• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Как ТРСК изменит геополитические балансы в Восточном Средиземноморье (Anadolu)

26.12.2019 5:55 0

Как ТРСК изменит геополитические балансы в Восточном Средиземноморье (Anadolu)

На протяжении всей истории Восточное Средиземноморье было критически и стратегически важным регионом с точки зрения средиземноморской торговли. В силу этой особенности прежде всего Кипр находился под властью разных игроков, но никогда не утрачивал своего стратегического значения. Восточное Средиземноморье в целом и Кипр в частности не только не потеряли своего значения, но стали даже еще важнее, начиная с 2000-х годов, когда в дело вступили энергетические ресурсы, и при этом взрывоопаснее. Учитывая, что, по имеющимся оценкам, объем разведанных запасов природного газа в мире составляет 196 триллионов кубометров, можно сказать, что около 5% от этого количества, а именно — примерно 9,8 триллиона кубометров природного газа, находится в Восточном Средиземноморье. Из них 3,6 триллиона кубометров, согласно исследованиям Американской геологической службы, содержатся в Левантийском бассейне, а 6,3 триллиона кубометров — в дельте Нила. Этот энергетический потенциал существенно повысил геополитическое значение региона и интерес к нему не только со стороны региональных государств, но и в то же время международных компаний, глобальных игроков. В этом контексте геополитическую ситуацию в регионе можно оценить с точки зрения кипрской проблемы, международного права и энергетической безопасности. Что касается кипрского измерения, в то время как наличие энергоресурсов должно быть мотивацией, способствующей решению проблемы острова, как фактор, повышающий его общее благосостояние, это обстоятельство стало еще одним новым звеном проблемы. Несмотря на усилия и призывы Турции и Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК) в направлении построения сотрудничества на разных платформах, греческая администрация Южного Кипра прежде всего под влиянием Европейского союза (ЕС) и Греции настаивает на том, что решение проблемы зашло в тупик, и продолжает делать ходы от имени всего острова, игнорируя права ТРСК и кипрских турок. Если посмотреть с точки зрения международного права, то независимо от кипрского измерения греческая администрация Южного Кипра опять же продолжает действовать в одностороннем порядке. Кроме того, Греция и греческая администрация Южного Кипра совместно с ЕС и некоторыми международными силами пытаются делать определенные шаги в Восточно-Средиземноморском бассейне, совершенно не считаясь с Турцией и ТРСК. При этом Греция и греческая администрация Южного Кипра, обосновывающие свою политику международной Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, пренебрегают ее принципами, связанными с определением юрисдикции на основе справедливости, с учетом интересов всех прибрежных государств, игнорируют существование и права ТРСК, стремятся максимально ограничить юрисдикцию Турции, которая обладает самым длинным побережьем в Восточном Средиземноморье. Помимо этого, они пытаются привлечь государства — члены ЕС или международные энергетические компании других стран особенно в тех зонах, где интересы сталкиваются, и, выдавая так называемые разрешения на поисковые работы, стараются столкнуть лбами Турцию и эти страны. В этом процессе греческая администрация Южного Кипра, пытаясь легитимировать свои претензии или поставить Турцию перед свершившимся фактом и тем самым осложнить ее положение, заключила соглашения об исключительных экономических зонах с Египтом и Израилем. Турция в ответ на эти действия, конечно, проводит политику, ориентированную на защиту своих прав и прав ТРСК как с точки зрения международного права, так и с дипломатической, военной точек зрения. Один из недавних внешнеполитических ходов в этом направлении был связан с энергетической безопасностью, которая образует третье измерение проблемы. Недавно Ассоциация энергетической экономики Турции совместно с Ближневосточным техническим университетом Турции провели «Первый Восточно-Средиземноморский международный энергетический симпозиум». На этом симпозиуме министр экономики и энергетики ТРСК Хасан Тачой (Hasan Taçoy) озвучил идею создания газопровода между Турцией и ТРСК и отметил, что этот трубопровод сможет передавать природный газ из Турции в ТРСК в 2025 году. Наряду с тем, что этот газопровод может быть протянут по маршруту водопровода, проложенного между ТРСК и Турцией, и иметь протяженность 80 километров, его важнейшей особенностью, на которую нужно обратить внимание, является то, что этот газопровод будет двунаправленным. Помимо передачи газа из Турции в ТРСК, по этой линии можно будет также поставлять природный