Russia Matters: русские только идут, или они уже пришли?

04.07.2020 16:30 0

Russia Matters: русские только идут, или они уже пришли?

Российский подход к прибалтийским государствам временами представляется как неминуемый территориальный захват. Подобная точка зрения стала особенно заметной после аннексии Россией Крыма в 2014 году, когда другие соседние страны стали проявлять обеспокоенность по поводу того, что и они могут попасть в поле зрения России. В действительности, Россия вряд ли заинтересована во территориальном захвате стран Балтии, и не в последнюю очередь это объясняется тем, что подобные шаги могут привести в действие Статью 5 Устава НАТО, ее принцип коллективной обороны. Следует учитывать и то, Россия вряд ли сможет победить в конфликте с союзниками по НАТО. Кроме того, как показывают некоторые опросы общественного мнения, конфликт вблизи собственных российских границ может и не получить полной поддержки со стороны населения России. Так, например, данные проведенного в 2017 году независимым Левада-Центром, занимающимся изучением общественного мнения свидетельствуют о сокращении поддержки участия России в других пограничных конфликтах, включая конфликт на востоке Украины. Однако результаты недавнего опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) показывают, что 71% респондентов поддерживают предложенную поправку к Конституции, в которой говорится о том, что российское руководство несет ответственность за защиту соотечественников за рубежом. Однако у России имеется в распоряжении много других инструментов, более эффективных, чем скрытая или открытая военная агрессия, для оказания влияния на прибалтийские государства. Значительное часть населения этих стран, состоящая из этнических русских, а также продолжающаяся зависимость от российских энергоносителей позволяет Москве поддерживать свой статус наиболее влиятельного регионального держателя акций. Русские только идут, или они уже пришли? Конечно, существует еще измерение в области безопасности в российском подходе к прибалтийским государствам. Россия считает их важным местом для сбора разведывательной информации, необходимой для понимания существующих там возможностей НАТО, и обмены шпионами с обеих сторон происходят там довольно часто, что свидетельствует о проводимых разведывательных операциях. Прибалтийские государства, со своей стороны, выразили озабоченность по поводу размещения российского оружия и военнослужащих вблизи своих границ с Россией, а также по поводу наращивания Россией арсенала, включая модернизацию объектов для хранения оружия в Калининграде, в российском эксклаве. Россия совсем недавно нарастила свои военные возможности в Западном военном округе, включающем в себя приграничные районы с прибалтийскими государствами, а также разместила там дополнительный зенитный ракетный полк в структуре сил противовоздушной обороны. Есть также данные о том, что Западный военный округ провел модернизацию некоторых своих тактических возможностей, а также восстановил 1-ю гвардейскую танковую армию в этом регионе, которая имеет в своем распоряжении основные боевые танки и является первой новой российской танковой армией, сформированной после 1991 года. Кроме того, штаб-квартира российского Балтийский флота находится в Калининградской области, граничащей с прибалтийскими государствами. Этот флот проводит учения, а также довольно часто использует в качестве тренировки военные игры. Последняя из этих игр была проведены в июне 2020 года, и она совпала по времени с собственными маневрами НАТО BALTOPS. Россия тоже проводит масштабные маневры вместе с Белоруссией (в 2017 году было проведены учения под названием «Запад»), часть из которых проходила на территории самой Белоруссии, что вызывало озабоченность в соседней Литве. Россия, в свою очередь, выразила недовольство присутствием НАТО в Прибалтике, и ее самолеты постоянно приближаются к самолетам и кораблям НАТО для измерения времени их ответной реакции. Помимо размещения оружия и его демонстрации на своей собственной территории, граничащей с прибалтийскими государствами, Россия также поддерживает связи с русскоговорящими сообществами в этих государствах, и Кремль, конечно же, рассматривает этих людей как свой актив в рамках реализации стратегии по сохранению влияния в Прибалтийском регионе. Латвия имеет наибольшее количество людей, которые считают себя русскими (35% населения страны), тогда как в Эстонии количество русских составляет 29%, а в Литве их меньше всего — около 6%. Вопрос о владельцах серых паспортов — этнические русские в Латвии и Эстонии не получили автоматически гражданство после развала Советского Союза — является препятствием для прогресса в области интеграции представителей русскоговорящего сообщества в этих странах. Москва воспользовалась существующими проблемами и представляет себя защитником русскоговорящих людей в этом регионе. Помимо прочего, Россия критикует Эстонию и Латвию за то, что они не предоставили автоматическим гражданство представителям своего многочисленного русскоговорящего меньшинства. Москва также подчеркивает, что все три прибалтийские государства приняли ограничительные законы, целью которых является сокращение публичного использования русского языка. Это экономика, придурок Несомненно, кремлевские стратеги считают статус России как важного торгового партнера всех трех прибалтийских государств еще одним надежным инструментом в своем наборе средств для