Atlantic Council: куда ведет Украину президент Зеленский?

02.04.2020 8:52 0

Atlantic Council: куда ведет Украину президент Зеленский?

20 марта в Евразийском центре Атлантического совета состоялась первая онлайн-конференция под названием «Большие перемены в Киеве: что они означают?» («Big changes in Kyiv: What do they mean?»). Темой конференции стали состоявшиеся в начале марта кадровые перестановки в правительстве президента Украины Владимира Зеленского, в результате которых некоторые из самых видных реформаторов страны были уволены, и во власть вернулись многочисленные «старые лица» из числа представителей дискредитировавших себя прежних режимов. Многие наблюдатели сочли это завершением первого этапа политической идиллии президентства Зеленского, который вступил в должность в мае 2019 года как президент, победивший на волне протестного голосования, и который обещал привести во власть новые лица и при этом положить конец существовавшим не один десяток лет институционализированной коррупции и системному политическому кризису. Эксперты Атлантического совета Андерс Ослунд (Anders Aslund), Мелинда Харинг (Melinda Haring) и Джон Хербст (John Herbst) провели онлайн-дискуссию и попытались выяснить, что могут означать проведенные Зеленским неожиданные перестановки в правительстве для будущего направления развития страны. Из-за нехватки времени члены Совета не смогли ответить на все вопросы, заданные представителями аудитории во время самой конференции. Ниже приведены их ответы на некоторые из этих вопросов. Учитывая, что Украина не может брать займы на международных рынках и что правительство остро нуждается в увеличении доходов, что является препятствием для заключения соглашения с Международным валютным фондом (МВФ)? Идет ли речь о проведении земельной реформы, о решении вопроса с «ПриватБанком» или о других условиях, поставленных МВФ? Существует ли опасность того, что без такого соглашения Киев может пойти другим путем, например, заняв деньги у Китая или России? Д-р Андерс Ослунд, старший научный сотрудник Евразийского центра Атлантического совета: «В этой критической ситуации кредиты МВФ являются единственным приемлемым способом финансирования. МВФ может предоставить большой объем финансирования в короткие сроки, а условий для этого немного, и они понятны. По сути, Украине необходимо провести земельную реформу и принять закон, который запрещает возвращение национализированных банков их прежним владельцам. Ни Россия, ни Китай не продемонстрировали способности предоставить финансирование в больших объемах и в короткие сроки. Россия просто никогда этого не делала, а Китай требует покупать китайские товары». Если говорить о финансовом положении Украины, то каково нынешнее состояние варрантов по суверенному долгу, реструктурированному при бывшем министре финансов Украины Наталье Яресько? Ослунд: «Перед крахом четвертого марта варранты выросли выше номинала, но сейчас они намного ниже номинала, и правительство может выкупить их по относительно дешевой цене». За последние несколько месяцев отношение к президенту Зеленскому изменилось. Ожидаете ли вы, что на предстоящих местных выборах его партия «Слуга народа» снова получит большинство голосов, как это было на президентских и парламентских выборах 2019 года? Каковы настроения членов партии по отношению к тем недавним переменам, которые он инициировал? Будут ли они отстаивать реформы или пойдут по пути Зеленского? Ослунд: «Партия „Слуга народа" действительно была народным фронтом против старого истеблишмента. Поэтому можно было ожидать, что произойдет быстрое снижение ее популярности, и что она распадется, поскольку эта партия на самом деле не отстаивает никаких конкретных идей. К сожалению, оба эти ожидания оправдались. Еще в ноябре 2019 года из 254 членов партии в парламенте около 30 депутатов фактически стали фракцией Коломойского. После того, как Украина достигла соглашения с Россией в рамках Минской группы о прямых переговорах с представителями так называемых Луганской и Донецкой „народных республик", около 60 депутатов парламента сформировали демократическую платформу внутри партии, после чего примерно 165 остальных членов партии пока еще сохраняют единство. Следует ожидать дальнейшего раскола». Мелинда Харинг, заместитель директора Евразийского центра Атлантического совета: «Еще слишком рано делать прогнозы относительно местных выборов, особенно в связи с кризисом, вызванным пандемией коронавируса COVID-19. Не все члены партии Зеленского в восторге от этих перемен. Среди „слуг народа" по-прежнему есть реформаторы, так что пока не стоит списывать партию со счетов». В какой степени увольнение и замена министров кабинета является всего лишь попыткой ограничить полномочия министерств относительно независимых от президента? Ослунд: «Замена министров была необдуманной и случайной. Говорят, что Зеленский хотел, чтобы некоторые министры остались, а именно министры экономики, энергетики и образования, но они ушли в знак протеста против бессмысленной смены правительства. Основная идея, по-видимому, состояла в том, чтобы назначить более старших по возрасту профессиональных управленцев и специалистов, работавших в „реальной экономике"». Украинские активисты неоднократно призывали отправить министра внутренних дел Арсена Авакова в отставку и найти ему замену, однако он остается одним из «чужаков», который сохраняет свои позиции. Чем это можно объяснить? Ослунд: «Министр Аваков сам занимает прочную позицию и пользуется большим авторитетом, и он был гарантом честных, свободных и честных выборов в апреле и июле 2019 года». Харинг: «Аваков очень эффективен и влиятелен, и