Мировой нефтяной рынок: развязка близка

23.11.2018 12:12 0

Мировой нефтяной рынок: развязка близка

Внутриполитические силы США оказывают мощное давление на президента Трампа с целью наказать Саудовскую Аравию. Тем не менее, для Вашингтона подобные меры могут оказаться палкой о двух концах. Конфликт с наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммедом ибн Салманом может привести к двум нежелательным геополитическим последствиям. Недавнее убийство журналиста Джамаля Хашогги по-прежнему остается горячей темой благодаря усилиям антисаудовских СМИ и дипломатическим выпадам Турции, Катара и западных стран. Все это может послужить причиной самого большого кризиса в отношениях США и Саудовской Аравии за последние несколько десятилетий. Американские политики, похоже, начали серьезную игру против молодого наследного принца, опираясь на пока что ничем не подкрепленные обвинения в его причастности к убийству Хашогги, озвученные Анкарой и анонимными сотрудниками ЦРУ. Президент Трамп оказался загнан в угол, и ему придется высказаться напрямую в адрес аравийского королевства. До сих пор американская администрация воздерживалась от прямых обвинений ибн Салмана в причастности к убийству бывшего саудовского журналиста, вводя санкции лишь против официальных лиц королевства, замешанных в этом деле. Внутри Саудовской Аравии также нарастает напряжение. Однако, в данный момент оно связано не с попытками отстранения ибн Салмана, а с подготовкой жесткого ответа на любые возможные обвинения и санкции США против членов королевской семьи. Влиятельные официальные лица Саудовской Аравии уже дали понять, что любая прямая атака со стороны Вашингтона или европейских государств будет иметь тяжелые последствия. План Запада и Турции оказать давление на короля Салмана с целью вынудить его отстранить от власти его сына Мохаммеда пока что выглядят нереалистичным. Глядя на текущую ситуацию внутри королевства и в целом в арабском мире, можно увидеть, что за последние недели открытую поддержку саудитам выразили такие их союзники, как ОАЭ, Бахрейн, Египет, Иордания и Ливан. Никакая арабская страна не допустит, чтобы правящий наследный принц был смещен внешними усилиями, тем более усилиями неарабской страны. Внутри королевства настроения однозначны: «Руки прочь от ибн Салмана!». В отличие от споров, разгоревшихся в западных и турецких СМИ, в Саудовской Аравии отсутствуют какие-либо признаки растущего недовольства политикой ибн Салмана. Наследный принц не только сумел противостоять буре накануне и во время форума Future Investment Initiative 2018 (FII2018), когда мировые СМИ сообщали о провале «Давоса в пустыне». Ему также удалось погасить противодействие его стратегии “Видение Саудовской Аравии 2030”, а перед этим выйти победителем из борьбы за власть. Тем не менее, кое-какая оппозиция в стране существует, пусть даже на данный момент она и лишена права голоса. Консервативные элементы саудовской правящей верхушки, поддерживаемые членами королевского дома, ранее занимавшими высокие посты, ждут проявления принцем любого признака слабости и будут стараться нанести ему удар в самое больное место. В данный момент существуют три фактора, способные отрицательно повлиять на стабильность. Будущее ибн Салмана зависит от глубокой диверсификации экономики страны, снятия ее с «нефтяной иглы» и проведения болезненных, но необходимых реформ с целью создать перспективы для молодежи, составляющей огромную часть населения королевства. В то же самое время диверсификация требует обширных иностранных инвестиций, а попутно и высоких цен на нефть. В ближайшей и среднесрочной перспективе ибн Салману потребуется поддержка ключевых региональных политических фигур, таких, как шейх Мохаммед бин Зайед (Абу-Даби), наследный принц Бахрейна, президент Египта Ас-Сиси и иорданский король Абдулла II. Судя по FII2018 и по событиям последних недель, эти факторы по-прежнему оказывают влияние на политику принца. Сейчас, когда возникла вероятность противостояния королевства с Соединенными Штатами, становится видно, что наследный принц делал правильный выбор в течение последних двух лет. Заявления Владимира Путина также созвучны политике ибн Салмана. Нынешнее сотрудничество России с ОПЕК выросло из сценария, разработанного ибн Салманом (при участии министра энергетики Халида аль-ФФалиха) и Путиным (при содействии Новака). Еще до дела Хашогги оба лидера понимали, что в трудные времена очень полезно приобретать новых друзей. В то же время преимущества, которые дает умение менять союзников, стали очевидны после перипетий «арабской весны». В тот период западные страны проявили безучастность, оставив арабский регион истекать кровью. Единственным лидером, согласившимся разделить с арабами их бедствия, оказался Путин, о