CFR: будущее российской политики станут определять силовые ведомства

12.05.2020 13:30 0

CFR: будущее российской политики станут определять силовые ведомства

Россия оказалась в числе стран, в наибольшей степени пострадавших от пандемии коронавируса, и в этих условиях президент Владимир Путин сталкивается с весьма неожиданными вызовами. Он был вынужден отложить референдум по вопросу продления своей власти, в мире произошло резкое падение нефтяных цен, а его навыки кризисного управленца подверглись серьезным испытаниям. В оценках действий Путина в ответ на пандемию чаще всего отмечают падение его рейтингов по данным опросов, которые сегодня самые низкие за все время его правления; то обстоятельство, что он все чаще выступает по телевидению; а также усиление или ослабление позиций других политических деятелей. В число последних входят московский мэр Сергей Собянин (который очень заметен) и премьер-министр Михаил Мишустин (который находится в изоляции, поскольку его анализ на коронавирус дал положительный результат), а также региональные губернаторы, которым президент поручил самостоятельно решать вопрос о возобновлении экономической деятельности. Пребывание Путина на вершине власти делает его ключевой фигурой в понимании политических последствий пандемии. Но не менее важно и ее воздействие на главные органы государственной власти в России, особенно на бюрократический аппарат системы национальной безопасности. «Силовые ведомства», к которым относят спецслужбы, вооруженные силы, полицию и военно-промышленный истэблишмент, скорее всего, станут определять будущее российской политики. Конституционные поправки отложены Неопределенность плана Путина остаться на посту президента после 2024 года влияет на военно-разведывательный комплекс не так сильно, как на самого Путина. Его власть и престиж могут ослабнуть, если он не сумеет в ближайшее время добиться принятия поправок в конституцию, которые снимают ограничения по срокам президентского правления. Но ослабление президентской власти в определенной степени выгодно некоторым составляющим российского «государства в государстве». Путин уже не сможет свободно наказывать тех, кто вызывает у него недовольство, и баловать привилегиями соперничающие между собой звенья бюрократического аппарата. Отсутствие сильного политического лидера плохо для системы в целом, но отдельные ведомства это зачастую приветствуют. Путин долгие годы отдавал предпочтение силовым министерствам. Но задержка с конституционными поправками — это его проблема, а не их. Экономическая неустойчивость Резкое падение мирового спроса на нефть может стать большой проблемой для аппарата национальной безопасности. Даже в лучших обстоятельствах снижение доходов от сырьевого сектора серьезно усилило бы нагрузку на государственный бюджет, треть которого состоит из поступлений от экспорта энергоресурсов. Российское правительство было вынуждено отказаться от бюджетных ограничений и начать тратить деньги на помощь бизнесу, выплаты безработным, непредвиденные медицинские расходы и прочие меры по поддержке экономики. Но не все бюджеты будут пополняться одинаково, и силовым ведомствам наверняка порекомендуют затянуть пояса. Борьба за средства вызовет разногласия внутри российского государства в государстве. Между службами безопасности и вооруженными силами может возникнуть коллизия из-за приоритетов в выделении средств. А внутри армии наверняка придется думать о том, в какой сфере сокращать ассигнования: в области закупок вооружений, в тратах на личный состав или в вопросах боевой и учебной деятельности. Преодолевая кризис Россия далеко не единственная страна, где пандемия вызывает вопросы о поддержании общественного порядка. Но она занимает особое положение в силу своей огромной территории, влияния и многообразия ее ведомств национальной безопасности. Кризисы часто дают возможность институтам так называемого государства в государстве усилить свою власть. Многие комментаторы объясняют возвышение Путина в конце 1990-х годов именно такой кризисной ситуацией. Но большие проблемы также вызывают бюрократическое соперничество. Уже появились достоверные сообщения (вызывающие раздражение у Путина) о спорах между Министерством внутренних дел и недавно созданной Росгвардией, которая объявила, что будет обеспечивать самоизоляцию в Москве на майские праздники при помощи беспилотников. Пока Путин предпочитает не вводить чрезвычайное положение в масштабах всей страны, подписав вместо этого указ, который дает такие полномочия премьер-министру. Но 11 мая он решил приступить к постепенному возобновлению экономической деятельности, хотя число зараженных растет быстрее, чем прежде; и в этих условиях чрезвычайное положение может оказаться неизбежным. Когда в России решать проблему поручают премьеру, это означает, что она еще не доросла до уровня национальной безопасности. Мерилом масштаба и последствий пандемии станет то, будет ли Путин придерживаться этого принципа, или ему придется отдать больше полномочий силовым ведомствам. Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Ползучая оккупация: в поисках решения Aktuálně.cz: Крым - это Россия! Учите историю... The Independent: Отравители якобы хотели увидеть «знаменитый» собор Эффективное продвижение бизнеса В Культурном центре МГИМО открылась выставка японской живописи, графики, фотографии и икебаны

Последние новости