• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Обмен угрозами между США и Ираном: возможен ли открытый вооруженный конфликт?

05.01.2020 19:42 0

Обмен угрозами между США и Ираном: возможен ли открытый вооруженный конфликт?

События вокруг убийства иранского генерала Касема Сулеймани, ликвидированного в ходе ракетного удара США в районе аэропорта Багдада в ночь на 3 января, раскручиваются во все более опасную спираль взаимных угроз и обвинений между Соединенными Штатами и Ираном. В ответ на обещание «возмездия» со стороны иранских лидеров президент США Трамп уже обещал нанести удар по 52 важнейшим культурным и историческим объектам Ирана — число 52 было выбрано потому, что именно столько американских заложников попали в руки иранцев в начале исламской революции в Иране в 1979 году. Со стороны Тегерана также звучит опасная риторика. Неминуемая расплата за убийство Сулеймани была обещана и духовным лидером Ирана Али Хаменеи, и президентом ИРИ Роухани, и Высшим советом национальной безопасности Исламской республики Иран. Трамп предпочел ответить им своим личным сообщением в социальных сетях: «США только что потратили два триллиона долларов на военное оборудование. Если Иран атакует американскую базу или любого американца, мы отправим что-то из этого совершенного нового, прекрасного вооружения в их сторону без промедления», — заявил Президент Соединенных Штатов Америки. ПРЕДЫСТОРИЯ: РАКЕТНЫЙ УДАР США И РЕАКЦИЯ В МИРЕ Напомним, что вызвало раскрутку этой опаснейшей спирали. В ночь на 3 января генерал Касем Сулеймани, глава специального подразделения «Кудс» иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР), в задачи которого входят военная разведка и спецоперации за пределами Ирана, был убит в результате авиаудара США в районе багдадского аэропорта. Вместе с ним погибли и несколько высокопоставленных иранских и иракских военных, в том числе и заместитель главы шиитского ополчения Ирака Абу Махди аль-Мухандис. Согласно специальному заявлению Пентагона, ракетный удар был нанесен по личному приказу президента Д. Трампа. В заявлении Пентагона также подчеркивается, что генерал Сулеймани активно разрабатывал «планы нападения на американских дипломатов и военнослужащих в Ираке и ряде других стран». Во время пресс-конференции 3 января президент Д.Трамп прокомментировал отданный им приказ следующим образом: «Мы не действовали с целью начать войну. Мы действовали с целью прекратить войну». При этом глава Белого дома назвал Касема Сулеймани «террористом номер один» и добавил, что «то, что мы сделали вчера ночью, следовало сделать уже давно». Напомним: Соединенные Штаты в прошлом году объявили Корпус стражей исламской революции (КСИР) террористической организацией и включили его в соответствующий реестр. Иранская сторона резко отреагировала на произошедшее нападение, назвав его «актом международного терроризма со стороны США». Верховный лидер Иранской республики аятолла Али Хаменеи пригрозил ответственным за ликвидацию Сулеймани «суровой местью». Верховный совет национальной безопасности Ирана в своем обращении назвал убийство главы «Кудс» «величайшей стратегической ошибкой США». Обращает на себя внимание заявление главы МИД Ирана Джавада Зарифа, в котором он отметил, что этот шаг США является «глупой эскалацией», так как генерал Сулеймани, представляя шиитский Иран, как раз боролся с террористическими организациями суннитского толка, включая так называемое «Исламское государство»* и «Аль-Каиду»** (террористические организации, запрещены в России — прим. ред.). Действительно, считается, что, несмотря на взятый Вашингтоном много лет назад курс на жёсткое сдерживание Ирана, Пентагону до этого удавалось договариваться с Сулеймани по тем или иным вопросам, в которых интересы сторон совпадали. Генерал Касем Сулеймани являлся практически легендарной фигурой на Ближнем Востоке, человеком, который держал в своих руках множество нитей в регионе и пользовался непререкаемым авторитетом не только в Иране. Во время операции «Возмездие» в Сирии, например, он лично координировал военные действия иранских и сирийских военнослужащих. Спикер парламента Ирака Махаммад аль-Хальбуси заявил в пятницу, что авиаудар США является грубым нарушением суверенитета Ирака и ряда международных соглашений. А также особо отметил, что его страна не должна быть «полем битвы или стороной в каком-либо региональном или международном конфликте». Аль-Хальбуси также обратился к правительству Ирака с призывом предпринять необходимые действия, чтобы остановить «подобные нападения». Глава переходного правительства Ирака Адель Абдаль-Махди обвинил Вашингтон в нарушении условий присутствия американского контингента в Ираке. «Жестко осуждаем действия американской администрации по убийству Сулеймани и Мухандиса… Подобные операции по ликвидации командиров из Ирака и других братских стран являются грубым нарушением суверенитета Ирака», — заявил он. РЕАКЦИЯ В США: «ВОЙНА СЛОВ» ПРОТИВ ТРАМПА В рядах вашингтонского истеблишмента сейчас нет единства в отношении произошедшего. Противники Д.