котором теперь с уважением отзываются во всех арабских странах. Сейчас Вашингтону необходимо решить, что бы он хотел от ближневосточного региона. Вне сомнений, Вашингтон и Брюссель, даже при участии Анкары, не удастся свергнуть наследного принца. Глядя на расстановку политических сил в королевстве, становится понятно, как тесно будущее Саудовской Аравии переплетено с будущим ОАЭ, Бахрейна и Египта. Сближение между Каиром и Эр-Риядом, тесное экономическое и военное сотрудничество Эр-Рияда с Абу-Даби и кровное родство правящих домов Эр-Рияда и Манамы нельзя недооценивать. Внешние угрозы сплотили их (возможно, также, не без участия Иордании), и эту связь будет не так-то легко разорвать внешним силам. Десять лет назад все эти страны ориентировались на Вашингтон и питали позитивные чувства к Европейскому Союзу. Но теперь появился новый игрок — «русский медведь» Владимир. Любое давление из Вашингтона, пусть даже опирающееся на факты и убедительные аргументы, встретит сопротивление арабских стран. Падение Каддафи, Хосни Мубарака и других, произошедшее при поддержке западных стран, оставило глубокие шрамы в сознании лидеров арабского мира. Пока что президент Трамп еще не демонстрирует курса на открытую конфронтацию с саудовской монархией. По отношению к саудитам еще применяются такие термины, как «дружба» и «партнерство». Однако, если Трамп (возможно, принуждаемый к этому Сенатом и Конгрессом) напрямую упомянет ибн Салмана в качестве главного действующего лица в деле Хашогги, маски будут сброшены. Смена курса важнейших арабских государств на антиамериканское и антизападное направление станет угрозой не только влиянию Запада в этом регионе, но и укрепит растущее в нем влияние России. Укрепление сотрудничества между Россией и арабскими лидерами станет кошмаром для американских и европейских политических стратегов. Первым результатом этого станет то, что ответом на твиты Трампа и предостережения Брюсселя будет одностороннее сокращение добычи нефти. Вне сомнений, одним из последствий будет то, что ОПЕК и Москва, уже обвиненные в картельном сговоре с целью повышения цен, больше не станут учитывать пожелания своих западных партнеров. Если Путин и саудовский наследный принц будут сами распоряжаться своими планами, политика договоренностей об объемах добычи, ценах и темпах роста отойдет в прошлое. Кроме того, Россия и арабский мир начнут реализовывать свои собственные геополитические модели, в которых интересы США и Европейского Союза будут находиться уже далеко не в списке приоритетов. Если арабский мир совершит стратегический поворот на 180 градусов, это не обрадует никого в мире, и в первую очередь Запад. Активная нефтяная политика НОПЕК, основанная не только на законах рынка, но и диктуемая необходимостью геополитического противостояния и борьбой за мировую гегемонию, приведет к весьма неустойчивому и полному рисков мироустройству. Политика всегда играет важную роль в мировой торговле нефтью, сколько бы ни заверял Халид аль-Фалих, что ОПЕК не геополитический игрок, а просто производитель сырья. Кажется странным, что никто из ведущих аналитиков не уделяет внимания позиции Москвы в деле Хашогги. Путин и его окружение сохраняли абсолютное молчание, совершенно никак не реагируя на это событие. Одновременно с этим Москва и Эр-Рияд готовили масштабные договоренности об инвестициях и сотрудничестве в сфере энергетики, а российские военные посещали арабские столицы, чтобы принять участие в так называемых «военных учениях дружественных стран». Пока мы читали и слушали однобокие аналитические обзоры новостей, основанные на точке зрения Турции и каких-то анонимных источников, основные участники игры уже договорились о том, как будут противостоять возможной угрозе. Декабрьское совещание ОПЕК может подать первые признаки новой энергетической и геополитической реальности, в которой американский сланцевый газ противостоит российской военной технике, заправленной саудовским топливом. Знаки грядущих перемен становятся все очевиднее, и не думайте, что переменой будет смена наследного принца в Саудовской Аравии. ОПЕК меняется, и борьба за мировое господство переносится на новую сцену. Чтобы справиться с назревающей угрозой, Трампу придется переключить скорость. И хотя до угрозы реальной войны еще далеко, дело Хашогги станет камнем скорее на шею Трампу, чем на голову Мохаммеду ибн Салману.

Источник

Предыдущая новость

N-TV: на фоне тупика в переговорах с США отношения с Китаем у КНДР только налаживаются Обозреватель Guardian: Лондон винит Москву в «новичковом болоте» — но доказательств у него нет Hokkaido: Над Курилами сгущаются тучи Россия ведет секретные переговоры с ИГ? Вести: Зеленский пообещал, что не допустит в Донбассе «второго Приднестровья»

Последние новости