Advance: неужели Европа наконец-то сказала свое историческое «нет» Вашингтону?

23.07.2020 14:20 0

Advance: неужели Европа наконец-то сказала свое историческое «нет» Вашингтону?

Отношения между Европой и Америкой уже, конечно, не те, какими были четыре года назад, когда в Вашингтоне сменилась власть. На первый взгляд, может показаться, что Дональд Трамп — главный и, возможно, единственный виновник в ухудшении отношений, но это не так. Уже случился Брексит, и Великобритания больше не является членом Европейского Союза, что само по себе ослабило влияние Соединенных Штатов на Старом континенте. Вторая причина заключается в том, что и Китай уже не тот, каким был четыре года назад. Сегодня он намного сильнее экономически, а Европа стремится налаживать связи с мощными экономическими державами. Сколько бы США не протестовали, Европа «втайне водится» с Пекином, и когда речь идет о деньгах, Вашингтон мало что с этим может поделать. С конца Второй мировой войны Америка проводила по отношению к Европе политику давления, однако только в последние годы это стало совершенно очевидно, в том числе из-за некоторых выше упомянутых факторов. До сих пор не было необходимости в оказании большого давления на европейские центры. Они сами с удовольствием соглашались на американское доминирование — в собственных интересах, разумеется. Поколения (политиков и народа) росли с убеждением, что Америка — защитница демократической Европы, защитница, которая не позволила советскому влиянию распространиться дальше Восточного Берлина. После распада СССР не было смысла менять этот порядок: Россия буквально в мгновение ока превратилась в бледное подобие бывшей империи, а Китай все еще оставался страной третьего мира. Теперь многое изменилось. Россия оправилась, пусть и частично, но достаточно для того, чтобы Европа уже не могла ее игнорировать (хотя Вашингтон этого и хотел бы). Китай же совершенно точно перестал быть огромной фабрикой с дешевой рабочей силой (это лишь одна из его теперешних функций), и если что касается России, Европа в принципе идет на поводу у Вашингтона, критикуя Москву, то в случае Китая ЕС уже не так сговорчив. Все крутится вокруг того, сколько, по мнению европейцев, они могут приобрести, а сколько потерять, пойдя кому-то наперекор. Китай может очень навредить Европе, и его план евразийского моста (Новый шелковый путь) может трансформировать все регионы, через который он будет проложен, став своеобразной искусственной рекой, пущенной через пустыню. Отношения между США и Китаем находятся на очень низком уровне еще со времен провозглашения Китайской Народной Республики. В Вашингтоне считают, что именно Китай может «по-тихому» занять место мирового гегемона, и сейчас делает все для того, чтобы помешать этому. Китай распространяет свое влияние очень быстро и во всех частях мира, и Соединенные Штаты просто не успевают вмешиваться повсюду. Поэтому Вашингтон сосредоточился на самых важных для себя местах, в том числе на «котле», в котором, как известно американцам, формируются мировые сверхдержавы, а это по-прежнему Европа. В Соединенных Штатах это понимают, поскольку и сами именно так стали мировой сверхдержавой. Американцы могут «пожертвовать» Африкой, частью Азии и, может, даже Ближним Востоком, но они знают, что нельзя позволять, чтобы Китай стал их конкурентом в Европе. Способ помешать этому не слишком оригинальный, зато проверенный. Все делается по схеме: демонизация — давление — шантаж. В последнее время США «занимались» в основном Россией и на Китай не успевали обращать внимание. Время от времени делались обличительные заявления о том, что в Китае нет демократии, что там нарушаются права человека, но на этом все. Ясно, что тогда США еще не хотели идти на конфронтацию с Китаем, поскольку извлекали немалую пользу из сотрудничества с ним. Более того, и в этом есть определенная ирония с современной точки зрения, на протяжении нескольких лет любое потенциальное замедление китайской экономики вызывало в США и на американских биржах настоящую панику. Почему? Потому что американцы рассчитывали на Китай и на то, что, когда он «подрастет» (его рынок), он будет снабжать американский капитализм еще много десятилетий. Так и произошло, но возникла загвоздка. Когда пришло время Китаю еще больше открыться (то есть пустить американский капитал на свой рынок), в Пекине заявили: «Нет, спасибо». Сформировался новый китайский средний класс, и власти решили, что он может послужить двигателем экономики, повысив внутренний спрос. С точки зрения Пекина все логично: зачем делиться своим отечественным «пирогом»? В США это вызывало большое беспокойство еще до того, как Трамп пришел к власти, а с его приходом этот вопрос превратился в центральный и жизненно важный. Трамп начал торговую войну с Китаем, оказывая сильнейшее давление на него в надежде, что Китай поддастся и откроется. Но этого не случилось. Вместо этого, Китай принялся распространять свое экономическое влияние в мире. Так что, получается, Соединенным Штатам приходится буквально обороняться от китайского влияния в Европе, ведь еще недавно это была «американская зона». Все заблуждения насчет мирового