• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Министр обороны Швеции: Швеция не станет мириться с присутствием российских наемников в Мали (SvD)

27.09.2021 7:50 0

Министр обороны Швеции: Швеция не станет мириться с присутствием российских наемников в Мали (SvD)

Порой говорят, что миссия в Мали — самая опасная из всех, в которых когда-либо участвовала Швеция, но, по словам министра обороны Швеции Петера Хультквиста (Peter Hultqvist), оставаться там — «совершенно необходимо». Поэтому он и заявил, что хочет продлить шведскую миссию в Мали несмотря на то, что в конфликт вмешалась Россия. Западноафриканская страна Мали — одно из беднейших государств в мире, где очень небезопасно из-за терроризма и другой организованной преступности, а также плачевной ситуации с правами человека. За последние два года там случилось два военных переворота, последний — в этом мае. Шведское правительство называет такое развитие событий «тревожным». Тем не менее, министр обороны Петер Хультквист и слушать не хочет о том, чтобы отозвать домой почти 400 шведских военных, которые работают в Мали. Скорее он даже предложит продлить миссию на более долгий срок, чем решил парламент, который наметил завершить ее в конце года. Петер Хультквист: Совершенно необходимо, чтобы мы занимались Мали. Svenska Dagbladet: Почему? Петер Хультквист: Если международное сообщество не станет заниматься Мали, у нас будут проблемы с преступностью, торговлей людьми, контрабандой наркотиков, религиозным джихадизмом и терроризмом. Речь идет о базовой стабильности этой части мира. Опыт неудачи в Афганистане, где власть себе вернули талибы (эта террористическая организация запрещена в России — прим. ред.), не пугает. «Я считаю невероятно важным, чтобы Швеция и в будущем проявляла однозначный интерес к участию в международных миссиях. Необходимо способствовать стабилизации охваченных потрясениями регионов. Если после Афганистана был сделан вывод, что страны мира не должны помогать в ООН или вступать в другие коалиции, то, по моему мнению, это, определенно, вывод неправильный», — говорит министр обороны. Швеция принимает участие в так называемой миротворческой миссии под эгидой ООН в Мали с 2014 года, когда она отправила туда стрелковый отряд примерно из 210 человек. Еще восемь человек из вооруженных сил Швеции работают консультантами в миссии ЕС. Также у Швеции есть в Мали боевое подразделение примерно в 150 человек. Оно находится там с февраля этого года в составе европейской военной оперативной группы Task Force Takuba, возглавляемой Францией. Task Force Takuba должна бороться с группировками вооруженных террористов вместе с силами безопасности Мали. Несмотря на то, что после переворота в мае Мали управляет военная хунта, и сам переворот осудили как ООН, так и ЕС с Африканским союзом, Петер Хультквист не хочет, чтобы Швеция прекратила поддерживать службы безопасности Мали. «Здесь важно позаботиться о стабильности и о создании в регионе здоровой среды. Наши полномочия в области международного права остаются неизменными. Также существует специальное сообщество под названием ЭКОВАС, которое работает над тем, чтобы добиться выборов и поменять правительство на избранное народом». Svenska Dagbladet: Это должно произойти в феврале в следующем году. Вы уже видите какие-то признаки, что это действительно случится? Петер Хультквист: Важно, чтобы Швеция и остальные по-настоящему давили и добивались прихода избранного народом правительства. Уйти оттуда сейчас — значит открыть дверь для других сил, которые в будущем станут большой проблемой для Европы. Правительство «очень тщательно» следит за новостями о том, что Мали планирует сотрудничество с российскими наемниками через российскую компанию, говорит Хультквист. «Есть ряд вопросов, но мы, конечно, работаем над тем, чтобы максимально все это прояснить». Диана Янсе (Diana Janse), которая была послом Швеции в Мали до марта этого года, а сейчас баллотируется в парламент от партии «Умеренные», напротив, считает, что шведам надо задуматься над тем, чтобы покинуть Мали. По ее мнению, сейчас самое время придумать план вывода сил ООН из страны, а шведскому правительству следует обсудить, не отозвать ли домой шведских военных из Task Force Takuba. «Это неразумно, что шведский спецназ поддерживает и обучает солдат военной хунты», — написала она в докладе для аналитического центра Frivärld, в котором она делает вывод, что ситуация в Мали постоянно развивается в неправильном направлении, несмотря на масштабную поддержку и помощь от окружающего мира. Министр обороны не видит никаких причин пересматривать отношение к миссии в Мали. Он считает, что, если Швеция и остальные уйдут из страны, это приведет к «хаосу и очень негативной ситуации». Также он не подвергает сомнению решение Швеции предоставить Мали с 2021 по 2025 год экономическую помощь в два миллиарда крон (примерно 16 миллиардов рублей — прим. перев.). После