TAC: как Евросоюз отдал Италию коронавирусу

30.03.2020 11:50 0

TAC: как Евросоюз отдал Италию коронавирусу

Пандемия COVID-19 нанесла Италии больший урон, чем любой другой нации. Итальянцы столкнулись с самым драматичным кризисом со времен Второй мировой войны, причем северная область Ломбардия оказалась в особенно тяжелом положении. Но, несмотря на все свои разговоры о «глобальном гражданстве» и солидарности, Евросоюз итальянцев по сути предал. И это при том, что коммунистический Китай, самый хитрый и самый крупный бенефициар глобализации, — этот Китай готов заполнить оставленное Евросоюзом пустое место. Пекин готов помочь Италии затушить пожар, который начал его собственный, китайский вирус. Коронавирус впервые появился в Италии 31 января, когда два китайских туриста из провинции Хубей оказались позитивно тестированы на коронавирус в Риме. Это произошло через восемь дней после того, как они приземлились в миланском аэропорту в Ломбардии. Оба китайца тогда были немедленно изолированы и подверглись карантину в римской больнице Спалланцани. Тогда показалось, что ситуация под контролем, — и эта иллюзия сохранялась до 21 февраля. В тот день Италия подтвердила 16 новых случаев коронавируса, из них 14 в Ломбардии и 2 в области Венето. Сейчас уже идентифицирован «нулевой пациент» — 38-летний итальянец из городка Кодоньо недалеко от Милана: у него были выявлены острые респираторные симптомы. После этого, несмотря на попытки Италии «запереть» вирус, изолируя жителей городка Кодоньо, инфекция коронавируса распространялась вовсю. ЕС отказывает в помощи В течение всего нескольких дней Италия заполучила самую страшную инфекционную статистику в Европе, а Ломбардия стала эпицентром пандемии. Чтобы избежать распространения инфекций на остальную территорию Италии, правительство объявило локдаун во всем регионе Ломбардии и в других областях на севере Италии. Под карантин попали 17 миллионов человек. Через несколько дней, по мере ухудшения ситуации, вся Италия была объявлена оранжевой зоной. Вся «не являющаяся необходимой» экономическая деятельность была прекращена. Передвижения граждан были ограничены визитами в продуктовые магазины и аптеки, а также такой работой, которую итальянское государство сочло «жизненно важной». Экономические последствия такого полного локдауна сразу обозначились как просто ужасные. Естественно, Италия попросила ЕС проявить большую гибкость по поводу Италии и ее обязательств. Итальянцы сделали и запрос в ЕС о чрезвычайных мерах по помощи итальянским гражданам и бизнесам со стороны Евросоюза. В тот момент кризис еще почти не чувствовался в главных экономических локомотивах Европы — Франции и Германии. Ответ со стороны ЕС оказался, однако, медленным и неэффективным, в итоге итальянцы начали испытывать такое чувство, что ЕС их просто бросил на произвол судьбы. Между тем Италия — первоначальный подписант основавшего Европейское Сообщество Римского договора, Италия — член-основатель ЕС и третья по размерам экономика в Еврозоне. 12 марта президент Европейского Центрального Банка (ЕЦБ), госпожа Кристин Лагард прошла точку невозврата — она произнесла многими ожидавшуюся речь о тех мерах, которые ЕЦБ намерен принять для борьбы с последствиями коронавируса. Лагард решила не снижать процентные ставки, выступив против политики «помощи любой ценой», предложенной бывшим президентом ЕЦБ Марио Драги. Для итальянцев такое равнодушие ЕЦБ к их судьбе было равносильно предательству. Последствия выступления Лагард были немедленными — и катастрофическими для капитализации итальянских предприятий. Даже поддерживающий ЕС Президент Итальянской Республики Серджо Маттарелла выступил со строгой речью по этому поводу, потребовав от ЕС «изменить свой образ действий» в «общих интересах» Европы. Угроза влезть в долги по-гречески ЕС и вправду изменил свою позицию по кризису вокруг COVID-19, но только после того, как этот кризис перекинулся на Францию и Германию. В этот момент коронавирус стал не только итальянской проблемой, но и