Польские читатели: Калининград уйдет под воду. Можно спать спокойно, всю работу выполнит природа (Interia)

26.11.2019 8:11 0

Польские читатели: Калининград уйдет под воду. Можно спать спокойно, всю работу выполнит природа (Interia)

Интервью с экспертом варшавского Центра восточных исследований Мареком Менкишаком (Marek Menkiszak). Interia: На какие стратегические цели ориентируется в сфере европейской политики Россия, и какое место занимает в них Польша? Выступает ли она в долгосрочных планах Кремля территорией, которую следует вновь включить в российскую сферу влияния? Марек Менкишак: Россия ставит перед собой в европейской политике четыре цели. Во-первых, она стремится взять под свой стратегический контроль государства постсоветского пространства (пока без стран Балтии). Это означает, что Москва не намерена терпеть в этом регионе политики, которая расходится с ее интересами, а в особенности попыток интеграции с западными структурами, которые она считает недружественными. Во-вторых, речь идет о создании буферной зоны безопасности в Центральной Европе: Россия хочет, чтобы на ее территории не было сил НАТО (а в особенности США), крупных военных объектов. В-третьих, она стремится свести к минимуму, а еще лучше полностью устранить американское (прежде всего военное) присутствие и влияния в Европе. В-четвертых, россияне хотят распространить там собственные влияния, желательно путем создания новой архитектуры безопасности, которая наделит Москву формальным или неформальным правом вето. Эти цели остаются неизменными на протяжении последних 30 лет, меняются лишь методы и инструменты, при помощи которых Россия старается их достичь. Также снижается уровень амбиций Москвы. Россияне уже много лет назад перестали надеяться, что Польша вернется в их сферу влияния. Они рассчитывают, однако, что наша страна пересмотрит свою политику, которую в Кремле считают недружественной, и станет частью упоминавшейся выше буферной зоны. — Как нам реагировать на становящийся все более активным процесс милитаризации Калининградской области? Проще говоря, стоит ли нам бояться? — Продолжающаяся милитаризация Калининградской области стала фактом. Этот процесс ускорился, когда после возвращения Путина на президентский пост в 2012 году отношения между Россией и Западом обострились. Размещенные в Калининградской области российские наступательные и оборонительные ракетные вооружения, действительно, делают обстановку в сфере польской безопасности более сложной. Однако страх — это неверная реакция. Нам следует реагировать адекватно, последовательно укрепляя наш оборонный потенциал и склоняя союзников по НАТО наращивать свое военное присутствие в Польше. Речь идет о создании надежной системы сдерживания, которая остановит Москву от агрессивных шагов в том числе в отношении нас. Следует также помнить, что Калининградскую область окружает территория Альянса, так что в случае развязывания военного конфликта она сама может сильно пострадать. — Одна из целей российской политики в Европе — ограничение американских влияний на Старом континенте. Можно ли, глядя на польско-американские отношения, констатировать, что в этой сфере Кремль понес поражение? — Да, и не только в этой сфере. Москва, собственно говоря, не смогла достичь в Европе ни одной из вышеперечисленных стратегических целей. Ей не удалось создать альтернативу НАТО, новую архитектуру безопасности. Не только Польша, но и другие страны Центральной Европы налаживают тесное сотрудничество с США в том числе в военной сфере, а союзники отправляют дополнительные силы на восточный фланг Альянса. Американцы, вопреки тому, что часто говорят, не уходят из Европы, а наращивают свое военное присутствие на нашем континенте. Москве это не нравится, поэтому она старается расшатать трансатлантические отношения. — Аннексировав Крым и развязав войну с Украиной, Россия тоже не достигла стратегической цели: она не подчинила себе Киев. Как будут развиваться отношения между двумя этими странами? Сможет ли новый украинский президент Владимир Зеленский добиться перелома? — Россия оккупирует Крым и часть Донбасса, но она лишилась шансов на то, чтобы подчинить Украину себе. Она могла бы сделать это, только устроив «большую войну», но ее Москва пока не хочет, опасаясь политических, экономических и человеческих затрат. Президент Зеленский олицетворяет новое качество в украинской политике, но я не верю, что он сможет выполнить свое обещание и завершить войну в Донбассе. Россия назначит слишком высокую цену за реинтеграцию этого региона, а та все равно окажется лишь видимостью. Думаю, Зеленский это понимает и знает, какие настроения царят в украинском обществе: оно хочет мира, но не любой ценой. — Российская агрессивная внешняя политика не принесла результатов. Изменится ли курс Кремля, а если