South China Morning Post: Действительно ли план доминирования Пекина в сфере технологий — значительная угроза?

15.09.2018 7:59 0

South China Morning Post: Действительно ли план доминирования Пекина в сфере технологий — значительная угроза?

В августе малоизвестный китайский стартап с гордостью объявил, что «разрушил американскую монополию», разработав оригинальный веб-браузер. Однако заявка пекинской компании «Редкор» (Redcore) просуществовала совсем недолго: в программном обеспечении очень скоро нашли следы браузера «Гугл Хром» (Google Chrome).
«Редкор» был вынужден быстро отступить от своих позиций, и этот инцидент лишь усугубил давнее недовольство Запада в связи с тем, что он расценивает как силовые методы в сфере передачи технологий и кражи интеллектуальной собственности. Для Китая это также была фактическая проверка его отставания от США в попытке стать технической сверхдержавой.
Источник амбиций «Редкор», а также многих других китайских технологических компаний, можно найти в государственном плане «Сделано в Китае 2025» (Made in China 2025), опубликованном в 2015 году и нацеленном на поднятие различных видов промышленности страны — от робототехники, аэрокосмической отрасли и новых материалов до транспорта на новых энергоносителях — на качественно новый уровень, замещая импорт новыми местными продуктами и создавая мировых чемпионов, способных одержать верх над западными техническими гигантами в области новейших технологий.
По прошествии трех лет план стал громоотводом в сверхдержавном идеологическом соперничестве США и Китая, которое стало достоянием общественности, учитывая продолжающееся торговое противостояние. США, чувствуя угрозу, нависшую над своим глобальным технологическим господством, ухватились за этот план как за пример того, что, на их взгляд, является незаконным государственным вмешательством в экономику Китая.
«Трудно сказать, является ли отношение США к плану „Сделано в Китае 2025" скорее умозрительным представлением или реалистичной [оценкой], потому что производство в Китае нельзя назвать сильным, такова реальность», — говорит Лу Джунвей, научный сотрудник Тайваньского института экономических исследований.
«Однако в борьбе за влияние с точки зрения глобальной политической перспективы США надеются сдержать темп, который позволит китайской промышленности догнать американскую, чтобы сохранить или даже сохранить и расширить этот разрыв. И это реальное стратегическое условие, а не умозрительное представление».
В Китае изначальная цель плана «Сделано в Китае-2025» состояла в том, чтобы догнать другие страны, и, как признавал сам Китай, это была чрезвычайно трудная задача.
Присмотритесь исключительно к сектору информационных технологий нового поколения, одной из десяти целевых сфер промышленности, указанных в плане. По прошествии более двух десятилетий, после потраченных миллиардов долларов Китаю до сих пор предстоит коммерциализировать доморощенную операционную систему для компьютеров, микрочипы, не говоря уже о выходе на глобальный компьютерный рынок, где доминируют компании «Майкрософт» (Microsoft) и «Интел» (Intel).
«В сущности, мы находимся на стадии „следования"… особенно в том, что касается [развивающихся] основных технологий, которые нельзя купить, а также — даже если мы об этом попросим — их нам не отдадут», — говорит Чжан Хайоу, профессор Хуачжунского университета науки и технологий.
Даже Миао Вэй, министр промышленности и информационных технологий Китая, признал, что государству требуется еще 30 лет, чтобы стать промышленной сверхдержавой. «План „Сделано в Китае" не столь эффективен, как считается», — заявил он на съезде Народного политического консультативного совета Китая, главного политического консультативного органа страны.
Однако желание стать технической сверхдержавой встроено в представление «Китайской мечты» президента Си Цзиньпина, и оно только усилилось на волне националистической гордости. Разные провинции и города не теряли ни минуты, стремясь перевести любой план развития в инициативу в рамках плана «Сделано в Китае».
Пекин считает, что план «Сделано в Китае» открывает ускоренный путь в будущее, уводит страну от статуса крупнейшего конвейера в мире и производителя дешевых подделок и низкокачественных товаров.
Этот план разрабатывался более чем 150 учеными и исследователями в 2014 году под надзором Министерства промышленности и информационных технологий совместно с 20-ю структурами на уровне кабинета министров, в число которых входила комиссия по национальному развитию и реформам, китайская инженерная академия и министерства, занимающиеся надзором за наукой, технологиями и финансами.
В 2015 году для координации планирования и повсеместного выполнения политики плана «Сделано в Китае» была создана также Инициативная группа для укрепления национальной промышленной мощи под руководством вице-премьера Ма Кая. Вслед за этим была разработана «дорожная карта», опубликованная спустя несколько месяцев, где уже более детально оговаривались выделенные в плане цели для соответствующих видов промышленности.
Стратегический консультативный совет инициативной группы встретился в марте этого года, чтобы оценить планы развития, полученные от многочисленных городов, включая Нинбо, Чанчунь, Ухань, Хэфэй и Шэньян, соперничающих за то, чтобы играть центральную роль в этой инициативе, несмотря на то, что они не являются общепризнанными центрами высоких технологий.
