Эксперт: на севере Сирии победителями вышли Путин и Асад, но им придётся непросто

28.10.2019 1:50 0

Эксперт: на севере Сирии победителями вышли Путин и Асад, но им придётся непросто

Вывод Вашингтоном своих войск из северных районов Сирии позволил Москве и союзному ей Дамаску, которые пытались пробиться на эти территории два года, войти туда просто так, заявил в интервью Fox News директор Центра исследования и анализа Ближнего Востока Джонатан Спайер. Между тем, как полагает Спайер, быстро вернуть себе эти земли у президента Башара Асада не выйдет — ведь там ещё располагаются достаточно сильные повстанческие группировки, а кроме того, туда ещё могут вернуться США. Президент Трамп на этой неделе с гордостью сообщил о «замечательном», по его словам, итоге кампании в Сирии. В среду глава государства заявил, что режим прекращения огня, о котором Вашингтон ранее договорился с Турцией, теперь становится постоянным, и что в результате будут сняты американские санкции, наложенные на Анкару.
Между тем, Турция и Россия договорились о патрулировании границы и большей части северной Сирии — и российские войска уже вошли на территорию, которую когда-то контролировали США и союзные им курды.
Джонатан Спайер — директор Центра исследования и анализа Ближнего Востока и научный сотрудник исследовательского центра «Ближневосточный форум». Приветствуем вас! Приятно снова вас видеть.
ДЖОНАТАН СПАЙЕР, научный сотрудник «Ближневосточного форума»:Большое вам спасибо!
Итак, президент говорит о «большом успехе» — но чей это успех? Кто, наш взгляд, вышел главным победителем?
ДЖОНАТАН СПАЙЕР: Кто главный победитель? Я бы сказал, что главными победителями явно оказались, разумеется, сам президент Сирии Башар Асад, но прежде всего — российский лидер Владимир Путин, ведь ему удалось — и, говоря откровенно, так получилось из-за действий США и ухода американцев из пограничных регионов — буквально «одним махом» перебросить собственные силы и силы своего союзника Асада на территорию к востоку от реки Евфрат. Они пытались пробиться туда — и, кстати не без потерь, — два года, а теперь прошли туда просто так.
При этом Путину в известной степени удалось «приручить» турецкого президента Эрдогана — в том плане, что Эрдоган в результате переговоров с Россией теперь получил буферную зону, создания которой он добивался, или же по крайней мере её часть, в виде 120 км между Рас-эль-Айном и Эт-Телль-эль-Абьядом в результате, и теперь вместе с россиянами будет эту зону патрулировать. Одним словом, главным победителем из данной ситуации вышел, на мой взгляд, российский президент Владимир Путин.
Означает ли это, что Асад — с помощью России и, возможно, Ирана — теперь сможет раздавить своих оппонентов и добиться воссоединения страны? Или предстоит ещё много лет войны?
ДЖОНАТАН СПАЙЕР: Я думаю, что до этого ещё весьма далеко. Во-первых, в провинции Идлиб, сильно к востоку от Эвфрата, по-прежнему находятся прочно там закрепившиеся исламисты, и армию Асада ждёт там масштабная военная операция. Во-вторых, если говорить о регионе к востоку от Эвфрата, там находится много различных сил: да, там находится буферная зона, и Демократические силы Сирии, в которых доминируют курды, её покидают, но к югу от этой зоны, в провинции Дейр-эз-Зор, есть обширные территории, где до сих пор занимают доминирующее положение именно Демократические силы Сирии, которые, всё-таки, остаются заметной силой, имея численность около 100 тыс. бойцов — и режим не может просто сделать с ними всё, что ему заблагорассудится.
Кроме того, как выяснилось в минувшие сутки, несколько сумбурные сигналы даёт и Вашингтон — некоторые чиновники или же, как минимум, один чиновник не исключал, что в регионе могут остаться и американские войска для охраны нефтяных месторождений, что, в том числе, будет подразумевать и ввод туда наземных вооружённых сил США, что произойдёт впервые.
Таким образом, картина в Сирии сейчас складывается очень непонятная и сложная, однако последние несколько дней с точки зрения Асада выдались хорошими.
А вот это я не вполне понимаю — президент заявил, что мы оставим там какую-то часть войск для охраны, как он сказал, «нефти»; речь, в сущности, идёт о не осваиваемых сейчас месторождения. Однако теперь отдельные чиновники заговорили о том, что мы, возможно, даже отправим туда бронетанковые подразделения. Возможно ли вообще такое, чтобы США закрепились там надолго — и, возможно, даже стали бы разрабатывать упомянутые месторождения?
ДЖОНАТАН СПАЙЕР: Вообще, если Вашингтон захочет отправить туда силы, они у него есть. Но позвольте я отмечу кое-что, на что, на мой взгляд, недостаточно часто обращают внимание: причина, которую приводят — это охрана нефтяных месторождений от посягательств ИГ*, но важно помнить, что тяжелое вооружение для борьбы против повстанцев не используют, и против ИГ и повстанческих групп танки не применяют. Так что если кто-то действительно собирается направлять в Дейр-эз-Зор танки, это делается для возможного противостояния противнику более классическому — то есть, конечно, режиму Асада, иранцам и россиянам, эти танки будут для них сдерживающим фактором.
Таким образом, по моему мнению, важно помнить, что нефтяные месторождения и ИГ на данном этапе являются лишь предлогом; если американцы действительно туда двинутся, это будет предпринято для того, чтобы надёжно заблокировать продвижение иранцев, россиян и режима Асада. Если это всё же произойдёт, то именно с такой целью.
Дата выхода в эфир 26 октября 2019 года.
* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014. Загрузка…
Загрузка…

Источник

Предыдущая новость

Что произойдет в России в 2018 году? В музее Победы 16 января прошел вечер « Живая память», посвящённый Петру Демичеву La Estrella: холодная война лучше горячей Кредитные карты для заемщиков с плохой кредитной историей Грибаускайте: «Искандеры» угрожают половине столиц Европы

Последние новости