проблемой этих двух стран. Но к тому моменту ущерб, нанесенный доверию итальянцев европейским институтам, был уже неисправим. Не имея других вариантов выхода из кризиса, итальянское правительство рассматривает обращение к европейским фондам по программе «Спасение государств». В рамках этой программы Италия попросила ЕС «выкупить» ее из сложившейся ситуации, выделив 500 миллиардов евро в рамках «Европейского стабилизационного механизма». Это был рискованный шаг со стороны Рима — ведь он мог "накрутить" на Италию многолетний долг, сравнимый с возникшим за многие годы греческим долгом перед ЕС. Но чрезвычайная ситуация, сложившаяся в связи с коронавирусом, выявила провалы и изъяны Европейского Союза, а заодно показала важную роль национальных государств. В Европе мы в последнее время наблюдаем целую серию событий, обозначивших конец наднациональной модели. Во-первых, границы вдруг оказались закрыты — Австрия и Словения закрыли их в одностороннем порядке, не проконсультировавшись с правительством Италии. Это действие Австрии и Словении было еще и символическим: Италия была не просто изолирована, она была брошена, чтобы справляться с бедой своими собственными силами. Провалы глобализации У глобализации есть свои преимущества, но согнувшаяся под ударом внезапного кризиса система здравоохранения оказалась ненадежной в том числе из-за глобализации — не производятся в Италии спасающие жизни аппараты для вентиляции легких, защитные костюмы для медиков. Не производятся даже элементарные защитные маски. Глобальная эволюция «цепочек» производства привела к тому, что произошел экспорт производств — необходимые вам вещи заказываются производителям за границей, страна становится зависимой от дешевого импорта жизненно необходимых нам вещей из-за границы. Случилась катастрофа с коронавирусом — и вот многие страны запрещают экспорт со своей территории медицинского оборудования. Хороший пример — Турция. Эта страна с удовольствием берет себе многие фонды ЕС, а многие либералы хотели бы видеть ее в составе членов ЕС. И вот, пожалуйста, — Анкара блокирует поставку 200 тысяч лицевых масок, уже купленных и оплаченных Италией для особо пострадавших регионов Марке и Эмилия-Романа. Итальянцы сейчас объединяются, чтобы бороться с пандемией. Многие итальянские компании наладили «домашнее» производство медицинского оборудования: наша текстильная индустрия перешла на выпуск масок, например. Единственный в Италии производитель респираторного оборудования, расположенное в Болонье предприятие, сейчас не в состоянии удовлетворить потребности страны и «закрыть брешь» с отсутствием аппаратов для вентиляции легких. Армейские технические специалисты помогают этому предприятию нарастить свои производственные мощности. Так чему же научил нас коронавирус в Италии? Одна из великих наций мира делает все возможное, чтобы стать самодостаточной, а кризис каждый день доказывает, что пропаганда певцов глобализации оказалась неправдой. Мы видим несколько стратегических секторов, таких как здравоохранение, транспорт, энергия, оборонная сфера и телекоммуникации — во всех этих секторах подход должен быть с точки зрения национальной безопасности, а не чистого бизнеса. Это новое, не виданное прежде понимание, которое объединяет Италию сегодня. Мы стали свидетелями возвращения патриотизма: флаги висят из окон и граждане Италии поют патриотические песни. Но есть и еще одна вещь, которую надо принять во внимание: наша свобода. Некоторые политики, включая бывшего премьера Маттео Ренци, предлагают мониторить передвижения граждан, используя геолокацию их мобильных телефонов и данные телекоммуникационных компаний. Цель — иметь возможность наказать граждан за нарушения локдауна. Это попахивает государством Большого Брата. Сбор «больших данных» ради статистических целей должен быть отделен от тотального контроля над жизнью отдельных граждан. Иначе будет создан оруэлловский прецедент. Такие антидемократические подходы могут стать дополнительными идеологическими ударами по