газ, обнаруженный в Восточном Средиземноморье, как в Турцию, так и на западные рынки. И это фактор, который изменит геополитику региона. На данном этапе главный вопрос заключается в том, как этот проект повлияет на геополитику Восточного Средиземноморья. Прежде всего проект трубопровода между Турцией и ТРСК, судя по всему, станет серьезной альтернативой проекту Восточно-Средиземноморского газопровода (Eastern Mediterranean, EastMed), продвигаемому греческой администрацией Южного Кипра. EastMed — это проект строительства газопровода длиной 1,9 тысячи километров, который протянется из Израиля сначала в Грецию, а затем в Италию. В качестве основной цели этого проекта можно назвать содействие энергетической безопасности Европы за счет создания нового маршрута импорта энергоресурсов и передачи по этой линии израильского газа и предполагаемого природного газа Восточного Средиземноморья, уменьшение в определенной степени зависимости ЕС прежде всего от России благодаря обеспечению возможности для диверсификации. В то время как предполагаемая пропускная способность этой линии — 16 миллиардов кубометров в год, ее стоимость еще до достижения итальянского рынка оценивается примерно в 25 миллиардов долларов. Проект подвергается критике в силу чрезмерной протяженности и дороговизны трубопровода. Ведь в наши дни одной из важных составляющих энергетической безопасности является безопасность энергетических маршрутов. Кроме того, проект не кажется экономически осуществимым даже с подключением египетского газа. К тому же также озвучивается точка зрения о том, что Греция использует этот проект для блефа, желая добиться исключения Болгарии из проекта «Турецкий поток», обеспечить себе участие в этом проекте и убедить в этом Россию и Турцию. Однако важнейшие проблемы, связанные с проектом EastMed, заключаются прежде всего в его высокой стоимости, а также отсутствии на сегодняшний день реального газа, способного покрыть эти затраты. В этой связи проект газопровода протяженностью 80 километров, который предполагается построить между Турцией и ТРСК, очевидно, будет гораздо более безопасным и дешевым маршрутом. Безопасная и дешевая линия На самом деле это не единственный случай, когда Турция является намного более безопасной и дешевой альтернативой, даже в одной только этой сфере. В качестве другого похожего примера выступает проект «Южный поток», строительство которого началось в 2012 году. Этот проект отменился из-за возросшей стоимости на фоне санкций, введенных ЕС в отношении России в результате оккупации русскими Крыма в 2014 году. С принятием Третьего энергетического пакета в 2009 году ЕС в целом хотел диверсифицировать источники получения энергоресурсов и в частности избавиться от рисков, порождаемых энергетической зависимостью от России, и с этой целью не допустить, чтобы один поставщик энергоресурсов работал сразу с несколькими рынками. Таким образом, ЕС фактически выступил как против российского проекта «Южный поток», так и в этой связи против заключения Россией двусторонних соглашений с государствами — членами ЕС. Россия, которой такая позиция ЕС во многом ограничила простор для действий, предложила альтернативу проекту «Южный поток». И с заявлением Путина от 25 мая 2014 года «мы проведем „Южный поток" через страну, которая не входит в ЕС» на повестке дня возник проект «Турецкий поток», который будет проходить на территорию ЕС через Турцию. Кроме того, выбор Турции в качестве маршрута для такой линии понизил затраты на трубопровод по сравнению с проектом «Южный поток» в силу меньшей протяженности и сделал проект более осуществимым. В этом смысле только на морском маршруте Россия сэкономит десять миллиардов долларов. Такая ситуация даст важные преимущества стране-производителю. То же самое можно сказать относительно передачи энергоресурсов Восточного Средиземноморья на западные рынки. Прежде всего, чтобы проект EastMed стал предпочтительной альтернативой для производителей, он должен быть более подходящим вариантом, чем имеющиеся в регионе возможности, метод СПГ и прокладка трубопровода в Турцию. А это в данный момент, особенно если учесть, что ожидаемый природный газ пока недоступен, не представляется возможным. Проект двунаправленного газопровода между Турцией и Кипром в очередной раз показал, что Турция в силу своего геополитического положения является одним из самых идеальных, безопасных и подходящих маршрутов для обеспечения энергетической безопасности ЕС. Есть еще один важный эффект от проекта газопровода Турция — ТРСК для региональной геополитики: он способен собрать за столом переговоров прибрежные государства Восточного Средиземноморья, то есть расчистить путь к сотрудничеству. Отсутствие проблем с обеспечением