сохранения влияния в этом регионе. Хотя поставки Эстонии в Россию сократились на 63 миллиона евро в 2019 году, для Латвии Россия остается важным экспортным направлением, которое в стоимостном выражении составило 9,2% для ее рынка в 2019 году. Что касается Литвы, то Россия также является для нее одним из главных экспортных партнеров, а ее доля на рынке составляет 13,4%. Общий объем торговли прибалтийских стран с Россией сократился в период с 2013 года по 2019 год. По данным Международного валютного фонда, в 2013 году общий объем торговли России с Латвией составил 11,2 миллиарда долларов (19-е место в списке торговых партнеров России). В 2019 году объем торговли сократился более чем в два раза и составил 5,4 миллиарда долларов, и Латвия в результате откатилась на 25 место в списке торговых партнеров России. В тот же период Литва опустилась в этом списке с 25 места на 34 среди торговых партнеров России (общий объем торговли 4,1 миллиард долларов), тогда как Эстония опустилась с 30-го места на 40-е (2,9 миллиарда долларов). Поставки энергоносителей составляют значительную часть в торговле России с прибалтийскими странами. Что касается нефти, то в первой половине 2019 года Эстония и Литва импортировали более 75% нефти из России, тогда как Литва импортировала значительно меньшее количество нефти из России — всего 25% ее импорта нефти пришлось на долю Москвы. Кроме того, прибалтийские страны раньше импортировали из России большую часть потребляемого ими природного газа. Так, например, в первой половине2019 года Эстония и Латвия закупили более 75% природного газа у России, тогда как этот показатель для Литвы составил 50-75%. Помимо продажи природного газа российской компании Газпрому в 2013 году принадлежали значительные пакеты акций главных газовых компаний прибалтийских государств- 37% литовской компании Lietuvos Dujos, 47% эстонской компании Eesti Gaas и 50% латвийской компании Latvijas Gaze. Это давало Газпрому, а, следовательно, и России, существенное право голоса при определении политики в области природного газа прибалтийских государств. Однако в последние годы пакеты акций Газпрома в местных газовых компаниях сократились. В 2016 году эстонская компания Trilini Energy выкупила долю Газпрома в компании Eesti Gaas, а доля Газпрома в компании Latvijas Gaze сократилась до 34% и, кроме того, в 2014 году были проданы компании Lietuvos Dujos после споров относительно соответствия антитрастовому законодательству. Кроме того, Газпром больше не является единственным российским игроком на региональном энергетическом рынке — так, например, эстонская компания Eesti Energia покупает природный газ у «Новатэк», российской частной газовой компании, а доставляется он через Литовский порт Клайпеда, что означает, что участие России в этом секторе все еще приветствуется. Помимо сокращения влияния Газпрома в этом регионе, прибалтийские государства также пытаются снизить свою зависимость от поставок российского электричества — это пережиток времен существования Советского Союза, когда Москва управляла центральной энергетической системой — Единой энергетической системой страны. Их зависимость от электрического кольца БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия, Литва) продолжает сохраняться, хотя прибалтийские государства утверждают, что их зависимость от поставок российской электроэнергии представляет угрозу для их национальной безопасности. Прибалтика обеспокоена тем, что Россия может отключить их от сети, изолировав таким образом их собственные электрические сети. В качестве примера они приводят эпизод, произошедший в мае 2019 года, когда Россия на короткое время обесточила линии электропередач, связывающие Калининград и Литву в рамках запланированного трехдневного тестирования. Однако до этого Россия не отключала прибалтийские страны от электрической сети, и, хотя Россия в прошлом временно прекращала поставку природного газа некоторым странам в ответ на политические разногласия, она никогда не использовала в этих целях поставки электроэнергии. А это означает, что беспокойство прибалтийских государств по этому поводу может быть в определенной мере преувеличено. В ответ на предполагаемую угрозу национальной безопасности прибалтийские страны начали добиваться успеха в процессе отделения своих электрических сетей от России. В 2018 году страны Балтии и Польша достигли соглашения о поставках к 2025 году электроэнергии в эти три государства из стран Евросоюза. Линия электропередач между Литвой и Польшей (LitPol), а также линия электропередач между Швецией и Литвой (Nordbalt) обеспечивают более глубокую интеграцию с европейскими электрическими сетями. Владимир Путин подверг критике это решение, которое, по его словам, может привести к появлению «отдельных зон между некоторыми территориями Российской Федерации, где мы не будем иметь линий передачи электроэнергии». Хотя он не сказал об этом открыто, тем не менее, процесс расстыковки также приведет к сокращению российского влияния в этом регионе, и при этом следует также учитывать заявление Эстонии о том, что она больше не будет покупать электроэнергию у России. Следует отметить, что прибалтийские страны не едины в своем подходе к России в целом. Литва имеет контракт с Газпромом до 2025 года относительно транзита газа через Калининград, а Латвия, бюджет которой зависит от оплаты транзита газа, очень хочет сохранить определенный уровень сотрудничества с Россией, если это шаг