Advance: стоят ли Белград и Приштина в шаге от войны?

30.05.2019 8:20 0

Advance: стоят ли Белград и Приштина в шаге от войны?

Сегодня ситуация внезапно обострилась. Сербские войска приведены в полную боевую готовность после того, как косовская полиция вторглась в ту часть региона, где проживает сербское население, и задержала два десятка человек — в основном сербов — якобы по подозрению в коррупции. Операцию косовской специальной полиции, вооруженной до зубов, подтвердил и косовский премьер Рамуш Харадинай. По его словам, на севере Косово проводится «операция против контрабанды и организованной преступности». СМИ сообщают, что косовские спецподразделения полиции ворвались в несколько населенных пунктов на севере и в город Митровица. Они воспользовались бронетехникой; звучали выстрелы; применялся слезоточивый газ. Президент Сербии Александр Вучич подчеркнул, что задержаны были в общей сложности 23 человека, среди которых — сербы, боснийцы и даже один гражданин России. Вучич сказал, что видел снимки, на которых косовская полиция обстреливала безоружных сербских мирных жителей. По словам президента, цель операции — запугать сербов в Косово, где проживают преимущественно этнические албанцы. Вучич отметил, что отдал сербской армии близ границ приказ прийти в полную боевую готовность и в случае эскалации конфликта быть готовой вмешаться. «Я гарантирую вам, что если эта ситуация будет обостряться, если нападения на сербов продолжатся, Сербия победит», — сказал он. Все это происходит в весьма неподходящий момент для Вучича, на которого оппозиция давит вот уже несколько месяцев. Заявление уже сделал один правый политик из рядов оппозиции: Мирослав Алексич обвинил Вучича в том, что тот служит косовским властям и что все происходящее на самом деле — «представление», цель которого — укрепить позицию Вучича и сделать возможным признание Белградом Косово. Также нынешние события происходят непосредственно после того, как Вучич в парламенте откровенно заявил: Сербия должна смириться с тем фактом, что «Косово потеряно». Многие восприняли это заявление с большим возмущением (прежде всего, националисты). Они считают, что Вучич постепенно готовит почву для «отказа от Косово». Этого от него, точнее от Сербии, несомненно, и требуют западные лидеры. Только так Сербия сможет продолжить европейскую интеграцию. «Сербия должна признать, что утратила контроль над Косово, своей бывшей южной провинцией, и должна искать компромисс, чтобы нормализовать отношения с Приштиной», — заявил Вучич вчера, выступая перед парламентом в Белграде. Это правда, и тем не менее Вучич сделал очень резкое заявление, которого многие не ожидали. Точно так же от Македонии требовали изменить ее название. Страна так и сделала. От Сербии же теперь ждут, что она публично откажется от политики возвращения в Косово в обмен на ускорение процесса вступления в Европейский Союз. Не совсем понятно, как этот инцидент мог бы помочь Вучичу приблизить «признание Косово», как о том говорит Алексич. Скорее данная ситуация может привести к прямо противоположным последствиям. Весьма интересно то, что этот инцидент произошел уже на следующее утро после чрезвычайно искреннего выступления Вучича в Белграде. Почему? Неужели Приштина расценила слова Вучича как момент слабости? Похоже, что именно так. Так или иначе, но происходит очередная эскалация, и вскоре станет понятно, вспыхнет ли эта искра. Вучич действительно привел войска в полную боевую готовность, но подчеркнул, что они вмешаются только в том случае, если на сербов на севере Косово нападут. Но в той же речи президент Сербии отметил, что на сербов уже напали и, более того, по ним безоружным вели «открытый огонь». Заявление сделал и косовский президент Хашим Тачи. Он призвал сербское меньшинство в Косово «сохранять спокойствие» и сотрудничать с полицией. Кроме того, он сказал, что «борьба с организованной преступностью ускорит процесс интеграции Косово с Западом». Правда, так называемая «интеграция с Западом», что касается Косово, началась в тот же день, когда силы НАТО вторглись в этот регион в 1999 году. Что бы кто ни думал о той интервенции, факт в том, что после нее Косово в каком-то смысле превратилось в большую американскую военную базу. В связи с этим никакие шаги косовских властей нельзя считать независимой политикой. Трудно сказать, действительно ли эта операция направлена против организованной преступности или роль тут играют некие политические мотивы. В любом случае, операция специальной полиции в регионе, где проживает сербское население, вызывает большие сомнения и может значительно обострить ситуацию там (о чем было известно заранее). «Те, кто участвует в незаконной деятельности, отправятся за решетку», — заявил Хашим Тачи, подчеркнув, что операция не направлена исключительно против этнического сербского меньшинства. Представитель сербского правительства Марко Джурич заявил, что данная операция нацелена исключительно на то, чтобы запугать, а в конечном счете изгнать сербское население из Косово. «Это не только угроза стабильности, но и прямая угроза миру. Если все это немедленно не прекратится, то реакция Сербии должна быть однозначной». Нет сомнений в том, что для косовских властей было бы «проще всего», если бы сербы покинули Косово. В Косово проживает около двух миллионов граждан. Более 90% из них — этнические албанцы. В начале 90-х годов в Косово проживало около 200 тысяч сербов, а сегодня их там осталось всего около 25 тысяч (полтора процента от общего населения Косово). Если рассматривать ситуацию в широком контексте, то это крайне мало: столько человек вывозят из сирийского Идлиба «за полдня». И было бы наивно думать, что косовские власти, которые в