Театр на Юго-Западе открыл новый сезон «Маленькими трагедиями.2k30»

24.09.2018 12:03 0

Театр на Юго-Западе открыл новый сезон «Маленькими трагедиями.2k30»

Режиссер и актер Театра на Юго-Западе Олег Анищенко, в прошлом году удививший Москву своими «Игроками» по Гоголю, вновь обратился к классике. На сей раз он не побоялся замахнуться на наше все – Пушкина и перечитать его знаменитые короткие пьесы.

Действие спектакля Олег Анищенко перенес в 2030 год, когда «Маленьким трагедиям» исполнится 200 лет, кстати, упоминание об этом знаковом событии автор постановки зашифровал в названии спектакля.

Жанр определил как постапокалиптическую антиутопию, ушел от внутренней замкнутости и камерности пушкинского сюжета, расширив пространство текста дополнительными сценами, новыми героями и смыслами. Четыре пьесы: «Скупой рыцарь», « Моцарт и Сальери», «Каменный гость» и «Пир во время Чумы», по мнению Олега Анищенко, были связаны только авторством, а требовали сквозной темы и единства действия.

Так был придуман мир будущего, где идет вечный бой за сомнительные ценности, ибо настоящие утрачены безвозвратно в ходе духовной деградации человечества, где абсолютны власть и сила, слепой рок, первородные инстинкты, всеобщая, как подчеркивает постановщик, тотальная ненависть всех ко всем, где гений совместим со злодейством и даже немыслим без него, а выход из игры – всегда смерть. Так в спектакле появляется новый персонаж – Черный (его играет молодая актриса Зарина Бахтиева), он беспол, лишен лица и голоса, пугающе пуст и недоступен нашему разуму, это маска небытия, отражение самой бездны. Рисунок спектакля жесткий, брутальный, агрессивный и предельно четкий, словно высеченный алмазом по стеклу. Ритм рваный, заданный речитативом репера Миши ЭМ «8FLOOR», боем чугунных барабанов, плачем стальных труб, изломанной пластикой танца и сценами непрекращающейся битвы.

Динамика преображения

В Театре на Юго-Западе сегодня ставят классику актуально, благо творческий коллектив здесь на зависть всем –актеры синтетичны, способны выразить телом любую эмоцию и мысль, великолепно двигаются, легко переходят от текста к сложнейшим трюкам или танцевальным па, а затем, казалось бы, на последнем вдохе – вновь обращаются к слову, причем, слову поэтическому, пушкинскому. Работают над постановкой настоящие мастера своего дела. Так, бои в «Маленьких трагедиях.2k30» поставил профессиональный каскадер Анвар Нурмухамедов, пластический рисунок задал не менее именитый и талантливый хореограф Артур Ощепков. Кстати, он уже ставил вместе с Олегом Анищенко русскую классику – гоголевских «Игроков». В том незабываемом спектакле его хореография ритмически организовывала сюжет, критики в один голос заявляли, что манера Ощепкова отличается тонким психологизмом, ее называли «говорящей», «певучей». В пушкинской драматургии Ощепков нашел для себя иную тональность и предложил резкий, «металлический» танец.

Если сравнивать «Маленькие трагедии.2k30» Олега Анищенко с его же «Игроками», то невольно приходишь к мысли о том, что постановщику невероятно интересно доводить действие до абсурда, насыщать его предельным, вулканическим драматизмом. Кстати, рассказывая о своих ощущениях от работы над материалом, исполнительница роли Луизы Карина Дымонт призналась, что «так Пушкина еще никто не ставил. Олег все доводит до пика абсурда, высшей точки, кульминации. За этим интересно наблюдать и существовать внутри». Сам постановщик объясняет свое решение играть Пушкина столь заостренно, на пределе, как говорится, на разрыв аорты, тем, что наше время стало жестче, чем то, в котором жил поэт, а будущее (у зрителя есть возможность в него заглянуть), может вообще не наступить или стать эпохой абсолютного зла. « Если пушкинский Альбер («Скупой рыцарь») осуждая отца, позволяет себе всего лишь роптать, то современный двойник героя, несомненно, пойдет дальше. Сегодня отцы и дети вступают в бой, причем, в прямом смысле этого слова, достаточно заглянуть в новостные ленты агентств или посмотреть многочисленные реалити-шоу, – говорит Олег Анищенко.– Сын с отцом делят квартиру или денежные накопления, при этом оба готовы на любую подлость, обман и даже убийство. Мир без любви страшен, он стремительно утрачивает контуры дозволенного, мы больше не смотрим на звезды над нашей головой (на это в погоне за благами и успехом просто нет времени!), мы давно забыли о нравственном законе внутри себя. А, может быть, уже родились с пустотой там, где должна быть совесть. Кантианская формула бытия ежедневно опровергается всем ходом человеческой истории. Но порвав эту связующую с Богом нить, мы неминуемо обрушиваемся в бездну. И если не сегодня, то – завтра или послезавтра, что дает, лишь мнимую отсрочку, но расплаты не отменяет. Это похоже на банковский кредит, который придется вернуть с процентами, но кто думает о размере будущих выплат, когда на руках живые деньги?!

