонстрировали многие китайские официальные лица. Хилми отметила, что Китай не может игнорировать проблемы арабского региона и Ближнего Востока в целом, учитывая растущее изо дня в день значение для него этого региона. Арабский мир является крупнейшим поставщиком нефти, седьмым по величине торговым партнером и важным рынком для заключения контрактов и иностранных инвестиций, особенно после возрождения «Шелкового пути», известный как проект «Один пояс, один путь», который свяжет Китай со всем миром, а во главе проекта стоят страны арабского региона. Этот проект определяет внешнюю политику страны. Хилми считает, что важность арабского региона заключается в китайской инициативе «Шелкового пути», который является одним из шести основных экономических коридоров, связывающим Китай с Европой. Это китайский «путь» в Центральной Азии и Западной Азии, который проходит по морю в Суэцком канале и по суше в северном Ираке. Это серьезная проблема для Китая в свете событий на Ближнем Востоке, экономических проблем и кризисов, испытываемых странами региона. Поэтому сильное и эффективное присутствие Китая в арабском регионе в предстоящий период неизбежно, особенно с осознанием Китаем того факта, что его политическое, военное и стратегическое дистанцирование от арабского региона сейчас, угрожает его жизненно важным интересам.

Источник

Предыдущая новость

18 марта провалы Путина никого волновать не будут Die Presse: Порошенко призывает Германию отказаться от «Северного потока — 2» Музей Победы приглашает отметить Всемирный день мультфильмов Конфликт на Балтике может выйти из-под контроля Frankfurter Allgemeine: богатый опыт России поможет в колонизации Луны

Последние новости