каком-то смысле являются рукой албанских властей, не вынашивают идею о том, что вытеснение этих оставшихся сербов «решило бы проблему», так как после этого Белграду в Косово больше нечего было бы делать. Правда, тут стоит вернуться к замечанию о том, что Косово — это де-факто американская база. Реальная военная база «Кэмп-Бондстил» находится под Урошевацом (Феризай) на юго-востоке Косово. Она была создана в 1999 году и является крупнейшей американской базой в Европе, построенной после Вьетнамской войны. База рассчитана на семь тысяч военнослужащих. Говоря о нынешней эскалации, нужно помнить, что Косово — это протекторат НАТО и США и как таковой он может предпринимать определенные шаги, которые другие страны не могли бы себе позволить. Иными словами, Вучич и Дурич могут рассуждать о сербском военном отмщении, но они прекрасно понимают, что оно на самом деле означало бы и какие последствия за собой повлекло. Всем известно, что кое-кто в Сербии (трудно сказать кто, так как они все еще не называют своих имен) на самом деле уверен: в долгосрочной перспективе, возможно, было бы даже лучше, если бы оставшееся сербское население переселили «севернее», если бы появилась четкая граница и если бы Приштина и Белград забыли о вражде и вместе потянулись бы к перспективам евро(атлантической) интеграции. Приблизительно так же размышлял и египетский президент Анвар Садат, когда решил признать Израиль и сменить вражду на сотрудничество с США в экономической и других областях. Правда, для него самого все это плохо кончилось: шестого октября 1981 года на него из-за этого решения было совершено покушение и он был убит. Вряд ли сейчас президент Александр Вучич вспоминает об Анваре Садате, хотя, может, в другой, более мирный, час он его и припомнит. Иными словами, выйти из сложившейся трудной ситуации в отношениях между Сербией и Косово совсем нелегко, и вряд ли какому-нибудь государственнику это удалось бы с легкостью. У Вучича, быть может, и есть какой-то общий план, включающий, в частности, балансирование между Востоком и Западом, но на практике реализовать такой план довольно трудно. А пока косовский вопрос не решен, реализовать этот план и вовсе невозможно. Какую роль во всей этой истории играет Россия? Она всегда присутствует, когда речь идет о Сербии, Косово, американском влиянии на Балканах… Правда, теперь у нее есть еще и повод взять слово, поскольку косовская полиция задержала одного гражданина России, сотрудника ООН. В Москве заявили, что его следует немедленно освободить, однако косовские власти не намерены этого делать. Этот инцидент прокомментировал Хашим Тачи, сказав, что россиянин скрывался за дипломатическим статусом, чтобы помешать косовской полицейской операции. Тем временем высказалась и представитель российского Министерства иностранных дел Мария Захарова. По ее словам, Приштина действует по наущению Запада, Евросоюза и США. «Рассматриваем вторжение косовоалбанского спецназа в сербонаселенные муниципалитеты на севере края утром 28 мая и задержание 13 местных сербов как очередную провокацию Приштины, направленную на устрашение и выдавливание неалбанского населения, установление контроля над этими районами силовым путем», — заявила Захарова. Таким образом, Москва встала на сторону официальной Сербии, как и ожидалось. Обеспокоенность выразили и в ООН, где отметили, что в Косово задержаны два сотрудника миссии ООН. Через несколько часов ВВС сообщило, что россиянина отпустили. После полудня Вучич заявил, что в ходе косовской операции задержаны 28 человек (19 полицейских и девять гражданских). Из этих 19 полицейских — 11 сербы, семь албанцев и один босниец, как сказал Вучич. «12 задержанных — с севера, семь — с юга, и все девять гражданских лиц — это сербы из Зубин-Потока, простые граждане, которые выступили против косовской полиции близ города Вараге». В течение дня сербские СМИ B92 и RTS сообщали, что над городом Нови-Пазар показались МиГи-29 и что колонна военных автомобилей движется к границе с Косово. Все это говорит о подготовке к возможной военной интервенции к какой-то форме, однако чтобы Белград все-таки на нее решился, должно произойти нечто еще более серьезное. Конечно, нельзя исключать того, что задержанные лица действительно являются членами какой-то преступной группировки, которых в Косово немало. Правда, в таком случае эту операцию (чтобы избежать эскалации напряженности) стоило каким-то образом согласовать с Белградом, ведь связь с ним есть. Иначе все выглядит так (вне зависимости от личности (и действия) задержанных лиц), как будто совершается провокация, достаточная, чтобы нарушить спокойствие, но не более того. Косово остается чрезвычайно опасным регионом — вероятно, самым опасным на Балканах. Для безопасности всего региона было бы лучше, если бы для косовского вопроса наконец нашли решение. Кто-то скажет, что в таком случае было бы даже хорошо, если бы Белград и Приштина вступили в некий сговор, хотя в настоящий момент это звучит, скорее, как политическая теория заговора в крайне обострившейся сербской политической обстановке. Одно ясно: у Белграда и Приштины есть общие цели — в частности, вступление в Европейский союз, но не в НАТО. Косово хочет и того, и другого, однако реалистично было бы рассчитывать только на ЕС, поскольку вступление Косово в НАТО опередило вступление НАТО в Косово. Загрузка…
Загрузка…

Источник

Предыдущая новость

Сирийские послания Путина и ливанская инициатива Макрона Les Echos: на Украине лидером президентской гонки стал новичок-комедиант Все о криптовалютах Обозреватель: Саакашвили открестился от штурма Октябрьского дворца Gazeta Wyborcza: россияне не верят в победу своей сборной на ЧМ, но верят в дружбу

Последние новости