Созданный по принципу «возглавить рынок, идти по указанию правительства, углубить реформы», план был нацелен на увеличение в целом доли китайских производителей на внутреннем рынке до 70% к 2025 году, а также снизить эксплуатационные затраты, производственные циклы и процент брака на 50%, а также учредить 40 инновационных центров.
Делая акцент на «местные инновации» и «самодостаточность», план на словах признавал роль иностранных инвесторов, говоря лишь, что инвестиции должны выделяться для таких секторов, как информационные технологии нового поколения, новые материалы и биофармацевтика.
У плана есть ряд недостатков: он появился без какого-либо бюджета и положений о финансировании, что вызвало в некоторых кругах вопросы о том, насколько тщательно он был проработан. Вдобавок к этому спровоцированный им в результате всплеск закупок стал палкой о двух концах.
Состоятельные китайские компании, с одной стороны, столкнулись с возмущением в связи с тем, что они пересекли национальные интересы других стран, а, с другой — увидели гостеприимную реакцию за спасение европейских и американских компаний, оказавшихся в тяжелом финансовом положении.
В основе своей план на данный момент не способствовал достижению цели, которая больше всего интересует Китай — получению основных технологий, которые главным образом сосредоточены в руках американских компаний.
Под давлением: страны, которые могут столкнуться с последствиями плана «Сделано в Китае 2025»
Степень уязвимости Китая перед техническим господством США особенно явно стала заметна в апреле, когда Вашингтон ввел семилетний запрет в отношении поставщика телекоммуникационного оборудования ZTE из-за нарушения американских санкций на торговлю с Ираном.
Запрет, который был в дальнейшем отменен, мог вывести ZTE из бизнеса и оставить тысячи людей без работы. В Китае в результате возникла волна беспокойства, усилились призывы ускорить развитие основных технологий.
С точки зрения США, причины для опасения развития Китая и его планов двигаться дальше существуют. Даже несмотря на то, что Китай стремится создать или приобрести основные технологии, вторая экономика мира стала крупнейшим рынком электронной торговли, мобильных платежных систем и промышленных роботов с ее 800 миллионами интернет-пользователей, что вдвое превышает их количество в США.
Китай также создал технических гигантов — компанию, занимающуюся интернет-играми и интернет-платежами «Тенсент Холдингз», производителя дронов DJI, интернет-поисковик Baidu и компанию, занимающуяся интернет-торговлей «Алибаба Груп Холдинг», владеющую изданием «Саут Чайна Морнинг Пост». Эти компании скупают активы по всему миру и возглавляют инновации.
Однако, как представляется, США больше всего волнует именно роль китайского правительства в плане «Сделано в Китае», а не амбиции Китая наращивать свой технологический потенциал.
«Проблемный аспект состоит в том, как они это осуществляют…выделяя значительные правительственные субсидии на развитие, допуская дискриминацию в отношении иностранных компаний, пытаясь добиться передачи технологий от иностранных компаний, все это — элементы нечестной конкуренции, с которыми следует бороться», — говорит Джейкоб Паркер (Jacob Parker), вице-президент Американо-Китайского совета предпринимателей, занимающийся операциями в Китае.
Безусловно, государственное участие в последнее десятилетие возросло. Как и планы Китая, касающиеся развития традиционных секторов, в плане «Сделано в Китае» предусматривались определенные темпы роста и цели по завоеванию долей рынка — и в некоторых случаях они стремятся к 95% внутреннего рынка в некоторых видах промышленности — и в этом прослеживаются черты плановой экономики, которые США и Европейский союз считают нарушениями условий членства в ВТО, куда Китай вступил в 2001 году.
Пекин заявил, что эти цели неофициальны и необязательны, а также что они касаются иностранных компаний, работающих в Китае, однако все это не успокоило США.
Позиция США, которую разделяет большая часть международного сообщества, состоит в том, что Китай регулярно использовал «систематические уловки, а также ряд преступных и незаконных средств» в ущерб США, — говорит управляющий директор «Кайюань Кэпитал» Брок Сильверс (Brock Silvers). «В плане Китая к 2025 году открыто говорится об этих целях, и в частности его целью являются современные технологии, играющие центральную роль в экономике и в обороне».
Европейский союз часто жаловался на план Китая, рассматривая его как дополнительный источник давнего недовольства, связанного с ограничением доступа на рынок в Китае.
Этот план также стал источником разногласий, чего не произошло с подобными инициативами в других странах, например, с японской программой «Связанные индустрии» и немецкой «Индустрии 4.0», представленными до 2015 года.
У США к тому же есть свой план продвижения технического производства и конкурентоспособности, он называется «Расширенное промышленное партнерство». Его запустил занимавший на тот момент президентский пост Барак Обама (Barack Obama) в 2011 году, цель плана состояла в том, чтобы свести вместе промышленность, университеты и правительство с целью инвестировать в появляющиеся технологии. В 2014 году Обама внес в «Расширенное промышленное партнерство» план «Ускорения американского передового производства», что обещало увеличение притока инвестиций.