безопасности трубопровода протяженностью 80 километров и его невысокая стоимость имеют решающее значение с точки зрения стран-производителей в регионе. Альтернативы такого рода являются ходами, способными в очередной раз напомнить о положении и роли Турции в регионе, способствовать исправлению такой ошибки, как проведение без участия Турции и ТРСК встреч, касающихся всего бассейна, на которых страны должны вместе принимать решения, подобно Восточно-Средиземноморскому энергетическому форуму. Особенно тот факт, что Греция и греческая администрация Южного Кипра продолжают занимать ту же позицию относительно разграничения зон юрисдикции в регионе и, что еще более трагично, получают в этом направленном на изоляцию Турции вопросе поддержку ЕС, который строит свою внешнюю политику на основе сотрудничества и мягкой силы, претендует на роль поборника либеральных ценностей, является важнейшим препятствием на пути к сотрудничеству в регионе. Позиция Греции и греческой администрации Южного Кипра, которая противоречит международному праву, может измениться под влиянием таких альтернативных шагов, как проект газопровода Турция — ТРСК, или по крайней мере утратить свое влияние и не препятствовать сотрудничеству с производителями в регионе. Этот проект в то же время означает поддержку ТРСК Последним измерением, которое следует рассмотреть в связи с этой темой, являются отношения Турции и ТРСК. Этот газопровод важен и с той точки зрения, что он демонстрирует масштаб отношений между Турцией и ТРСК и поддержку ТРСК со стороны Турции. Строительство водопровода через Средиземное море, затем заявление премьер-министра ТРСК Эрсина Татара (Ersin Tatar) о том, что рассматривается вопрос о закупках электроэнергии из Турции по специальной электрической сети, и, наконец, проект двунаправленного газопровода необходимо воспринимать как сигнал о том, что поддержка ТРСК со стороны Турции на правах гаранта будет продолжаться. В этом вопросе Турция прежде всего проводит политику в направлении защиты собственной энергетической безопасности и своих прав, вытекающих из международного права, и в то же время на правах гаранта защищает права турок-киприотов в ответ на односторонние инициативы, которые предпринимает особенно греческая администрация Южного Кипра, игнорируя ТРСК. Данный проект трубопровода также выступает как один из важнейших показателей этой поддержки. Примерно одновременно с объявлением о проекте двунаправленного газопровода, который планируется построить между Турцией и ТРСК, стало известно о ходе, еще более усилившем эффекты этой инициативы и способном кардинально изменить геополитику Восточного Средиземноморья. Турция и Правительство национального согласия Ливии подписали меморандум о разграничении морских зон юрисдикции. Это, с одной стороны, повлияет на позицию Греции, которая объявила о так называемой исключительной экономической зоне, полностью пренебрегая суверенными правами Турции, и в то же время заставит такие государства, как Израиль, Египет, что реализуют инициативы наподобие Восточно-Средиземноморской энергетической платформы в обход Турции и ТРСК, пересмотреть свое отношение. Учитывая действия, которые пытаются предпринимать в Средиземном море Израиль, Египет, греческая администрация Южного Кипра и Греция при игнорировании своих соседей, подписание данного меморандума с Ливией в очередной раз показало, что уравнение в Средиземноморском бассейне невозможно построить без участия других прибрежных государств. Таким образом, говоря об энергетической безопасности Восточного Средиземноморья, кипрской проблеме и определении границ юрисдикции прибрежных государств региона необходимо рассматривать бассейн как единое целое и руководствоваться принципом справедливости в рамках обширного сотрудничества в том числе при участии Турции и ТРСК. Основной критерий здесь — политическая воля, и необходимо подчеркивать, что решение может быть найдено при проявлении политической воли от макро- до микроуровня, от ЕС до Греции и греческой администрации Южного Кипра, и при участии в усилиях по построению сотрудничества, предпринимаемых Турцией и ТРСК на разных платформах. Идея газопровода Турция — ТРСК представляет собой ход, который опять же может создать условия для сотрудничества в Восточно-Средиземноморском бассейне. Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

На западе Москвы началось осеннее озеленение Герпетологи МГУ обнаружили в пещерах Таиланда лягушку из ранее неизвестного рода Clarín: Лионель Месси рассказал в Москве о впечатлениях от нового мяча Встав на путь мести, вырой две могилы: СМИ США указали на последствия зависимости от санкций В Москве с 20 августа начнется бесплатная вакцинация от гриппа

Последние новости