NYT: а что будет, если…

04.12.2018 12:32 0

NYT: а что будет, если…

Я больше не считаю, что любой человек в Америке, в том числе самые верные сторонники Дональда Трампа (Donald Trump) могут позволить себе игнорировать главный вопрос, связанный с этой администрацией: что если Дональд Трамп или его ближайшее окружение были скомпрометированы русскими или сговорились с ними? Всегда были представители левых взглядов, расценивавшие его президентство как скомпрометированное, неоднозначное, если не вовсе незаконное из-за вмешательства со стороны России. Россия совершила преступление, которое Трамп приветствовал и использовал полученную добычу, чтобы продвинуть свою кандидатуру. Это ясно. Русские не раз предпринимали попытки установить связи с близкими к Трампу людьми, а в некоторых случаях добились встречи с членами его команды, как ясно из встречи, касавшейся «Башни Трампа». Это ясно. Члены команды Трампа были крайне заинтересованы в принятии любой помощи, которую могли предложить русские, и выражали готовность воспользоваться предложением. Это ясно. А после вступления в должность Трамп откровенно пытался помешать правосудию и воспрепятствовать или навредить расследованию действий России и возможного соучастия в них людей из ближайшего окружения президента. И это уже более чем ясно. Если не считать людей, поддерживающих и защищающих Трампа, которые это все уже проглотили и оправдали. Возможно, им это не нравится, но они хотят закрыть на это глаза. В самом деле, они так привязаны к Трампу, что его удачи и его судьба стали для них созвучны их собственным. Между ними есть духовная связь, гибельные узы между человеком и его прихвостнями. Но что же произойдет, если благодаря доказательствам, обнаруженным в ходе расследования, проводимого специальным прокурором Робертом Мюллером, будет выявлена прямая связь между Трампом и русскими? Как отвечают на это сторонники Трампа? На прошлой неделе, когда бывший адвокат Трампа Майкл Коэн (Michael Cohen) признал свою вину в том, что солгал Конгрессу, говоря о сроках и масштабах участия Трампа в переговорах по строительству «Башни Трампа» в Москве, политический лед тронулся. Если Трамп лгал американскому народу или вводил его в заблуждение относительно своих попыток вести бизнес в России, выдвигая при этом свою кандидатуру на должность президента, и русские знали — и, предположительно, у них были доказательства, — что он не был абсолютно честен и открыт, — значит, он был скомпрометирован. Хотя отнюдь не неясно, использовали ли когда-либо русские какую-либо информацию, которая могла к ним попасть, чтобы шантажировать или каким-либо иным образом оказывать влияние на Трампа, но признание Коэна дает понять, что у них имелся материал для этого. Это привносит еще большую ясность в любопытную склонность Трампа снисходительно относиться к обвинениям в адрес России, ставить слово российского президента Владимира Путина выше заявлений американских разведагентств и не спешить признавать, что Россия осуществила нападки на наши выборы в 2016 году и может продолжить делать это в будущем. Как поддерживающие Трампа американцы ответят теперь на доказательства, что команда Трампа поставила собственные личные и финансовые интересы выше национальных? Откажутся ли они от своей слепой преданности, отвернутся ли от него и обратятся ли против него? Как им оправдать столь длительную зашоренность и активную поддержку действий президента? К какому языку они прибегнут, чтобы исправить свою сопричастность? Такой прецедент был в расследовании в отношении Никсона. Когда доказательства преступления были налицо и необратимы, люди начали ретироваться, стыдливо поджав хвосты. Но тогда было другое время: СМИ не были столь расколоты и зависимы от партий, еще не появились социальные сете и современный недружелюбный менталитет. У Никсона в руках не было пропагандистского оружия. А у Трампа есть. Оно называется телеканал «Фокс ньюс» (Fox News). Между программами этого телеканала и приоритетами Белого дома нет почти никакой разницы. Если Трамп будет тонуть, то в некоторой степени эта участь ждет и канал «Фокс». Поэтому телевизионная сеть материально заинтересована в защите Трампа до самого горького конца, и эта искусственная риторика может мешать естественному и нормальному при ином раскладе разочарованию в Трампе. Более того, Трамп не производит на меня впечатление человека, способного раскаиваться или заинтересованного в здоровье и стабильности народа. Я считаю, что Трамп ничего не признает, даже если ему представят наглядные доказательства его преступления. В его биографии нет никаких указаний, которые бы убедили меня в обратном. Он назовет правду ложью и наоборот. Я также не считаю, что Трамп добровольно оставит свой пост, как это сделал Никсон, даже если импичмент будет неминуем. Я даже не уверен, что он сможет добровольно покинуть свой пост, если ему объявят импичмент, а Сенат вынесет обвинительный приговор, — такой сценарий на данный момент трудно представить. Я не думаю, что происходят какие-то улучшения даже по мере появления все более очевидных доказательств. Я не верю, что сторонники Трампа изменят курс так же, как сделали в свое время сторонники Никсона. Я не верю, что представленные Мюллером факты будут признаны как неопровержимые. Я не верю, что Трамп, когда будет тонуть, не потянет за собой всю страну. Одним словом, я не верю, что мы скоро увидим конец кошмара, скорее всего мы вступаем в новый. И все станет не проще, а только сложнее. У страны вот-вот начнется суровое испытание. Это ни с чем не сопоставимое испытание для нашей республики. И у нас нет четкого представления, чем это испытание закончится. Но, на мой взгляд, ущерб очевиден.

Источник

Предыдущая новость

Профсоюзы ЗАО приняли участие в выборах мэра Москвы Собчак мечтает поломать планы Путину Реформа, которой не избежать Украине Что означают слова: «если тебя ударили по правой щеке, подставь левую» Telegraph: открывая памятники царям, Путин пытается поймать отблеск их славы

Последние новости