последнего военного переворота в Мали недовольная Франция решила уменьшить там число своих солдат. Петер Хультквист обсудил это с французским министром вооруженных сил. «Для Швеции и Скандинавии невероятно важно хорошее сотрудничество с Францией. Мы сотрудничаем с ней по нескольким военным направлениям и надеемся и дальше продолжать это делать». Петер Хультквист встретился с журналистами Svenska Dagbladet в министерстве обороны в центре Стокгольма. Обстановка тут внушает уважение. Комнаты огромные, с высокими потолками и тяжелой мебелью. Через день после интервью со Svenska Dagbladet Петер Хультквист должен был принимать как раз французского министра вооруженных сил, чтобы подписать с ней декларацию о намерениях углубить сотрудничество в сфере обороны. Хультквист не хочет занимать чью-то сторону в конфликте, который завязался между Францией и странами нового оборонного альянса AUKUS, образованного США, Великобританией и Австралией. Цель пакта — противодействовать властным амбициям Китая, но прямой конфликт был вызван тем, что Австралия разорвала запланированную многомиллиардную сделку на покупку подводных лодок у Франции, чтобы вместо этого купить подлодки у США и Великобритании. «Это очень острая ситуация. Положение нехорошее, его надо как-то разрешить, и США за это несут большую ответственность». Svenska Dagbladet: И как? Петер Хультквист: В долгосрочной перспективе очень важно, чтобы западные демократии держались вместе и действовали так, чтобы мы чувствовали друг к другу доверие. Напряжение могут использовать те, кто хочет подорвать наше сотрудничество. Svenska Dagbladet: Что думает Швеция по поводу оборонного пакта AUKUS? Петер Хультквист: Когда речь идет о начале сотрудничества в том районе с целью уравновесить Китай, то, по сути, нет места для какой-то особой точки зрения. Svenska Dagbladet: А что это значит для Швеции? Петер Хультквист: В отношениях с авторитарными государствами вроде Китая такого рода баланс очень важен. Также важно, чтобы мы в Европе сохраняли сплоченность по поводу санкций против России. Петер Хультквист подчеркивает, что ситуация с безопасностью для Швеции ухудшилась. Он напоминает о российских военных учениях «Запад-21», которые заставили Швецию повысить боеготовность. Продолжающийся на Украине конфликт и аннексия Крыма свидетельствуют, что Россия готова использовать военную силу для достижения своих политических целей, считает министр обороны. Он называет ухудшившуюся ситуацию с безопасностью причиной того, что Швеция заключила новый договор о военном сотрудничестве с Норвегией и Данией, которые обе входят в НАТО. Петер Хультквист, которого часто относят к левому флангу социал-демократической партии, занимает пост министра обороны с 2014 года, и ему была вверена задача нарастить оборонный потенциал страны. Хультквист оставался в должности даже несмотря на угрозы о вотуме недоверия за действия, предпринятые в связи с недостатками системы безопасности в Шведском транспортном управлении, и несмотря на критику, что вооружения наращиваются слишком медленно, а расходы на них больше, чем было рассчитано.
В последние недели дебаты в его профессиональной области часто касались ситуации в Афганистане и миссии Швеции там. Svenska Dagbladet: Как опыт, полученный в ходе миссии в Афганистане, повлияет на шведскую политики безопасности и обороны? Петер Хультквист: Он повлияет не только на шведскую политику безопасности и обороны, но и на оборонную политику в глобальной перспективе. Это новая ситуация, которую нужно проанализировать. Проанализировать нужно и ее финал. США сообщили о том, что собираются уйти, но я могу констатировать, что представленный ими график не соблюдался. Разведывательные данные по поводу текущей ситуации, как оказалось, не соответствовали действительности, и все это вылилось в хаос, в результате которого талибы быстро взяли верх. Svenska Dagbladet: Какие у этого будут последствия? Петер Хультквист: На оценку этого требуется время, не только Швеции, но и международному сообществу. Я могу констатировать, что мы сейчас имеем в Афганистане группировки, которые занимаются террористической деятельностью, а на режим в Афганистане нельзя положиться. Ну и, конечно, действительно необходимо проанализировать то, как войска были выведены из страны. Svenska Dagbladet: Что вы об этом думаете? Петер Хультквист: Могу, наверное, сказать, что причин для восторгов нет. Svenska Dagbladet: Что это значит для трансатлантической связи, связи с США? Петер Хультквист: Эта связь очень важна и необходима для стабильности в Европе на фоне деятельности, развиваемой на российской стороне. Также очень важно, чтобы сотрудничающие страны могли чувствовать друг к другу доверие. Svenska Dagbladet: Вы можете? Петер Хультквист: Я считаю, что в целом мы хорошо сотрудничаем, но, когда возникают ситуации вроде той, что была в Афганистане, все равно нужно иметь силы задать вопрос о