Трампа (прежде всего в либеральном крыле Демократической партии США) воспользовались ситуацией для критики действующего президента, хотя и до Трампа президенты-демократы тоже отдавали подобные приказы о «нацеленных смертельных ударах» на территории Ближнем Востоке, в Пакистане и Афганистане. Так, спикер палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси заявила, что действия президента Трампа — это провокация, которая подвергает опасности жизнь военнослужащих, дипломатов и других американских граждан в регионе. Бывший вице-президент США Джо Байден сравнил приказ, отданный Трампом, с попыткой «засунуть динамитный запал в бочку пороха». ЧТО С ЯДЕРНЫМ СОГЛАШЕНИЕМ ПО ИРАНУ? У Дональда Трампа с Тегераном старые счеты. Еще до своей инаугурации президент США неоднократно обвинял Иран в попытках продолжить свою ядерную программу, несмотря на ограничения, накладываемые на ИРИ Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД), для простоты называемым ядерным соглашением по Ирану. Этот документ был подписан по итогам тяжелейшего переговорного процесса, растянувшегося на целых 10 лет. Гарантами так называемой «ядерной сделки» выступили Россия, США, Германия, Франция, Великобритания и Китай. Согласно соглашению, Иран взял на себя обязательство хранить на территории страны не более 2% своего обогащенного урана (это около 300 килограммов), сократить количество используемых центрифуг с 20 до 5 тысяч единиц и не производить обогащенный уран, пригодный для создания ядерного заряда. А также не препятствовать проведению мониторинга инспекторами Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Взамен Соединенные Штаты и Евросоюз сняли часть своих санкций с Ирана, предоставив последнему возможность реализовывать свою нефть на международном рынке и доступ к глобальной финансовой системе. Были разморожены и счета иранского правительства в зарубежных банках на общую сумму свыше 100 миллиардов долларов. В мае 2018 года США в одностороннем порядке вышли из ядерного соглашения, которое Трамп назвал «худшей сделкой в истории». Американского президента категорически не устраивало то, что программа по созданию баллистических ракет-носителей не рассматривается как часть ядерной программы Ирана, а поэтому не подпадает под действие данного соглашения. Трамп также настаивал на том, что должны быть в принципе отменены предельные сроки, ограничивающие возможность проведения Тегераном любых исследований в рамках ядерной программы. Кроме того, Трампа не устраивало, что данное соглашение никак не ограничивает региональную активность Ирана на Ближнем Востоке, в том числе поддержку им деятельности ливанской партии «Хезболла», выражающей интересы ливанцев-шиитов, повстанцев-хуситов в Йемене и президента Башара Асада в Сирии. А также растущее иранское влияние в Ираке, за свержение режима Саддама Хусейна в котором США заплатили жизнью нескольких тысяч американских солдат. Трамп считал и продолжает считать Иран «главным спонсором терроризма на Ближнем Востоке». Действия США по одностороннему выходу из ядерного соглашения резко осудили и РФ, и европейские союзники. Россия, как и европейские страны-гаранты, выступающие в поддержку сохранения любой ценой ядерного соглашения с Ираном, исходит из того, что данное соглашение — это не средство для разрушения ядерной программы Исламской Республики Иран. Таких иллюзий с самого начала ни у кого не было. Речь шла только о возможности эту программу затормозить. Стоит отметить также, что очередная проверка инспекторов МАГАТЭ, проведённая накануне выхода Соединенных Штатов из соглашения, никаких нарушений в ходе мониторинга не выявила. Евросоюз и Россию беспокоит и то, что, помимо соображений безопасности, за действиями Трампа по одностороннему выходу из «ядерной сделки» стояли и интересы экономического порядка, а именно желание Белого дома защитить американский рынок от конкуренции с европейскими компаниями. За выходом Вашингтона из соглашения последовали его санкции в отношении банковского и нефтяного секторов иранской экономики, а также всех торговых операций Тегерана. При этом американцы решили убить одним выстрелом двух зайцев, оказывая давление на европейские компании за любое экономическое сотрудничество с Ираном и препятствуя действиям Ирана на любых внешних рынках. Со стороны Трампа прозвучало даже предложение европейцам «обменять» соблюдение санкций на отмену введенных США пошлин на ввоз изделий из стали (25%) и алюминия (10%), которые Вашингтон ввел в марте 2018 года. Как заявил тогда Д.