Al Modon: Иранский цугцванг

09.10.2020 8:51 0

Al Modon: Иранский цугцванг

Недавно я задал вопрос одному из иранских друзей, несколько обеспокоенных тем, что происходит в кавказском регионе между Арменией и Азербайджаном. Мне хотелось узнать о позиции Тегерана в отношении возобновившихся столкновений из-за Нагорного Карабаха. Мой друг, не колеблясь, отметил, что Иран находится в незавидном положении, которое очень напоминает цугцванг во время шахматной партии. Другими словами, Тегеран столкнулся с ситуацией, когда игрок делает неизбежный шаг навстречу провалу, так как обязан сделать ход, хотя предпочтительнее всего этого не делать и оставить все, как есть. Другими словами, игрок вынужден сделать ход, но его положение в любом случае ухудшится. Цугцванг — это термин, образованный из двух немецких слов zug (движение) и zwang (принуждение), что значит «принуждение к ходу». Нынешнее иранское положение не ограничивается кавказским регионом и происходящими в нем событиями. Оно касается всех направлений, которые считаются зоной иранского влияния или вовлеченности в Западной Азии. Пожалуй, впервые после победы революции и провозглашения Исламской Республики, Тегеран попал в такую позицию на международной шахматной доске. С началом вооруженных столкновений между армянской и азербайджанской сторонами в регионе Нагорного Карабаха стал очевидным масштаб пересечения и конфликта интересов ряда международных и региональных игроков на Кавказе. Они считают данный регион жизненно важным в рамках конкуренции крупных экспансионистских проектов Соединенных Штатов, России, Европы (особенно Франции), Турции, Ирана и Израиля, где переплетены национальные интересы, а также этнические и религиозные факторы, усложняющие ситуацию для всех игроков. Вероятно, кризис, разразившийся в Карабахе в столь неподходящее время, представляет собой один из самых запутанных конфликтов для руководства Тегерана, который пытается справиться с другими накопившимися проблемами. Вряд ли ему удастся навязать сторонам третий вариант, предполагающий посредничество между сторонами, поскольку сегодня стало очевидно, что противостояние вышло за границы двух соседних государств, затронув интересы региональных и глобальных держав. Эти события поставили Тегеран перед трудным выбором. С одной стороны, он должен заявить о поддержке армянского союзника в целях сохранения двусторонних стратегических отношений, развивающихся на протяжении последних десятилетий, ведь благодаря им Армения играет роль канала, через который иранский режим поддерживает торгово-экономические контакты с миром вопреки международным санкциям. Кроме того, данный сценарий предполагает укрепление стратегического сотрудничества между Тегераном и Москвой, что можно использовать при решении проблем в отношениях с европейцами, особенно Францией. Наконец, это станет ответом на обеспокоенность по поводу турецкой экспансии, затрагивающей иранские стратегические и экономические интересы. Такой вариант развития событий означает возможность «взрыва» на внутренней арене, поскольку в этом случае иранское руководство пойдет против национальных чувств ключевого и устоявшегося сегмента иранского общества — азербайджанцев, второй по численности этнической группы в стране, являющейся частью ее политической, экономической и военной структуры. И все это на этапе, когда режим пытается контролировать внутреннюю ситуацию и избегать провокаций. Тегеран осознает трудности, возникшие в результате кавказского кризиса. Несмотря на продолжающуюся мобилизацию вооруженных сил и служб безопасности, включая силы Корпуса стражей исламской революции, развернутые в иранском Азербайджане, прямое и открытое вмешательство Турции в конфликт между Арменией и Азербайджаном в пользу последнего, побуждает Тегеран проявлять медлительность и осознанно подходить к любым шагам и заявлениям. Возможный конфликт с турками повлечет за собой еще большее внутреннее давление, которое стало демонстрироваться публично и может представлять реальную угрозу по причине демонстраций в районах, граничащих с Азербайджаном, и других провинциях, где азербайджанцы составляют большинство. Они требуют поддержки своих братьев, что угрожает перерасти в уличные столкновения. Иранский режим этого не хочет, поскольку ему достаточно уже имеющихся протестов, и любая внутренняя нестабильность может вынудить Тегеран пойти на уступки турецкой стороне, выходящие за пределы кавказского региона. Анкара может потребовать уступки даже по сирийскому вопросу. Иранское руководство, по-видимому, решило успокоить своих граждан-азербайджанцев и предотвратить ухудшение ситуации. Так, оно позволило четырем представителям верховного лидера в провинциях Западный Азербайджан, Восточный Азербайджан, Ардебиль и Зенджан, где большинство составляют азербайджанцы, выступить с совместным заявлением. Согласно ему, действия правительства Азербайджана для возвращения земель Нагорного Карабаха являются законными и согласуются с четырьмя резолюциями Совета Безопасности ООН. Такая позиция призвана подчеркнуть идеологический аспект, связывающий азербайджанцев и иранцев, и то, что Исламская Республика Иран оказывала поддержку Азербайджану во время армянской оккупации Карабаха и защищала его территориальную целостность на международных площадках. Четыре священнослужителя из числа представителей Али Хаменеи поздравили азербайджанские войска с недавними победами и благословили мучеников, погибших в боях. Как напомнил мой иранский друг, по мнению Гари Каспарова, положение цугцванг — одно из самых опасных в шахматной игре, и игрок глуп и неудачлив, если в нем оказался. В шахматах это считается настоящим самоубийством.
Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Алексей Навальный: я вызываю огонь на себя (Der Spiegel) Пластиковые окна в Херсоне и области Почему политики все сравнивают со Второй мировой войной? Ветераны района Раменки провели фестиваль военной песни "Этот день мы приближали как могли" Начальник УВД по ЗАО поздравил личный состав с 300-летием российской полиции

Последние новости