Американский аналитик: в противостоянии с Россией и Китаем США нужны разные подходы

21.04.2019 2:50 0

Американский аналитик: в противостоянии с Россией и Китаем США нужны разные подходы

США совершенно справедливо беспокоятся по поводу сближения Китая и России, однако заблуждаются, считая их угрозами одного порядка, пишут в своей статье для The Diplomat аналитики НКО RAND Джеймс Доббинс, Говард Шац и Али Уайн. По мнению экспертов, крепнущий Китай стремится подстроить мировой порядок под себя, а слабеющая Москва пытается его подорвать — и оттого противодействовать им нужно по-разному. Директор национальной разведки США Дэн Коутс в одном из последних докладов разведывательного сообщества США об угрозах для Америки отмечал, что «Китай и Россия находятся в наиболее сплочённом состоянии за весь период с середины 50-х годов XX века», пишут на страницах сотрудники американской исследовательской НКО RAND Джеймс Доббинс, Говард Шац и Али Уайн. Как подчёркивают эксперты, американские публицисты уже много десятилетий опасаются создания подобного союза, но сейчас действительно просматриваются признаки того, что Москва и Пекин действительно сблизились так сильно, как не сближались с момента охлаждения отношений между ними в начале 60-х: в последние годы они регулярно проводят совместные учения и активными темпами наращивают торговый обмен, а председатель КНР Си Цзиньпин за время своего правления посещал Москву чаще, чем любую другую столицу.
Обеспокоенность американских аналитиков в таком контексте вполне объяснима и вовсе не удивляет, продолжают авторы. Эту обеспокоенность ещё в 2016 году выражал почивший менее года спустя экс-советник президента США по вопросам нацбезопасности Збигнев Бжезинский, который говорил тогда, что Вашингтону следует остерегаться формирования стратегического союза между Китаем и Россией, поскольку для американских национальных интересов «нет ничего опаснее» такого альянса, напоминают Доббинс, Шац и Уайн. В связи с укреплением связей между Москвой и Пекином в нынешних Стратегии национальной безопасности Белого дома и Стратегии национальной обороны Пентагона Китай и Россия позиционируются как похожие «стратегические вызовы» — однако именно такое отношение к ним и может спровоцировать исход, о котором предостерегал американские власти покойный Бжезинский, говорится в материале.
По мнению авторов, хотя и Пекин, и Москва пытаются — как об этом и пишут в вышеупомянутых Стратегиях — идти против национальных интересов США, они делают это по-разному. Как полагают аналитики RAND, хотя нынешний мировой порядок — включая «поддержку Америкой общих ценностей, центральную роль доллара на глобальных финансовых рынках и представления Вашингтона о том, что страны, почти или совсем не участвовавшие в формировании миропорядка после окончания холодной войны, в итоге встроятся в него сами, когда достигнут просвещения» — не устраивает ни Россию, ни Китай, они не могут предложить чёткого альтернативного мироустройства: хотя и та, и другой говорят о необходимости более многополярной системы, такие же чаяния провозглашают практически все остальные страны.
Вдобавок между Китаем и Россией растёт экономический разрыв — тогда как в 1992 году номинальный ВВП Китая слегка отставал от российского ($427 млрд против $460), лишь четверть века спустя, к 2017-му, он превышал его в восемь раз ($12,2 трлн против $1,6 трлн), указывают авторы. Кроме того, хотя экономический рост Поднебесной и замедляется, он всё равно остаётся в четыре раза более быстрым, чем у Москвы — а значит дисбаланс между ними по мощи и разница в их способностях претворять в жизнь свои глобальные амбиции будут только усиливаться, пишут эксперты.
Несмотря на то, что Китай считает нынешний миропорядок устаревшим, он стал — за исключением одних только США — главным его бенефициаром, а потому пытается сейчас не разрушить его, а изменить, дабы расширить своё экономическое влияние и превратиться из «копировальщика технологий мирового уровня» в их создателя, рассуждают Доббинс, Шац и Уайн. В свою очередь, у России просто нет экономического веса, чтобы стабильно соперничать с Вашингтоном в будущем, а есть лишь «тактическая изощрённость, позволяющая ей быть вредителем-оппортунистом», считают они.