Трамп, пошлины были введены исключительно «в целях защиты нашей сталелитейной и алюминиевой промышленности от несправедливых действий Евросоюза». КОНЕЦ КОЛЛЕКТИВНОЙ ДИПЛОМАТИИ Между тем, односторонний выход США из ядерного соглашения по Ирану — это гораздо больше, чем проявление изоляционистского курса Вашингтона. Этот шаг стал концом эпохи коллективной дипломатии в Европе как основополагающей идеи всего послевоенного миропорядка. Так называемая «ядерная сделка» стала своего рода памятником эпохе классической дипломатии. Попыткой путем коллективных усилий и изматывающих многолетних переговоров удержать целый регион, балансирующий в шаге от глобальной катастрофы. Идея коллективной дипломатии в разные времена принимала разные формы, однако до президента Трампа сама ценность этой идеи не подвергалась сомнению. Белый дом своим односторонним решением о выходе из ядерного соглашения по Ирану превратил иллюзию мирового порядка в мировой беспорядок. Основной характеристикой современного мира становится его непредсказуемость. Увеличился не только список угроз, возросло и количество участников мировой политики, действия игроков стало сложнее контролировать. Снова возник старый-новый феномен международных отношений — привычка угрожать друг другу ультиматумами. Который всё чаще проявляется и во внешней политике Соединенных Штатов. КАКИЕ СООБРАЖЕНИЯ МОГЛИ СТОЯТЬ ЗА РАКЕТНОЙ АТАКОЙ США На первый взгляд, приказ президента Трампа о ликвидации генерала Сулеймани выглядит довольно нерациональным. Его можно рассматривать как жесткую реакцию на акцию протеста у американского посольства в Багдаде 31 декабря прошлого года. Протестующие выступали тогда против обстрела американскими ВВС позиций шиитской организации «Катаиб Хезболлах» в Ираке. Возможно, за ракетным ударом по аэропорту Багдада стоит желание президента Трампа и его сторонников спровоцировать Тегеран на асимметричные ответные действия, которые закроют вопрос о снятии с последнего санкций, который мог бы быть рассмотрен на международном уровне в этом году. При любом раскладе в действиях Дональда Трампа очевидно просматривается желание набрать побольше очков в своей предвыборной компании. Такой жесткий ответ, последовавший за нападением на посольство США в Багдаде, должен продемонстрировать Америке и всему миру, что президент, находящийся под импичментом, никоим образом не является хромой уткой. И способен защитить интересы американских граждан. Пока что, однако, эффект получился противоположным: слушания по импичменту не прерываются, а новые обвинения в адрес президента возникают каждый день. Так, телекомпания Си-Эн-Эн напоминает о том, что Трамп в свое время как раз обещал избавить США от войн на Ближнем Востоке, а не начать новый конфликт с Ираном; бывший советник президента Обамы по национальной безопасности Сьюзен Райс на страницах «Нью-Йорк таймс» пишет о «тяжких последствиях решения Трампа по поводу Сулеймани». «Одно утверждение можно сделать с уверенностью: жизнь граждан США в результате этой акции не стала более безопасной. Американцам стоит теперь подготовиться к войне с Ираном. Полномасштабный конфликт не является неизбежностью, но его возможность сегодня выше, чем в любой период за истекшие несколько десятилетий». Как бы то ни было, глобальной целью Трампа является подрыв влияния Ирана и разрушение про-иранской оси в регионе. Однако цена такого шага — дестабилизация всего региона Ближнего и Среднего Востока, обстановка в котором накалилась до предела. Для Соединенных Штатов резко возрастает риск террористической угрозы как для территории страны, так и для американских граждан за рубежом. ПОЗИЦИЯ ЕВРОПЫ То же самое относится и к Европе, которой, вероятно, придется столкнуться и с новым потоком беженцев со всего Ближнего Востока. Представители правительств стран ЕС в основном довольно сдержанно прокомментировали произошедшее. Так, госсекретарь по европейским делам МИД Франции Амели де Моншален заявила в интервью радиостанции RTL, что «когда происходят такие ситуации, эскалация начинает идти полным ходом». «Мы прежде всего хотим дезэскалации и стабильности», добавила представительница Франции. Более резкий