«Враг моего врага — мой друг»: SCMP объяснила, зачем Пекин и Москва поддерживают Тегеран

14.01.2020 3:20 0

«Враг моего врага — мой друг»: SCMP объяснила, зачем Пекин и Москва поддерживают Тегеран

С учётом формирующейся оси Москва — Пекин — Тегеран в возможный конфликт между Ираном и США могут оказаться вовлечены Россия и Китай. Однако, как пишет South China Morning Post, сильных стимулов напрямую ввязываться в драку у Москвы и Пекина нет, поэтому они, скорее всего, ограничатся антиамериканской риторикой и моральной поддержкой Ирана и будут действовать, исходя из лозунга «враг моего врага — мой друг». Совершённое американцами убийство иранского военачальника генерал-майора Касема Сулеймани пробудило на Ближнем Востоке страхи по поводу начала войны. Однако, как пишет South China Morning Post, с учётом формирующейся оси Москва — Пекин — Тегеран в этот конфликт может быть втянута не только Америка. Как отмечает издание, напряжённость между Ираном и США нарастает с 2018 года, когда Трамп вышел из ядерной сделки, заключенной в 2015 году Ираном и еще пятью государствами, включая Китай и Россию. Китай и Россия возразили против такого шага и отказались участвовать в американских санкциях против Ирана, из-за чего Вашингтон стал считать Пекин и Москву препятствием на пути своих усилий по изоляции Тегерана. Однако это лишь ещё больше сблизило Тегеран, Пекин и Москву. Вашингтон говорит об этих трёх странах как о своих заклятых врагах, поскольку они сотрудничают в ущерб американским интересам, когда и где это возможно. Из-за антииранских санкций, инициатором которых выступили США, Китай стал спасательным кругом для экономики Ирана, а Россия — главным поставщиком оружия и военной техники. Москва и Пекин также противодействуют смене режимов в регионе, спонсором которой выступает Запад, и видят в Иране партнёра в борьбе против американской гегемонии и в создании нового многополярного мира. Как заключает издание, не исключено, что Москва с Пекином даже рады росту напряжённости между США и Ираном, поскольку конфликт на Ближнем Востоке отвлечёт внимание Америки от тех вызовов, которые брошены ей и её интересам в Восточной Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе. И если такой конфликт случится, обе страны наверняка воспользуются им для того, чтобы поднять свой авторитет и выкроить для себя сферы влияния в регионе. Но поскольку сильных стимулов напрямую ввязываться в драку у них нет, Россия и Китай, скорее всего, ограничатся антиамериканской риторикой и моральной поддержкой Ирана. Тегеран не такой уж верный друг и стойкий союзник, за которого Пекин и Москва будут готовы воевать, а «союзник по расчету», поэтому Россия и Китай, вероятно, будут действовать, исходя из старого лозунга политики прагматизма «враг моего врага — мой друг». Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Это сделает RT и «Спутник» более популярными: во Франции призвали изолировать российские СМИ Австрийские читатели: Путин добился своего — о Крыме забыли (Der Standard) Le Monde: здравоохранение Бразилии на грани коллапса EurActiv: «Северный поток — 2» лишит Меркель доверия Восточной Европы Груз из Норвегии нарушил санкционный режим?

Последние новости