Newsweek: сегодня Башар Асад — это победитель в войне за будущее Сирии. Это надо признать

18.05.2021 5:51 0

Newsweek: сегодня Башар Асад — это победитель в войне за будущее Сирии. Это надо признать

Сирия в техническом смысле продолжает оставаться в состоянии войны, а прошло уже более десяти лет после того, как правительство Башара аль-Асада, сторонника силовых методов в политике, отдало приказ силам безопасности принять самые жесткие меры в ответ на акции по смене режима с участием миллионов демонстрантов. Отдельные части страны еще продолжают оставаться неподконтрольными Асаду, особенно на северо-востоке, где силы сирийских курдов (они получают поддержку со стороны Военно-воздушных сил США) в целом контролируют свою территорию. Сирийская экономика находится в ужасном состоянии, 60% населения страны грозит голод, тогда как цены на основные товары устремляются вверх из-за свободного падения сирийской валюты. Продолжающаяся уже десять лет война стерла с лица Земли целые города, а стоимость восстановления страны в 2019 году оценивалась в 250 — 400 миллиардов долларов, и эти цифры, несомненно, увеличились за последние два года. Асад будет доволен только тогда, когда Сирия вернется к предвоенному статус-кво, а для этого его вооруженные силы должны захватить все последние участки территории страны. Находясь в сложном положении, он пытается получить деньги для того, чтобы его сторонники не начали создавать проблемы. Кроме того, его нахождение у власти зависит от таких внешних сил, как Иран и Россия. Вместе с тем, ситуацию, в которой находится этот бывший врач-окулист, нельзя назвать полностью мрачной. Остатки сирийской армии, поддерживаемые проправительственными ополченцами, которых вооружает, финансирует и организует Иран, контролируют сегодня почти такую же территорию, как и в самом начале конфликта десять лет назад. Представители антиправительственной оппозиции, укрывшиеся в некоторых районах провинции Идлиб, куда стекаются миллионы беженцев и где быстро распространяется сovid-19, в настоящее время находятся под контролем значительно более экстремистских элементов — в основном из Хаят аль-Тахрир-аль-Шам* (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.), бывшего филиала «Аль-Каиды»* (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.). Если оставить в стороне озабоченность по поводу будущего экономики Сирии, то приходится признать, что Асад, по сути, стал победителем и именно в этом качестве занимает дворец главы государства в Дамаске. Шансы на то, что он поддержит предложение о проведении мирных переговоров, являются в настоящий момент почти ничтожными. Многие соседи Сирии ненавидят Асада, и на ранних этапах войны они направляли оружие и деньги через границу своим фаворитам среди повстанческих группировок. Однако сегодня и эти соседи признают, что подобный подход ни к чему не приведет. Государство Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), являющееся как раз таким соседом, в декабре 2018 года вновь открыло свое посольство в Дамаске. Увы, этот шаг может быть истолкован только как признание провала предшествующей политики — линии на вооружение оппозиции Асаду. Вскоре и Бахрейн последовал примеру ОАЭ. В октябре прошлого года Оман направил своего посла в сирийскую столицу, где он передал свои верительные грамоты министру иностранных дел Сирии. А в апреле нынешнего года Иордания решила восстановить торговый переход на границе с Сирией, который был в течение нескольких месяцев закрыт из-за коронавируса. Даже Саудовская Аравия, один из основных сторонников сирийской оппозиции в разгар гражданской войны, изучает возможность восстановления дипломатических отношений с правительством Асада. Газета «Гардиан» (Guardian) 4 мая сообщила о том, что генерал Халид Хумандан, глава саудовской разведки, провел личную встречу со своим сирийским коллегой в Дамаске — эта была первая встреча такого рода с момента начала войны. Самые главные враги Асада, скрепя зубы, вынуждены согласиться с тем, что лучше признать существующую реальность и работать в ее рамках, чем верить в какой-то призрачный мир. Однако Соединенные Штаты пока еще не дошли до признания сложившейся в Сирии реальности. Политика Вашингтона в отношении Сирии основана на фантазиях — на предположении о том, что экономическое давление и отпугивание от терпящей бедствие Сирии международных фондов восстановления, а также сохранение небольшого военного присутствия вблизи сирийских нефтяных месторождений в какой-то момент помогут Вашингтону заставить Асада выполнить резолюцию Совета Безопасности ООН в отношении этого конфликта. Влиятельные американские политики не только считают идеальным вариантом формирование непредвзятого временного правительства национального единства и принятие новой конституции, но еще и убеждены в том, что такой вариант все еще возможен. Тот факт, что самая сильная сторона диктует ход войны — и нет сомнения в том, что сирийское правительство и является в Сирии этой самой сильной стороной, особенно при поддержке Тегерана и Москвы — этот факт Вашингтоном отвергается как не имеющая особого значения досадная помеха. Когда Белый дом недавно излагал свое решение относительно вывода американских солдат из Афганистана после 20-летнего их пребывания в этой стране, высокопоставленный сотрудник администрации привел следующий важный аргумент: Соединенные Штаты не должны использовать свои собственные войска как разменную монету в чужой гражданской войне. К сожалению, 900 американских военнослужащих, находящихся в восточной части Сирии, не имеют какой-то другой задачи, кроме как демонстрировать свое присутствие и не давать возможность сирийскому правительству полностью восстановить свою власть в Сирии. (Подобного рода миссия не была одобрена Конгрессом США, но кого это волнует?) Выходит, администрация Байдена в Сирии на самом деле занимается именно тем, против чего она активно выступает на словах в случае с Афганистаном. Когда все подразделения сирийской армии развалились, а 100 тысяч сирийских призывников дезертировали и бежали с мест несения своей службы, было похоже на то, что у Асада в запасе остались три варианта: смерть, эмиграция или переговоры о капитуляции. Американские официальные лица были уверены в том, что Асад будет вынужден сделать такого рода выбор, и это лишь вопрос времени. «Песок в песочных часах заканчивается», — заявила в июле 2012 года Хиллари Клинтон, занимавшая в тот момент пост госсекретаря. И вот — печальный оборот событий: союзники Башара аль-Асада получили больше, сохранив его у власти, чем могли получить его противники в случае его ухода. Соединенным Штатам придется смириться с продолжением присутствия правительства Асада в Дамаске — даже в том случае, если в наших ртах остается горький привкус. Но в ином случае Америке пришлось бы столкнуться с еще худшей ситуацией. Мы могли столкнуться с положением наподобие того, что сложилось в Ливии, которая оказалась под контролем бесчисленного количества военизированных формирований. Напомним: Ливия в итоге стала рассадником террористических группировок при полном отсутствии власти в стране. Дэниэл Депетрис — сотрудник аналитического центра Defense Priorities, а также постоянный автор таких изданий как Washington Examiner и National Interest. *террористическая организация, запрещена в России
Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

ORF: США и НАТО не удостоили вниманием «эффектную пиар-акцию» Минобороны России Кому интересен варшавский маскарад? Изолировать Россию невозможно Багдад не повторят Корреспондент: Украина отказалась от «советского» Дня ВДВ и голубого берета

Последние новости