• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Труд: что общего в протестах Белоруссии, Болгарии и Ливане

31.08.2020 4:00 0

Труд: что общего в протестах Белоруссии, Болгарии и Ливане

Белоруссия и Ливан входят в повестку дня ЕС, а события в Болгарии остаются за пределами европейских интересов.
История доказывает, что политическая система не меняется, меняются только хозяева — каждый стремится к власти; те, кто не у власти, властями недовольны. Со многими оговорками можно предположить, что процессы в Минске, как и в Венесуэле, будут больше контролироваться Москвой, нежели Пекином. Человек рождается и начинает протестовать. Основной определяющий его глагол — «хочу», и его отрицательная форма — «не хочу». Станет ли этот глагол основной формой существования взрослого человека, т. е. будет ли удовлетворение (или неудовлетворение) требований и капризов основным мерилом — вопрос социальной ситуации. В действительности это касается каждого человека, независимо от его стремлений, амбиций и возможностей.
Объединение разного числа индивидов лежит в основе общественного протеста, неважно, какого — гражданского или политического. Его спонтанность непродолжительна, в дальнейшем гражданский или политический протест приобретает финансово-организационную форму и не может сравниваться с протестами в сфере производства, культуры и туризма, негативные последствия которых проявились во время глобальной пандемии. В 2020 году в США продолжается ожесточенная избирательная кампания, удивляющая разнообразием политических и социальных оппозиций. Доминирующим фактором, постоянно приводящим к увеличению нестабильности в Штатах, стали протесты против расизма и произвола полиции, начавшиеся несколько месяцев назад. Беспорядки афроамериканцев в разных частях страны сопровождались разрушением памятников различным американским историческим деятелям. Сейчас, как и тогда, протесты в Висконсине, вызванные выстрелами полицейского во время задержания молодого афроамериканца, сопровождаются уничтожением государственной и частной собственности. Очевидно, этот процесс будет устойчивой частью нестабильного периода накануне президентских выборов. Битва между экономическим (промышленным) и финансовым капиталами в Соединенных Штатах, представленными Республиканской и Демократической партиями, находит конкретные измерения и в других географических широтах. Жарким летом 2020 года протест как способ выражения несогласия с действующей властью прочно утвердился в трех странах — Белоруссии, Болгарии и Ливане. В каждой стране свои причины протестов, однако внутренняя логика недовольства дает основание комментировать сегменты, механизмы и процессы той или иной геополитической модели. В последние годы Белоруссия, Болгария и Ливан были более или менее далеки от окружающих их политических бурь, что привело к предсказуемости вариантов политической стабильности. Именно на этом основана логика географического вектора с севера на юг. Несмотря на изменения на постсоветском пространстве, Минск олицетворял тесную связь с принципалом Кремлем. Президентские выборы 9 августа 2020 года, в результате которых действующий президент Александр Лукашенко был оставлен на шестой срок, взорвали общество. Серия протестов, проходивших в последние годы в Румынии, Сербии, Северной Македонии, Греции, Турции и Албании, целью которых было, вероятно, повторение сценария 2013 года, не затрагивала Болгарию. Ливан стал частью системы, приведшей к огромным разрушениям и серьезным последствиям для общества из-за преступной халатности официального правительства. Как развиваются события по этому вектору и чего можно ожидать? В Белоруссии внешний фактор с Востока (Россия и Китай) будет играть решающую роль в разрешении создавшейся ситуации. Риторика и действия представителей европейских и национальных институтов говорят о том, что они сопереживают, но не могут повлиять на ситуацию или как-то ее изменить. Со многими оговорками можно предположить, что процессы в Белоруссии, как и в Венесуэле, будут больше контролироваться Москвой, нежели Пекином. В Болгарии бытует мнение о том, что использованный до сих пор формат и количество участников исчерпали себя. Отсутствие четко выраженного лидера и растущее недовольство софиянцев заблокированными перекрестками становятся причиной общественного недовольства. Протесты в Белоруссии и Болгарии объединяет недовольство тем, что официальная власть присваивает себе часть требований недовольных — транслирует идею новой Конституции, организует встречные протесты, использует ситуацию в СМИ, чтобы навязать правду меньшинству. Однако Белоруссия и Ливан входят в повестку дня ЕС, а события в Болгарии остаются за пределами европейских интересов, что можно рассматривать как устранение Софии на ближайшие месяцы из закулисных международных сценариев радикальных изменений. И если в двух европейских странах вектор изменений не приведет к кардинальным переменам в существующей политической модели, в Ливане дела обстоят иначе. Проблемы, накопившиеся за последние десятилетия в результате нестабильности и эрозии государственности на всем Ближнем Востоке, обострились после взрыва в порту Бейрута. В Ливане можно ожидать реальных изменений в нынешней политической конъюнктуре, что естественно для нестабильного, небезопасного и напряженного региона. Мир радикально изменился, и то, что было еще год назад устойчивой риторикой, механизмом и моделью, больше нельзя повторить. Во всех европейских странах сохраняется политический статус-кво, и это лучше всего видно по результатам выборов в Польше, Хорватии и Северной Македонии. Протест — одна из демократичных форм выражения гражданского общества. Каждый имеет право на взгляды, отличные от взглядов семьи, родственников и друзей. Некоторые протестующие верят, что их действия могут изменить политический статус-кво в стране, однако история постоянно доказывает, что политическая система не меняется, меняются только хозяева. Каждый стремится к власти; те, кто не у власти, властями недовольны. Протесты всегда были эффективным способом использования таких людей, но сейчас они (протесты) едва ли удовлетворят надежды своих организаторов. Нельзя игнорировать тот факт, что накануне президентских выборов в США события в трех странах по геополитическому вектору несут в себе не только мотив перемен, но и сознательное выступление против государственности как гарантии существования общества. Попытки захватить институциональные здания в столицах Белоруссии и Ливана, продолжающийся вандализм в Софии — закидывание знаковых мест помидорами, яйцами, туалетной бумагой и пр. — свидетельствуют о том, что общество перестало уважать государство. Президенты, премьер-министры и министры приходят и уходят, но дискредитация государства и тот факт, что общество дистанцируется от него, в долгосрочной перспективе намного опаснее различных протестов. Коррупция, некомпетентность и сильная зависимость от внешних факторов — часть общественных будней. Однако когда это сочетается с глобальным политическим сценарием максимального использования пандемии коронавируса, формируется интересная модель, по которой борьба за власть может привести к опасной эрозии обществ, подобно той, что мы наблюдаем в Соединенных Штатах. Нельзя игнорировать тот факт, что на глобальном уровне геополитический вектор Белоруссия-Болгария-Ливан — своеобразная граница между Востоком и Западом. Это, в свою очередь, предполагает, что процессы в данных стран могут послужить своеобразным ориентиром в других географических регионах для будущего формирования нового мирового порядка. Нина Дюлгерова — профессор, доктор экономических наук Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Почему русские возмущены выходом фильма «Смерть Сталина» Участники реновации смогут выбрать квартиры меньшей площади с доплатой CNN: в Пентагоне признали, что политика США и Турции помогла ИГ The Guardian: российские агенты преследуют в Британии врагов Путина СТРАНА.ua: «хулиганы» обстреляли из гранатомёта здание в Киеве

Последние новости