обществу, дополняющими разрушения, уже нанесенные тем, что президент Трамп называет «китайским вирусом». Поворот к Китаю как ошибка Между тем мы наблюдаем опасный поворот в принятой правительством риторике. Этот поворот появился в результате эмоционального ответа на китайскую «помощь» в момент кризиса. Этот подход, все менее критический в отношении коммунистического Китая, проявляет слепоту к долговременным целям китайской внешней политики и к тому, что по своим действиям Китай напоминает поджигателя, помогающего потушить огонь, который сам же и начал. Только недавно китайское правительство отправило медицинскую помощь в Италию, не забыв добавить пропагандистскую камеру к посылке — чтобы зафиксировать это событие. Но и этот жест не должен «отбеливать» Коммунистическую партию Китая от ответственности. По сообщению South China Morning Post, первый случай коронавируса в Китае может быть прослежен до 17 ноября 2019 года. Между тем китайское правительство публично подтвердило существование эпидемии только 12 января, то есть с промедлением в два месяца. Самая неприятная сторона этого итальянского прокитайского настроения — это то, что оно основано на ложных фактах. Китай представляют как чистого благотворителя, а китайские вентиляторы для легких выставляются как подарки. На самом деле Италия заплатила за эти аппараты в рамках контракта. Тот факт, что ЕС нас бросил, не должен толкать итальянцев к тому, чтобы смотреть на Китай без всякой критики. Посреди кризиса, который делает Италию особенно уязвимой необходимо сохранять ясность сознания и помнить, как Китай быстренько превратил мягкую силу и публичную дипломатию в силу весьма жесткую и в реальное влияние. Это и является целью инициативы «Один пояс — один путь», описанной китайским лидером Си Цзиньпином в его книге «Управляя Китаем». Эта инициатива принесла миллиарды инвестиций в ряд регионов, которые протянулись от Пирея в Греции до Балкан и итальянского региона Триесте. Еще в мае 2019 года Италия стала первым государством из «большой семерки», которое присоединилось к инициативе «Один пояс — один путь». Не должны мы забывать и о несовместимости ценностей — китайских и наших. Не стоит забывать в этом плане и о китайских нарушениях прав человека и отрицание Китаем свободы и демократии. Недавно, когда [американский госсекретарь] Майк Помпео позвонил итальянскому премьеру Луиджи ди Майо. Цель звонка — подчеркнуть солидарность США с Италией, но при этом Помпео не забыл предостеречь Италию против связей с Китаем, высказавшись таким образом: «Придет день, и мы оценим, как мир прореагировал на китайскую пропаганду». И все же, несмотря на предупреждение Помпео, итальянское правительство как будто не замечает открыто имперских китайских амбиций в Европе. Еще пока слишком рано делать долговременные экономические выводы из событий вокруг пандемии коронавируса, но уже ясно, что лучше всех дать ответ на новый вызов сумели национальные государства, применив при этом свое право управлять собственными границами и налоговой политикой. И когда эта чрезвычайная ситуация прекратится, легитимность институтов Евросоюза (ЕС), несомненно, будет поставлена под вопрос. Но есть и другой путь, который Италия может выбрать после отхода от ЕС: она может стать самостоятельным центром торговли в Средиземноморье, увеличить свое присутствие на Балканах и в Восточной Европе, а также возродить свою роль в качестве центра католического христианства во всем мире. Сделать Италию снова великой — это не только мечта. Это вполне достижимая возможность. Франческо Джубилеи — предприниматель, автор и независимый журналист, работающий в Риме, Италия. Он — основатель и президент журнала Nazione Futura Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Обозреватель: в Верховной раде предложили запретить на Украине российские СМИ Сделано в Косово, использовано в Москве Главред: сомнительные перспективы Порошенко В Киеве убили журналиста Аркадия Бабченко Тактический альянс Кремля с популистами Европы

Последние новости