Поверив алгеброй гармонию…

Режиссер не старается запугать зрителя, у Олега Анищенко иная цель. Он не был бы самим собой и внимательным читателем Пушкина, если бы не заставил нас, «поверив алгеброй гармонию», пережить очистительный катарсис и успокоить сердце великой надеждой, что за порогом созданной им псевдореальности, как и за последним земным пределом, усталых пожалеют, нелюбимых полюбят, убитых воскресят, грешников простят.

Есть такой персонаж в спектакле Олега Анищенко – Мэри. Ее играет Алина Дмитриева. Она – великая утешительница, символ знания, неподвластного времени, мудрость красоты и сила любви, читающая Книгу Бытия – «Маленькие трагедии» Пушкина, где заданы все сюжеты, озвучены все темы, названы все имена, где предложены всегда два решения, два пути, две стороны всех вещей и явлений. Двоякий характер предметов задает свободу выбора. Отсюда и возможность создания двойников персонажей: от Моцарта и Сальери, внутри которых заключены единство и борьба противоположностей, до введенного режиссером образа Анны (современной копии доны Анны), раздвигающей временные и смысловые рамки пушкинского «Каменного гостя». Расширяя роль Мэри (у классика она героиня всего лишь одной пьесы «Пир во время Чумы», причем, второстепенная), Олег Анищенко добивается единства сценического действия. Но введение этого персонажа в спектакль больше, чем удачный художественный прием. Это воплощение мечты самого постановщика о бессмертии гения, силе веры и возможности победы добра над злом.

В плену вечных вопросов

Премьерный показ спектакля Олега Анищенко «Маленькие трагедии.2k30» завершился пресс-конференцией для столичных журналистов, критиков и культурологов. Артисты вышли на поклоны, а затем присоединились к обсуждению новой постановки.

Все без исключения специалисты отмечали мощь и силу сценического действа, его зрелищность и новизну и, конечно, узнаваемый почерк, школу Мастера – основателя Театра на Юго-Западе Валерия Беляковича. О своей работе над освоением материала рассказали исполнители главных ролей.

Вадим Соколов (Моцарт): «Мы играем пушкинского «Моцарта и Сальери» как тождество противоположностей: вдохновения и рутины, гения и злодейства, как двух братьев – сыновей гармонии, один из которых останавливает полет другого, спасая его от грядущего падения. Гений должен уйти вовремя – в этом великая философия творчества».

Любовь Воропаева (Донна Анна): «Образ моей героини невероятно сложен и объемен. Она и черная вдова, и бесконечно несчастная женщина. Я иду от сочувствия, оправдывая свой персонаж. Сам спектакль физически труден для актера, бешено динамичный, он весь на последнем вздохе, на пределе возможного».

Ксения Ефремова (Лаура): «Моя героиня любит насмерть! Можно назвать эту любовь зависимостью, но в ней столько самоотдачи и жертвенности, что многое ей прощаешь. Роль решена эпатажно, таковы современные законы сцены. Если у Пушкина Лаура – певица, то в нашем спектакле – исполнительница откровенных танцев, но именно род ее занятий делает ее страдание предельно откровенным, искренним. Ее тянет к тому, с кем быть невозможно, но без кого быть немыслимо…»

Владимир Курцеба (Дон Гуан): «Мой герой, избалованный женщинами и жизнью, красавчик. Вызов, который он бросает статуе командора – демарш безбожника, готового идти в своих заблуждениях до трагического конца»

Олег Анищенко, режиссер — постановщик спектакля, исполнитель сразу двух ролей Барона и Предводителя: « Мы прочитали пушкинские тексты буквально, ушли от привычных, ставших эталонными трактовок образов. Наша донна Анна далека от святости и целомудренного вдовства, она и при жизни мужа, если следовать за первоисточником, не была невинна… Дон Гуан гораздо проще в своих желаниях и поступках, чем можно предположить, мы не стремились его опоэтизировать, как это делают режиссеры известных экранизаций. Критики считают, что наш сценический почерк узнаваем, указывают на прямые цитаты из спектаклей основателя Театра на Юго-Западе, учителя и мастера Валерия Беляковича. Мы этого и не скрываем, на 80 процентов мы вышли из школы Беляковича. Самое большое мое желание, чтобы «Маленькие трагедии .2k30» увидел сам Валерий Романович. Это невозможно… Но только мнение Мастера мне интересно. Только он для меня абсолютный авторитет».

Модератор пресс-конференции, общественный деятель, писатель и публицист Сергей Дворянов назвал спектакль Олега Анищенко триумфальным, а в определении жанра пошел дальше заявленной автором формулировки – для него «Маленькие трагедии.2k30» Театра на Юго-Западе стали вселенской мистерией.

Ссылка на видео: https://www.youtube.com/watch?v=wXGIxXn5X4c&t=146s

Источник

Предыдущая новость

Отставка Плотницкого: почему проиграл главарь ЛНР и кому Путин отдает Луганск Встреча ветеранов 1-го Крестьянского Советского полка Advance: тайна сирийской войны раскрыта Супермен тоже голосует: западные СМИ набросились на Burger King за рекламу выборов президента РФ В Западном округе, как и по всей Москве, пройдет акция «Мой любимый парк»

Последние новости