да, то как, и чем это может обернуться для Польши? — То, что Россия не достигла своих стратегических целей, не означает, что она от них откажется. Это проблема системного и ментального свойства. Российский авторитарный режим, который мы называем путинизмом, не способен меняться. Российская политика (в том числе внешняя) не станет с нашей точки зрения лучше, пока российский режим не претерпит существенных изменений, пока на нее не престанут влиять как Владимир Путин, так и его соратники — выходцы из спецслужб. — Я бы еще хотел спросить вас о возможном уходе Путина из Кремля, а такие сигналы появляются. Как смена президента России, если она произойдет, повлияет на отношения Кремля с Западом и Варшавой? — Вопрос, что мы понимаем под «уходом Путина». В 2024 году подойдет к концу его очередной и, согласно конституции, последний президентский срок. У этой проблемы есть три решения. Во-первых, можно отменить ограничение на количество сроков. Это легко в политическом плане, но Путин станет еще больше выглядеть, как стареющий автократ. Во-вторых, можно назначить временного преемника, не обладающего такой властью и харизмой, как Путин. Однако такой шаг несет риски, а действующий российский президент все сильнее страдает политической паранойей. Третий путь кажется более реальным: это корректировка политической системы при помощи создания новой государственной должности, позволяющей Путину сохранить не только реальное влияние на руководство страной, но и формальные привилегии. Возможно, все будет так, как недавно произошло с лидером Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. В любом случае, по всей вероятности, и нынешняя авторитарная система, и состав узкой группы, которой принадлежит в России власть, останутся неизменными. Это, в свою очередь, означает, что пересмотра российской политики и положительного перелома в отношениях с Западом и Варшавой ожидать вряд ли стоит, только если, конечно, сам Запад в его современной форме не распадется и не разрушится, как того хотела бы Москва. Наша задача — делать все возможное, чтобы этот негативный сценарий никогда не стал реальностью. Комментарии читателей Tonii: Очередные специалисты по вопросу «чего хочет Россия». Где они черпают свои знания, если с Россией никто не разговаривает? Polak: Россиян удивляют американские базы в Польше? России не должно быть дела, чем мы у себя занимаемся, тем более что она начала проводить в отношении нашей страны агрессивную политику задолго до того, как вообще начались разговоры о базах США. NORBI: Пригласив янки в Польшу, мы нарушили существовавший много лет баланс сил в регионе. Реакция России предсказуема. Наши политики отмечают очередные годовщины обретения «независимости», но так ли выглядит настоящая независимость? Oczywiste: Этого и добиваются наши боссы из НАТО: они хотят втянуть Россию в гонку вооружений. А то, что это представляет опасность для Польши, в играх сильных мира сего не учитывается. Albert: Россия делает то, что она делала и сто лет назад: укрепляет оборону. На наиболее выдвинутых к западу территориях она создает милитаризованные зоны, задача которых — остановить войска неприятеля. Ее действия не удивляют, ведь она сталкивалась с Наполеоном и Гитлером. Drazak: Все, кто недооценивал Россию, за это поплатился. Вместо того чтобы играть жалкими мускулами и рассчитывать на помощь США и НАТО, нам бы следовало наладить с Россией и россиянами нормальные политические и экономические отношения. Xxx: Опыт отношений с Россией у нас негативный, поэтому я бы не рассчитывал на особое сотрудничество. Россияне быстро переходят от сотрудничества к доминированию, так что Польше следует сохранять осторожность. Объем нашего товарооборота невелик, поэтому сильных козырей у россиян нет. Будущее поляков связано с Западом. Я думаю, так и останется, ведь Россия ассоциируется у нас с бедностью, отсутствием демократии и права на самоопределение. Zawer: А зачем России этот «загнивающий» Запад? Кому она тогда будет продавать нефть и газ, где будет покупать мерседесы? Здесь, пожалуй, смысл в том, чтобы гнаться за кроликом, но не догнать его. Enter: Калининград со всей областью через несколько лет, когда поднимется уровень моря, уйдет под воду. Процесс уже идет, достаточно взглянуть на соответствующие карты. Русским придется бежать оттуда в Сибирь. Так что мы можем спать спокойно, природа свою работу выполнит. Загрузка…
Загрузка…

Источник

Предыдущая новость

На потолке станции метро «Новопеределкино» появились «Московские» узоры Американский аналитик: в противостоянии с Россией и Китаем США нужны разные подходы Экс-глава британской разведки: мир вновь вступил в эпоху соперничества великих держав Россия-США: геополитическая конкуренция обострилась УП: российских судей обвинили в «аннексии Крыма»

Последние новости