Турецкая политика военного сдерживания в Идлибе трещит по швам

28.09.2020 19:50 0

Турецкая политика военного сдерживания в Идлибе трещит по швам

Несмотря на отчаянные попытки Анкары сохранить статус-кво в сирийской провинции Идлиб, последнем оплоте повстанцев, наступление проправительственных сил Дамаска при поддержке России, по мнению многих аналитиков, становится все более вероятным. Вооруженные столкновения между сирийскими проправительственными силами и повстанцами в Идлибе вновь активизировались после визита в Дамаск российского министра иностранных дел Сергея Лаврова в начале сентября. Это событие ознаменовало собой поворотный момент для судьбы российско-турецкого соглашения о прекращении огня в этой сирийской провинции, которая остается последним бастионом антиасадовских повстанческих формирований. Сирийские войска и российские истребители в последнее время все чаще наносят удары по позициям «Хайят Тахрир аш-Шам» и других джихадистских группировок в Идлибе и окрестностях. За последние две недели гора Завия (Рина) между Идлибом и Хамой, равнинные районы к юго-западу от Идлиба и сельская местность в Латакии подверглись беспрецедентно тяжелым артиллерийским и ракетным обстрелам, самым мощным с момента заключения 5 марта при посредничестве России соглашения о прекращении огня. В ответ «Хайят Тахрир аш-Шам» и другие джихадистские группировки пытаются остановить продвижение Сирийской арабской Армии минометным огнем и ракетными ударами по городам Саракиб и Кафр-Набль, расположенным на юге провинции вдоль автотрассы М5, связывающей север и юг страны. А между тем, иностранные джихадистские формирования, дислоцированные в Джебаль аль-Аркаде, усиливают атаки на местные сельские населенные пункты в Латакии. «Хайят Тахрир аш-Шам», доминирующая группировка, контролирующая Идлиб, признана террористической организацией во многих западных странах, а также в России. В ходе столкновений турецкий контрольно-пропускной пункт близ Джиср-эш-Шугура также подвергся нападению, что вызвало ответную атаку со стороны турецких войск. Эскалация приняла особенно опасный оборот после того, как российский Центр по примирению враждующих сторон и контролю за перемещением беженцев в Сирийской Арабской Республике, расположенный на авиабазе в Хмеймим, обвинил эту группировку в подготовке теракта с применением химического оружия с целью спровоцировать острую реакцию международного сообщества. Активизация столкновений – признак того, что в последнее время технические переговоры между турецкими и российскими военными зашли в тупик. В ходе последнего раунда этих переговоров 16 сентября в Анкаре Россия, согласно некоторым сообщениям, предложила Турции ликвидировать свои контрольно-пропускные пункты в тех районах зоны деэскалации, которые находятся под контролем сирийских правительственных сил, вывести из региона тяжелые вооружения, сократить численность военного контингента и оттеснить вооруженных повстанцев от окрестностей автомагистрали М4. Стремясь противостоять давлению Москвы, Турция в ответ потребовала, чтобы сирийские правительственные войска передали турецким силам контроль над Манбиджем и Тель-Рифатом, а также ликвидировали курдские Отряды народной самообороны (YPG), которые Анкара считает террористической организацией. Неудивительно, что обе стороны отказались выполнить требования друг друга. Вытесненные из Африна в ходе турецкой наступательной операции «Оливковая ветвь» в 2018 году, YPG передислоцировались в сельскую местность Тель Рифаат и находились там до тех пор, пока этот регион не взяли под свой контроль правительственные войска. Ситуация в городе Манбидж, который в настоящее время контролируется местным военным советом, изменилась после ухода американских военных из этого района в 2019 году. Город практически полностью перешел под контроль сирийских войск и российской военной полиции, причем последние осуществляют регулярное патрулирование на улицах города. В Идлибе толпы людей приняли участие в серии акций протеста против турецкого военного присутствия в районах, контролируемых Сирийской арабской Армие, включая Морек и Сурман. Участники протестов требовали полного вывода турецких войск из Сирии. Настойчивое стремление Турции сохранить свое военное присутствие в Сирии привело к изменению баланса сил на местах. Анкара проинформировала местные повстанческие группировки о содержании своих технических переговоров с Россией и предостерегла их от новых сражений в