• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Times: «сбивающая с толку позиция» — при Трампе США всё больше тратят на армию, но всё реже лезут в бой

06.01.2020 4:10 0

Times: «сбивающая с толку позиция» — при Трампе США всё больше тратят на армию, но всё реже лезут в бой

Современные американские власти продолжают идти курсом, заданным ещё Бараком Обамой, и постепенно отказываться от роли «мирового жандарма», пишет The Times. Но хотя США в эпоху Дональда Трампа стремятся к большей изоляции и избегают прямых военных интервенций, они с каждым годом лишь увеличивают траты на свои Вооружённые силы, отмечает издание. Предупреждение Америки предвещало несчастье: трансатлантическому альянсу грозит «туманное или даже мрачное будущее». Европейцы должны платить больше за свою оборону или «США предпочтут действовать в своих личных интересах». Как ни странно, приведённые выше слова — не речь Дональда Трампа на встрече с его сторонниками. С таким заявлением на саммите в Брюсселе в 2011 году выступал Роберт Гейтс, который возглавлял Пентагон при Джордже Буше—младшем и сохранил свой пост при Бараке Обаме, пишет The Times. Несмотря на смену приоритетов при президенте Трампе с его подходом «Америка превыше всего», двойственное отношение США к своему участию в глобальных процессах стало очевидным ещё в начале десятилетия. Многие союзники воспринимают это как отказ страны от роли «мирового жандарма», отмечает издание. При этом Трамп постоянно увеличивал оборонный бюджет с тех пор, как он оказался в Белом доме. В 2020 году США планируют потратить на Вооружённые силы, в том числе на новые независимые Космические войска, $738 млрд. «Из-за непредсказуемых лет правления Трампа Америка входит в 2020 год, занимая сбивающую с толку позицию. Она всё больше и больше тратит на крупнейшие в мире вооружённые силы, но всё более неохотно применяет их на практике», — подчёркивает The Times. «Происходит то, что некоторые считают отказом Америки от обязанностей. Другие видят в этом попытку реорганизовать эти обязанность и более справедливо разделить их с нашими союзниками», — считает консервативный экономист Ирвин Стелцер Неоконсерватизм, получивший большое влияние после теракта 11 сентября 2001 года, поддерживал использование американской военной мощи для «распространения демократии за рубежом». Но в уходящем десятилетии эта «большая идея» была по-своему отвергнута и Обамой, и Трампом. «Обама чувствовал себя обременённым, как он считал, неприглядной историей Америки. Помните, как он отправился на турне покаяния, чтобы извиниться за всё, что мы никогда не делали? Трамп не чувствует подобного бремени. Он просто считает, что нас надули. Но оба пришли к выводу, что нам необходимо пересмотреть обязанность США», — рассуждает Стелцер. Под «турне покаяния» Стелцер подразумевает речи, с которыми Обама выступал в начале своего президентства на Ближнем Востоке и в Европе. Таким образом он надеялся восстановить доверие к США после войны в Ираке и обнародования сведений о пытках над военными заключёнными. В действительности Обама ни за что не каялся. Но он признавал «высокомерие» Америки, говорил о её нелёгкой борьбе с собственными «тёмными периодами» истории, включая рабство и сегрегацию, и призывал к обновлению отношений США с мусульманским миром, поясняет издание. Затем последовало лишь одно крупное зарубежное американское вмешательство — в Ливию в 2011 году. В военном отношении это был «оглушительный успех». Большая международная коалиция, поддерживаемая резолюцией ООН, «свергла диктатора, который стал причиной гибели сотен американцев». Эта интервенция, вероятно, «предотвратила тысячи смертей в гражданской войне», полагает The Times. Но, как и в Ираке, строительство государства в Ливии провалилось, в результате чего страна погрузилась в «кровавый хаос». У Америки «полностью пропало охота к новым зарубежным авантюрам», обращает внимание издание. В 2012 году после начала гражданской войны в Сирии Обама дал ясно понять, что США применят силу, если «режим Асада» использует химическое оружие. Но на следующий год он отказался от своих обещаний, «несмотря на опустошительную газовую атаку в пригороде Дамаска». Европейские союзники не спешили поддерживать Вашингтон. Республиканцы в конгрессе пригрозили оспорить американское вмешательство в сирийский конфликт. Всё это вкупе с «маячившей тенью Ирака» повлияло на решение Обамы. «Честно говоря, я верю в лидерство США. Я думаю, нам необходимо быть лидерами. Я думаю, мир зависит от нашего руководства со времён Второй мировой», — говорит Леон Панетта, который возглавлял Пентагон при Обаме, но подал в отставку за несколько месяцев до «судьбоносного решения не атаковать Асада». По мнению Панетты, из-за сочетания двух факторов — нежелания НАТО взять на себя более широкую глобальную роль и национализма Трампа, — США сдают международную арену своим соперникам. «Нет никаких сомнений, что Россия и Китай пользуются вакуумом лидерства в мире. И, на мой взгляд, единственный ответ Китаю и, конечно, России — создать сильные альянсы среди стран, имеющих общие ценности, — рассуждает экс-глава Пентагона. — Если нам это не удастся, то мы не будем справляться с авторитарными государствами в целом» Трамп часто говорит, что он вернёт домой американские войска из Афганистана, Ирака и Сирии. Но пока ему не удалось выполнить обещание в полной мере, подчёркивает The Times. Он предпринял самую серьёзную попытку в октябре, когда объявил, что выводит все 1000 американских военнослужащих из северной Сирии после телефонного звонка с президентом Эрдоганом. В итоге Турции смогла вторгнуться в регион и напасть на курдов, которые обратились за помощью к силам «режима Асада». Тем не менее президентство Трампа не привело к «полноценному глобальному отступлению», которое видятся некоторым. Численность войск в Афганистане с 2016 года возросла с девяти до 13 тыс. Впрочем, в 2010 году она составляла 88 тыс. США до сих пор не ушли из Ирака, где их противоречия внешней политики — отступить, но в то же время противостоять Тегерану, — являются наиболее серьёзными. На днях события в ближневосточной стране обострились после того, как американцы убили 25 членов проиранской группировки. Её обвиняют в организации атаки, в результате которой погиб американец, работавший по контракту. Спустя два дня толпа протестующих атаковала территорию посольства США в Багдаде. В ответ Пентагон отправил в регион 4000 солдат вдобавок к 5200, которые уже дислоцируются в Ираке. Всё это походит не на разрыв с недавним прошлым, а на преемственность, подчёркивает издание. Стелцер считает, что Америку при Трампе нельзя назвать «обособленной». «Ему (Трампу. —ИноТВ) всё равно, что саудовцы порубили журналиста в Турции. Его интересует, что они предоставляют информацию, которая помогает нам защитить себя. Я считаю, что с этим компромиссом трудно поспорить, хотя часть меня отказывается подобное принимать», — заявляет экономист. «Как тот, кто отказывается от международной ответственности, продолжает тратить больше денег на армию? Если он (Трамп. — ИноТВ) увидит угрозу для американского танкера, он, вероятно, взорвёт мир, но если мир решит взорвать себя сам, то это плохо для остального мира. Это (позиция США. — ИноТВ) своего рода изоляционизм с мускулами», — считает Стелцер. Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

СТРАНА.ua: сторонники Порошенко меняют риторику после победы Зеленского Обозреватель Fox News: военная бравада России убеждает НАТО в необходимости санкций Путин победил, но Россия проигрывает Литва должна вытащить ногу из русского болота Eurasianet: почему США хранят молчание на фоне российско-грузинского кризиса?

Последние новости