повлияет на местные доходы. Хотя Эстония официально занимает более жесткую позицию в отношении России и имеет с ней меньше торговых связей, чем Латвия и Литва, многие российские крупные компании работают в Эстонии и используют преимущества, связанные с легким процессом онлайновой регистрации и призванные оказывать помощь при создании новых компаний. Были также выдвинуты обвинения относительно того, что в период с 2007 года по 2015 год некоторые компании, связанные с российской Федеральной службой безопасности (ФСБ), отмывали деньги с помощью расположенного в Эстонии отделения датского банка Danske Bank, что стало возможным из-за недостаточно строгого управления финансовой системой в тот период. Россия сокращает свою собственную зависимость от стран Балтии Изменение экономических отношений России с прибалтийскими странами, судя по всему, является в определенной мере отражением ее собственной озабоченности по поводу своей собственной экономической безопасности. Россия стремится избежать зависимости в торговле от тех стран, которые являются членами НАТО, и ее не устраивает зависимость от прибалтийских портов в процессе осуществления грузовых перевозок. Поскольку цены на нефть, от которых во многом зависят котировки рубля, продолжает оставаться на низком уровне, а предполагаемый экономический рост в 2021 году составит всего 1,8%, Россия все более неохотно платит странам Балтии за использование их портов для экспорта своей нефти. Этот сдвиг начался после аннексии Крыма, когда Россия стала отдавать предпочтение направлению грузовых потоков через свои собственные порты, что заставляет такие страны как Белоруссия также использовать российские порты. Сокращение российского экспорта нефти и перевалки угля через почти все прибалтийские порты оказало значительное воздействие на прибалтийские государства, поскольку они потеряли доходы от транзита. Грузооборот всех прибалтийских портов снизился. В первой половине 2019 года транзит российских грузов через порты прибалтийских государств сократился на 12,4%, но одновременно он увеличился через российские порты, расположенные в Финском заливе и в других местах Балтийского региона. В 2020 году через российские порты в этом регионе была осуществлена транспортировка 110,9 миллиона тонн грузов. Железнодорожные сети стран Балтии тоже ощутили на себе влияние этих перемен, поскольку они, как правило, зависели от российских грузоперевозок. Россия, похоже, настроена решительно и будет добиваться изменения своих торговых маршрутов, вкладывая в это дело значительные средства. В настоящее время ведется строительство нового нефтяного терминала в Приморске, расположенном в Ленинградской области, и, в соответствии с имеющимися планами, он начнет свою работу в 2020 году. Через этот порт будут осуществляться все перевозки, которые раньше шли через порты прибалтийских государств, и там будет образован крупный российский экспортный терминал, который будет заниматься также перевалкой угля и зерна. Кроме того, Россия может использовать уже существующий порт в Усть-Луге. Он расположен в Финском заливе и является одним из самых глубоководных в Балтийском регионе. Порт в Усть-Луге способен обрабатывать в год 180 миллионов тонн грузов, однако в период с января по ноябрь 2019 года его грузооборот составил всего 95,3 миллиона тонн, а это означает, что он пока используется не на полную мощность. Строительство портов, особенно глубоководных, является дорогостоящим делом, и эти инвестиции, согласно прогнозам, составят 90 миллиардов рублей, а это означает, что Россия считает этот проект долгосрочным. Однако существующее давление на государственный бюджет, а также отсутствие частных инвестиций в систему российских портов могут привести к тому, что реализация этого проекта будет отложена. Россия по-прежнему в игре Прибалтийские страны, несомненно, добились значительного прогресса в диверсификации своей торговли, в том числе в области импорта энергоносителей, и отодвинулись в этом отношении от России. Москва тоже предприняла шаги, направленные на сокращение своей собственной зависимости от стран Балтии в области транзита своего энергетического экспорта и других видов товаров. Несмотря на все эти усилия, направленные на сокращение взаимозависимости, Россия продолжает сохранять значительное влияние в Балтийском регионе — она продолжает оставаться ключевым поставщиком энергоносителей и главным торговым партнером. Пока будет сохраняться это основанное на многочисленных факторах влияние (к этому следует еще добавить членство прибалтийских государств в НАТО), будет оставаться низкой вероятность того, что Россия решит использовать в этом регионе интервенцию в стиле истории с Крымом. Хотя Россия хочет сохранить свое влияние в прибалтийском регионе, она может получить больше, если будет использовать для этого невоенные методы. Поэтому можно считать маловероятным такой сценарий, при котором страны Балтии станут еще одной горячей точкой в американо-российских отношениях, как это произошло с конфликтом на Украине. Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

«Вести» выяснили, станет ли Святослав Вакарчук украинским Макроном МГУ с официальным визитом посетила вице-премьер Государственного Совета КНР Сунь Чуньлань Россия и Китай могут безвозвратно изменить миропорядок — Modern Diplomacy DWN: США усиливают давление, но Германия держится за «Северный поток — 2» Как Путин прогнул Меркель с Макроном

Последние новости