Идлибе. Кроме того, турки активизировали программы военной подготовки в 150 военных учебных лагерях и укрепили более 140 опорных пунктов, где дислоцированы турецкие военнослужащие. Финансовый коллапс в Сирии, вызванный американскими санкциями против Дамаска, препятствующий политическим переговорам и процессу восстановления экономики, усиливает опасения Дамаска и Москвы, что нынешний четырехсторонний раскол может приобрести перманентный характер. Хотя обе стороны хотели бы найти выход из тупика в Идлибе, Дамаск обеспокоен медленным продвижением планов Москвы. Во время визита в Дамаск 7 сентября Сергей Лавров подчеркнул необходимость устранения всех препятствий на пути политического процесса. Он также представил новый пакет экономической помощи, который имеет решающее значение для реконструкции критически важных элементов инфраструктуры, электростанций и нефтеперерабатывающих заводов в Сирии. Отвечая на критику сирийских партнеров по поводу якобы чрезмерной снисходительности России по отношению к Турции, Лавров напомнил, что «с момента подписания российско-турецких соглашений, площадь контролируемой правительством страны части зоны деэскалации в Идлибе значительно увеличилась». Хотя одним из важнейших препятствий процесса политического урегулирования в Сирии является стагнация конституционных переговоров в Женеве, нынешний процесс эскалации наводит на мысль о том, что нельзя исключить военного сценария развития событий в Идлибе. До сих пор совместное турецко-российское патрулирование на трассе М4 не принесло никаких результатов, за исключением того, что оно помогло выиграть время для соглашения о прекращении огня. Так, 22 июля после многочисленных попыток турецкие и российские военные смогли наладить совместное патрулирование вдоль трассы М4, на участке от Тарнабы к западу от Саракиба до деревни Айн-Хур в сельской местности Латакии. Однако, месяц спустя Россия решила приостановить патрулирование, после того как 18 и 25 августа радикальные группировки атаковали в этом районе турецкие и российские войска. Обвинив в нападениях «Хайят Тахрир аш-Шам», Сергей Лавров заявил в интервью каналу Al-Arabiya 21 сентября, что патрулирование «возобновится в ближайшее время, как только ситуация успокоится». После того как Турции не удалось обеспечить свободу передвижения по шоссе М5, как это было предусмотрено сочинскими соглашениями между Анкарой и Москвой, вмешались сирийские правительственные войска, которые в июне 2019 года захватили контроль над этой автотрассой в ходе военной операции. Недавняя эскалация противостояния в Идлибе оказывает сильное давление на Турцию, поскольку растут опасения в связи с возможной аналогичной операцией Сирийской арабской Армии на трассе М4. Недавние ракетно-бомбовые удары показывают, что Дамаск, возможно, планирует взять под свой контроль эту автомагистраль путем захвата горы Завия и равнины к юго-западу от Идлиба. Самым опасным и сложным пунктом на пути к шоссе М4 является Джиср-эш-Шугур, оплот нескольких джихадистских группировок. Местность между Джиср-эш-Шугуром и Латакией – это покрытые лесами горы, что предвещает ожесточенные бои. Помимо роста напряженности в отношениях между Турцией и Россией, такое масштабное столкновение заманило бы вооруженные джихадистские группировки в ловушку на узкой полосе между городом Идлиб и сирийско-турецкой границей. Опасаясь нового витка эскалации напряженности в отношениях с Турцией, Москва продолжает попытки координировать свои действия с Анкарой. Ожидается, что делегации двух стран встретятся для нового раунда переговоров, после того как 21 сентября они провели совместные военные учения на трассе М4, которые были направлены на повышение эффективности координации в чрезвычайных ситуациях. Таким образом, хотя Анкара хотела бы сохранить статус-кво в Идлибе с помощью военного сдерживания джихадистов, высока вероятность дальнейшего обострения обстановки в Идлибе. Россия принуждает Турцию к новым уступкам, в то время как Анкара и без того обеспокоена своей неэффективной политикой в Ливии и углублением финансовых проблем внутри страны. Поделиться...
VKTwitterFacebook0
Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Deník N: премьер Чехии — новый «адвокат» Украины на востоке ЕС? Зачем Будапешт подыгрывает Путину En Son Haber: Трамп стал хромой уткой? Министр образования Словакии побывала в МГИМО Генсек НАТО: диалог с Россией не прост, но именно поэтому он и столь важен

Последние новости