он нужен Зеленскому, поскольку он обеспечивает порядок и является одним из немногих опытных политиков в новом кабинете министров. Несмотря на то, что Авакова обвиняют в коррупции, и он имеет репутацию человека, занимающегося неподобающими делами, он хитер и „непотопляем". Отправив его в отставку, Зеленский с политической точки зрения поступил бы неразумно». Судебная реформа остается одним из ключевых вопросов, решение которого могло бы пойти на пользу Украине и ее экономике, поскольку большинство инвесторов рассчитывают на строгое соблюдение принципа верховенства закона. Есть ли впечатление, что нынешняя администрация пытается протолкнуть судебную реформу? Ослунд: «Учитывая, что бывший генеральный прокурор Руслан Рябошапка был ведущим реформатором судебной системы, а его уволили, поставив на его место человека со значительно меньшим авторитетом в этой области, похоже, что для администрации Зеленского верховенство закона является гораздо менее приоритетным. Троих хороших заместителей Рябошапки тоже либо уволили, либо они сами ушли в отставку. На то есть три очевидные причины: во-первых, Рябошапка не стал привлекать к уголовной ответственности бывшего президента Украины Петра Порошенко, что, скорее всего, сделает его преемница Ирина Венедиктова. Во-вторых, Рябошапка пресек махинации олигарха Игоря Коломойского в судебной системе. И, в-третьих, он активно проводил реформу Генпрокуратуры». Харинг: «Зеленский понимает связь между безупречной, незапятнанной судебной системой и инвестициями, но влиятельные лица на Банковой сдерживают реальную реформу. Настоящей проблемой является новый генпрокурор Венедиктова, ключевой союзник Зеленского. Она должна продолжать наводить порядок в Генпрокуратуре, но, скорее всего, не будет этого делать». Не способствует ли увольнение бывшего генпрокурора Руслана Рябошапки и последующее назначение нового генпрокурора Ирины Венедиктовой отношениям с Национальным антикоррупционным бюро Украины (НАБУ)? Можно ли считать этот шаг попыткой приблизить Генеральную прокуратуру к деятельности НАБУ, или это слишком оптимистичное предположение? Ослунд: «Нет, Антикоррупционному бюро ничего хорошего это не сулит. НАБУ является объектом нападок со стороны окружения Зеленского за то, что оно борется с коррупцией. Оно будет следующим, кого дискредитируют, хотя крайне негативная реакция на увольнение Зеленским Рябошапки может пока спасти НАБУ». Харинг: «Даже не мечтайте. Скорее всего, нынешнего очень хорошего главу НАБУ, скоро уволят. Зеленский назначает лоялистов. Новый генеральный прокурор Венедиктова никогда не была прокурором и не даже прошла конкурс, чтобы стать членом Верховного суда. Я не представляю, как в ближайшие четыре года будет осуществляться судебная реформа». Как, по-вашему, назначение нового министра обороны Андрея Тарана повлияет на ход войны и связь с интересами Запада в сфере обороны? Посол Джон Хербст, директор Евразийского центра Атлантического совета: «На Западе у министра Загороднюка была отличная репутация реформатора. У министра Тарана нет такой репутации, как у Загороднюка, но Запад будет сотрудничать с ним, как и с предыдущими министрами, в области укрепления обороноспособности Украины». Харинг: «Пока рано делать заявления о новом министре обороны. Поживем — увидим». Мы уже наблюдаем ностальгию по несостоявшимся реформаторам из команды президента Порошенко и первого правительства Зеленского. Есть ли опасность того, что люди будут слишком многого ждать от более-менее прозападных игроков в украинской политике? Не способствует ли это созданию условий для их политического поражения? Хербст: «После Майдана реформы в Украине проводились альянсом реформаторов на уровне министров и заместителей министров в парламенте и в гражданском обществе при поддержке западных правительств и международных финансовых институтов. Этот альянс препятствовал реализации корыстных интересов на Украине и позволял высшему руководству осуществлять реформы. В таких условиях процесс реформ подвергся резкой критике, поскольку разочарованных реформаторов не устраивали темпы реформ. Разумеется, эта критика была проблемой для руководства правительства, особенно высшего». Как нам подтвердить то, что Украина по-прежнему стоит того, чтобы уделять ей особое внимание, даже если мы критикуем происходящие в стране изменения? Что могут сделать официальные лица в США и Европейском Союзе, дружественные гражданскому обществу Украины, чтобы поддержать их в это трудное время? Харинг: «Запад должен изменить свою риторику, когда мы говорим об Украине. Зеленского критикой и брюзжанием не проймешь. Украина обладает огромным потенциалом, но ее лидеры снова и снова подводят свой народ. У нас должны быть реалистичные ожидания относительно следующих четырех лет. Особых ожиданий от внутренних реформ ни у кого нет». Хербст: «После революции Майдана Украина пережила два периода быстрых реформ: первые полтора года правления президента Порошенко и первые восемь месяцев правления президента Зеленского. Хотя недавние перестановки в правительстве вызвали вполне понятную озабоченность судьбой реформ, актуальным является соглашение с МВФ, для заключения которого необходимо будет принять очень важные законы о реформе банковской системы и земельной реформе». Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

WSJ: Белоруссия ведет переговоры с США Инспекторы ГИБДД Западного округа провели слёт Юных инспекторов движения Молодые парламентарии задались вопросом: «С чего начинается лидер и где его взять»? Прошло совместное заседание общественных организаций «Женский Форум» и «Форум женщин Москвы» Трамп готов торговаться

Последние новости