«Плохие демографические перспективы, падавшие, а ныне в целом стабилизировавшиеся на одной отметке цены на нефть (цена за баррель за последние пять лет сократилась примерно вдвое) и годы, проведённые под санкциями за вторжение на Украину и аннексию* Крыма, сказались на стране плохо, — пишут авторы. — Если некогда Москва надеялась стать процветающим экономическим посредником между Западной Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом, сегодня она сосредоточена на куда более скромной цели в виде расширения Евразийского Экономического Союза, включающего сейчас Армению, Белоруссию, Казахстан, Кыргызстан и Россию».
Основные геополитические предприятия Москвы на сегодня — а именно, «откусывание территорий в её так назывемом ближнем зарубежье, дезинформационные операции против демократических стран, а также усугубление кровопролития в Сирии и использование его для сохранения своего присутствия на Ближнем Востоке» — свидетельствуют о том, что у России «почти нет ни надежды, ни, судя по всему, желания вновь встраиваться в миропорядок, сложившийся после холодной войны», предполагают аналитики RAND. По мысли экспертов, Москва, по всей видимости, пришла к выводу, что может эффективнее демонстрировать своё влияние не предлагая альтернативу для этой системы, а дестабилизируя её.
Хотя против статуса-кво выступают и Россия, и Китай, лишь Россия «нападала на соседние страны, аннексировала завоёванные территории и поддерживала повстанческие группировки с целью урвать ещё больше земель», а также вмешивалась в выборы за рубежом и пыталась саботировать общественные институты Европы и Трансатлантического региона, констатируют Доббинс, Шац и Уайн. Китай же — пусть он и отнюдь не «непорочен» в своей внешней политике и продолжает милитаризацию Южно-Китайского моря, а также организовывал насильственную репатриацию китайских граждан из Гонконга и ряда азиатских стран — в целом наращивает своё влияние при помощи «более конструктивных мер», включая торговлю, инвестиции и помощь другим странам в развитии, подчёркивают они.
Различия между Китаем и Россией — «поднимающей голову державой, стремящейся к достижению экономического и технологического превосходства» и «слабеющей державой, нацеленной на разжигание военного и идеологического хаоса» — говорят о том, что США должны отвечать на их действия по-разному, убеждены авторы. «Можно сказать, что Китай пытается ускорить время, а Россия — обратить его вспять, — уточняют аналитики. — Иными словами, тогда как Пекин надеется занять место «Срединного государства» в мировых делах, Москва всё ностальгирует по своей прежней империи». Если же США будут и дальше «сваливать Китай и Россию в одну кучу», это может побудить их начать более старательно и координированно выступать против национальных интересов США, предупреждают эксперты.
Как считают авторы, осеять раздор между Китаем и Россией Вашингтону будет непросто. По мнению аналитиков, Пекин не заинтересован в сотрудничестве с Вашингтоном для противодействия Москве, поскольку она является для него надёжным поставщиком энергоресурсов и военной техники и не представляет при этом реальной угрозы для его главных национальных интересов. Между тем, у России есть две причины для тревоги — Китай не только вытеснил её с позиции главного экономического игрока в Средней Азии, но и всё активнее проявляет желание заселить российский Дальний Восток китайскими рабочими. Вместе с тем, если Москва не решит, что путь к «оживлению» для неё скорее будет лежать не через сближение с Китаем, а через воссоединение с Западом, ей, вероятно, «придётся мириться с унизительным положением всё более зависимого просителя», пишут Доббинс, Шац и Уайн.
Как подытоживают эксперты RAND, США вполне способны сдержать Россию, актуализировав применявшиеся ещё против Советского Союза во время холодной войны связи с западными партнёрами — Вашингтону будет необходимо лишь укрепить свою сеть альянсов. А вот сдержать Китай Америке не под силу: соперничество с ним за роль мирового лидера будет разворачиваться не в области геополитики, а в геоэкономике, и успех США в нём будет зависеть от того, насколько умело они будут действовать на зарубежных рынках и насколько эффективно они будут сотрудничать с другими странами для модернизации открытого глобального экономического порядка, основанного на международных нормах, заключают авторы. Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Индия вслед за Британией осудила Россию за приписываемое России отравление Скрипаля Помпео: путинские «Цирконы» — всего лишь хвастовство (Dedefensa) Журнал TIME включил парк «Зарядье» в список лучших мест в мире У России неприятности в Сирии: Асад сближается с Западом (Al Modon) Светлана Ромашина: о выборах 18 марта, зимней олимпиаде и возвращении в спорт

Последние новости