свободного рынка развеялись, как только китайские компании поставили под угрозу успех американских. Точно так же либеральный капитализм сбрасывает маску всякий раз, когда государство спешит спасать крупные банки и другие корпорации, которые «слишком велики, чтобы обанкротиться». То, что сейчас Соединенные Штаты делают, чтобы парализовать китайскую технологическую компанию Huawei (и другие), похоже на бандитские разборки, но только на макро- континентальном уровне. Все разговоры об «угрозе для национальной безопасности», которая исходит от китайской телекоммуникационной продукции (смартфонов, приложений, модемов, оборудования 5G и тому подобного), в принципе высосаны из пальца. В китайских гаджетах, возможно, действительно есть скрытые средства шпионажа, но США так и не представили никаких конкретных тому доказательств. Да и проблема не в этом, а в том, что США, устраивая «облаву», не способны конкурировать собственным примером. Прошло семь лет с тех пор, как Эдвард Сноуден обнародовал документы, подтверждающие огромный масштаб американского шпионажа в Европе. С тех пор ничего особенно не поменялось. По сути США требуют от Европы не менять американский шпионаж на китайский. Конечно, было бы идеально, если бы Европа могла стать технологически независимой. И так и должно быть (хотя в таком случае она, вероятно, шпионила бы сама за собой!), но сейчас этого нет. В такой ситуации, смирившись с тем, что шпионаж — часть международных отношений, Европа может выбрать между дорогой американской или дешевой китайской продукцией. До недавнего времени, пока Китай не мог конкурировать по качеству, выбирать было легко. Но теперь в сфере технологий все изменилось. Сейчас Китай способен произвести самые передовые технологии, потенциально более качественные и дешевые. В последнее время на рынке появляются также очень качественные образцы Hi-Fi оборудования, объективы для профессиональных камер, а это основные виды продукции, которые до сих пор в высоком качестве выпускали почти исключительно Япония, США, Германия и Великобритания. В такой ситуации, которую дополнительно осложнила пандемия коронавируса, Европа больше не может позволить себе только одного главного партнера. Ради собственных экономических интересов и долгосрочных амбиций ей приходится все больше и больше балансировать между Востоком и Западом. Американское давление тем временем обретает форму шантажа, и в последнее время это все более заметно на примере газопровода «Северный поток — 2». Я напомню, что речь идет о газопроводе между Россией и Германией, в строительстве которого, помимо Газпрома, участвуют многочисленные европейские компании. После того как попытки США давлением остановить этот проект провалились, американцы перешли к шантажу и угрозам санкциями. Для Европы, прежде всего для Германии, это прекрасная возможность осознать, что ей предстоит — ожесточенная американская борьба с китайскими экономическими интересами в Европе. Судя по всему, США выдвинули ультиматум. Госсекретарь Соединенных Штатов Америки Майк Помпео заявил, что европейские компании должны отказаться от проекта «Северного потока — 2». В противном случае они подвергнутся санкциям на основании статьи 232 пресловутого американского закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций». Что отвечает Германия? Она не поддастся. Министр иностранных дел Германии Хайко Маас заявил: «Объявляя о мерах, в результате которых под санкциями могут оказаться европейские компании, власти США игнорируют суверенитет Европы и ее право решать, как и откуда получать энергоносители. Энергетическая политика Европы ведется Европой, а не Вашингтоном». Хотя это вчерашнее заявление немецкого министра сегодня прошло в новостях второго плана, быть может, мы стали свидетелями исторического поворотного момента. Европа многие годы прогибалась под американским давлением, но она не готова, «прогибаясь», ломать себе хребет и жертвовать собственными интересами, чтобы смягчить американское разочарование. Атлантизм для Европы не идеология, а выгода, и это стало понятно не так давно. Теперь, когда США решили надавить, Европа даст понять, что не потерпит подобного обращения, поскольку не обязана этого делать. Времена меняются, и американское давление уже не столь велико. Некоторые процессы протекают независимо от администрации Трампа и не поменяются, чем бы ни закончились президентские выборы в ноябре. Европа выстраивает свой необходимый суверенитет понемногу, повышая его только тогда, когда его оспаривают, но это неминуемо приведет к его укреплению. И уже в ближайшем будущем, когда влияние США еще больше ослабнет, мы, возможно, станем свидетелями того, как Вашингтон будет поддерживать самостоятельную, сильную и суверенную Европу — ради самого себя, чтобы Европа не провела еще полвека в чьей-нибудь зоне влияния, как когда-то в американской. Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Путин — сэмпай поколения «П» ЕП: восемь сценариев конфликта на Донбассе SCMP: после провала Ханоя Ким выбирает «другой путь» — в Россию Запад должен помнить о величии России Kloop: «слишком быстрые» китайцы раздражают Киргизию

Последние новости