комментарий последовал от заместителя официального представителя правительства Германии Ульрике Деммер. Она отметила, что «действия США стали реакцией на ряд военных провокаций, ответственность за которые несет Иран», а также заявила, что региональная активность последнего также «крайне беспокоит Германию». В ответ официальный представитель МИД Ирана Аббас Мусави заявил, что в таком случае Иран считает подобную позицию правительства ФРГ «в какой-то степени соучастием в действиях» США. Представитель германского МИД Кристофер Бургер дал более сдержанную оценку произошедшему, отметив, что у Берлина есть дипломатические отношения и каналы диалога с Ираном, так что Берлин задействует их в полном объеме для переговорного процесса со всеми участниками ситуации. Глава МИД Великобритании Доминик Рааб в свою очередь отметил, что Великобритания «всегда признавала угрозу агрессии со стороны „Кудс" и его главы Касема Сулеймани». Но при этом он призвал все стороны к деэскалации, поскольку дальнейший конфликт не отвечает ничьим интересам. ПОЗИЦИЯ РОССИИ Автоматически осложняется обстановка и для российского военного контингента в Сирии. Во время состоявшегося по инициативе французской стороны 3 января телефонного разговора между президентом России Владимиром Путиным и президентом Франции Эммануэлем Макроном стороны высказали озабоченность в связи с гибелью генерала Сулеймани в результате ракетного удара США по аэропорту Багдада. Было констатировано, что произошедшее может «серьезно обострить ситуацию в регионе». Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил 3 января, что «убийство генерала Сулеймани ведет к новому витку эскалации на Ближнем Востоке». Специальный представитель МИД РФ Мария Захарова в эфире телеканала «Россия-24» подчеркнула, что «уничтожение представителя правительства суверенного государства, официального лица, без соотношения этих действия с какой-либо правовой основой» — это «чрезвычайно важное обстоятельно, которое выводит всю ситуацию в совершенно иную плоскость». Захарова также обратила внимание на то, что проект заявления с осуждением нападения на посольство США в Багдаде не был внесен на Совбез ООН согласно существующей процедуре до нанесения ракетного удара в районе аэропорта Багдада. «Что полностью укладывается во внешнеполитическую стратегию Трампа „Америка прежде всего" — сначала свои интересы, а уж потом реакция международного сообщества», — сыронизировала представитель МИД РФ. ВОЗМОЖНЫЙ ОТВЕТ ИРАНА Каков возможный ответ со стороны официального Тегерана? Во-первых, и это крайне неприятный вариант, отказ от всех договоренностей в рамках иранской ядерной программы, активация баллистической ракетной программы и экстренное возобновление обогащения урана до запрещенного уровня. В мае 2018 года, после одностороннего выхода США из ядерного соглашения президент Ирана Хасан Роухани уже предупреждал Соединенные Штаты о том, что они «пожалеют о своем шаге как никогда раньше за всю историю». Иран также может в качестве одной из мер возмездия перекрыть для свободного судоходства Ормузский пролив. В наиболее уязвимой ситуации сейчас оказывается Ирак. В условиях определенного вакуума власти после отставки премьер-министра страны Адиля Абдул-Махди и масштабных народных волнений Ирак открыт для иранского влияния. Багдад становится сейчас разменной картой в противостоянии Ирана и США, которые после своего ухода из Ирака очевидно собираются вернуть себе контроль над ситуацией в этой стране. Однако этот камбэк Белого дома подвергает опасности стабильность всего региона. В качестве акта возмездия Иран может предпринять и акции в Сирии, Йемене, Ливане — во всех этих странах у Ирана достаточно влияния. В любом случае ответные шаги со стороны Тегерана обязательно последуют, иначе Иран не сможет сохранить лицо, а значит, и удержать свое влияние на регион в целом. Приказ о ликвидации К.Сулеймани стал шагом к новой реальности, гораздо менее безопасной. Однако к крупномасштабному открытому вооруженному конфликту совершенно очевидно не готовы сейчас ни Иран, ни Соединенные Штаты. *террористическая организация, запрещена в РФ **террористическая организация, запрещена в РФ Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Корреспондент: Украина не смогла продать крымское судно Норд — во второй раз La Croix: воровство подрывает доверие украинцев к институтам власти Süddeutsche Zeitung критикует российские власти за «цензуру» памяти о блокаде Ленинграда Sohu: Евросоюз может отнять мировое лидерство у США На Западе Москвы заменили более 90 лифтов в 2018 году

Последние новости