До сих пор без ответа остается вопрос, насколько обоснованны опасения, связанные с инициативой «Сделано в Китае 2025». Есть указания на то, что оснований бояться нет.
Лу из Тайваньского института экономического развития заявил, что инициатива «Сделано в Китае 2025» не привела к радикальным переменам в Китае, потому что его активное сальдо торгового баланса в области высоких технологий в 2017 году снизилось по сравнению с 2015 годом, а значит китайские производители стали больше полагаться на иностранные основные технологии.
Он также утверждал, что, если Китай так и не приступит к фундаментальным исследованиям — или к исследованиям, сосредоточенным на расширении знаний, а не просто на создании продукции — то попытки повысить качественный уровень так и продолжат основываться на мощи иностранных технологий.
Это, в свою очередь, будет означать, что будет продолжаться политика, которая служила одним из основных источников раздражения на Западе: Китай продолжит настаивать на передаче технологий в обмен на доступ на китайский рынок.
«Несмотря на то, что Китай подчеркивал важность фундаментальных исследований на пути к становлению сверхдержавой в области производства… доля примерно в 5% по отношению ко всем остальным исследованиям и расходам на цели развития, сохраняющаяся с тех пор, как была введена инициатива „Сделано в Китае", до сих пор мала, — говорит Лу. — Это всего лишь от четверти до трети по сравнению с аналогичным показателем в развитых экономиках, таких как США».
Дальнейшим указанием на нехватку фундаментальных исследований является то, что Китай заплатил в общем 28,7 миллионов долларов за использование прав на интеллектуальную собственность в 2017 году, что, с одной стороны, почти в 2,5 раза больше, чем десять лет назад, а с другой стороны, представляет всего 59% от 48,4 миллионов долларов, начисляемых США, как следует из данных Всемирного банка.
Китай также столкнулся с замедлением экономического роста, что, возможно, повлияет на эффективность плана. Темпы роста снизились с 10,6 % в 2010 году до 6,9% в 2017 году, и Пекину пришлось привлекать больше кредитов для поддержания экономического производства впервые после глобального финансового кризиса 2008 года.
По словам управляющего альтернативными активами «Астеллон Кэпитал Партнерз» (Astellon Capital Partners), валовой внутренний продукт (ВВП), произведенный на один юань кредита, сократился вдвое до 0,4 юаня в 2015 году с 0,8 юаня в 2008 году.
Сказываться начинают и последствия торговой войны. Рынок акций Китая показывает наихудшие результаты среди крупнейших мировых рынков в этом году, и центральное правительство проводит политику прироста, смягчив меры по ужесточению кредитных условий в прошлом году.
Между тем, по мере нарастания давления Пекин начал менять имиджевую тактику, будучи обеспокоен, что выглядит со стороны слишком высокомерно.
Ликование и преувеличение достижений Китая за пять лет, с тех пор как Си пришел к власти в 2012 году, например, отображенные в пропагандистском документальном фильме «Потрясающий Китай», который показывали на государственном телеканале CCTV и в китайских кинотеатрах ранее в этом году, померкли, а на смену им пришли напоминания о том, как обстоят дела в действительности.
В июне государственные цензоры приказали китайским СМИ воздержаться от упоминания инициативы «Сделано в Китае 2025». В том же месяце Лю Ядун, главный редактор контролируемой Министерством науки и техники газеты «Наука и техника каждый день», публично заявил, что Китай «обманывает себя», если считает, что скоро догонит США как лидера в области высоких технологий.
Лю сослался на нехватку теоретических знаний, отсутствие навыков в некоторых областях и недостаточное терпение и старание, требующееся для тщательного изучения проектов, так как Китай сталкивается с рядом препятствий.
В другой статье, которая привлекла значительное внимание, профессор Пекинского педагогического университета Чжун Вэй написал в своем личном аккаунте в социальной сети, что Пекин должен прекратить рекламировать план «Сделано в Китае 2025» как стратегию развития, потому что США и Европа расценят это как неоспоримое доказательство стремления Китая доминировать в секторах высоких технологий при помощи спонсируемых государством инициатив.
Другие говорили более сдержанно. Сегодня в мире технологий вопрос стоит не о победе одного государства над другим, говорит Юань Ланьфен, научный сотрудник Китайского университета науки и технологии.
«Как и в Олимпийских играх, это не означает, что страна непригодна, если ты не можешь выиграть все золотые медали», — написал Юань в своем комментарии в официальной партийной газете «Пиплз Дейли». Его слова разнеслись в августе по всему Китаю. «Ни одна страна не может достичь подобного уровня, и не существует стратегий, продуманных для таких стандартов».Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник

Предыдущая новость

Префект Западного округа поощрил ветеранов окружной ветеранской организации за долголетнюю работу Mashable: Мир буквально смеялся над Трампом во время его речи в ООН В ЗАО прошло занятие по гражданской обороне Китай наносит ответный удар по США в торговой войне Сотрудники Госавтоинспекции ЗАО провели конкурс рисунков среди дошкольников

Последние новости