доверии. Такого рода миссии требуют, чтобы мы в любом случае прорабатывали ситуацию вместе и были готовы совместно отвечать за наши решения, а не ошарашивать друг друга. Svenska Dagbladet: Какие выводы вы делаете из того, что США ошарашили вас, остальных? Петер Хультквист: Возможно, еще немного рано делать много выводов, но это центральный вопрос, связанный с тем, как мы будем в будущем относиться к новым международным миссиям. Мы должны иметь возможность положиться друг на друга, и никто не хочет неожиданностей. Нет никакого желания оказываться в такой ситуации в рамках коалиции. Даже Петер Хультквист, который не упускает случая рассказать, насколько важно для Швеции сотрудничество с США, тем не менее, все-таки высказал свое недовольство по поводу сворачивания миссии в Афганистане. «Я высказался предельно ясно по этому поводу в международном контексте, например, на встрече министров обороны ЕС, но также и во время ряда других бесед». Svenska Dagbladet: Что вы сказали? Петер Хультквист: Я не собираюсь пересказывать это дословно, но то, что я только что сказал вам, я, например, также произносил. Все шведское военное планирование опирается на то, что Швеция будет защищаться при сотрудничестве с другими странами. Швеция должна оставаться вне альянсов, но в то же время иметь возможность оказывать гражданскую и военную поддержку другим и принимать ее. В последнем решении, принятом по обороне, сказано, что «Швеция должна как можно активнее развивать совместное оперативное планирование с Финляндией, а также организовать его с Данией, Норвегией, Великобританией, США и НАТО». По словам Петера Хультквиста, конкретно это значит, что сотрудничество и совместные учения в итоге приведут к тому, что врагу потенциально потребуется гораздо больше ресурсов для атаки на Швецию. Svenska Dagbladet: Означает ли это, например, что шведских солдат могут отправить воевать за Финляндию? Петер Хультквист: Не стоит строить догадки по поводу того, что может случиться в кризисной ситуации. Это будут решать парламенты и правительства соответствующих стран. С моей точки зрения, достаточно того, что такая возможность существует. Svenska Dagbladet: Означает ли сотрудничество Швеции с другими странами, что шведским солдатам, возможно, придется воевать и за них? Петер Хультквист: Шведские солдаты будут воевать против кого-то, только если так решат шведские парламент и правительство. У нас есть договоренность, что мы должны уметь взаимодействовать с другими. А к обсуждению, что конкретно случится, если ситуация вдруг обострится, мы сможем вернуться лишь по факту эскалации. В качестве еще одного способа углубить сотрудничество с другими, правительство предлагает изменить так называемый Закон о Радиотехническом центре вооруженных сил (FRA), чтобы иностранные власти и организации могли получать доступ к данным, которые есть у Радиотехнического центра. В то же время правительство хочет дать Радиотехническому центру возможность вести радиоэлектронную разведку также в отношении организаций, которые не представляют собой прямой угрозы Швеции. «Либералы» и «Партия Центра» считают, что такой законопроект подразумевает слишком слабую защиту конфиденциальности информации, но министр обороны доволен. Svenska Dagbladet: Когда этот закон только приняли, социал-демократы тревожились по поводу нарушения конфиденциальности и риска разглашения личной информации. Почему не тревожатся сейчас? Петер Хультквист: С тех пор технологии продвинулись, и теперь в системе можно устанавливать ограничения. Речь не идет о предоставлении свободного доступа к данным, и у нас есть органы, которые будут оценивать, как с ними обращаются. Svenska Dagbladet: Почему вы хотите изменить закон? Петер Хультквист: Мы хотим усовершенствовать инструменты борьбы с терроризмом и угрозами безопасности государства. Учитывая, как развивается ситуация сегодня, видно, что мы с такими типами ситуаций сами не справляемся, так что разумно сотрудничать с другими. Весной датские СМИ сообщили, что служба разведки США НБА с датской помощью шпионили за ведущими политиками и чиновниками Швеции. Тогда Петер Хультквист сказал, что это «неприемлемая ситуация, которую нужно прояснить». С тех пор он общался и с Данией, и с США. Сейчас он считает, что с этим делом полностью разобрались, не желая при этом рассказать более подробно, что на самом деле произошло. Петер Хультквист: Мы получили настолько подробную и четкую информацию, что теперь можем пойти дальше и работать над вопросами, которые касаются нашего сотрудничества. Svenska Dagbladet: Есть ли какие-то неясности? Петер Хультквист: Я думаю, что мы максимально разобрались с этим, насколько это сейчас возможно, и можем идти дальше. Дания проводит расследование, которое должно быть готово до рождества, и я потребовал, чтобы меня посвящали во все детали, связанные со Швецией, если такие будут. В связи с публикацией информацией о прослушивании, Петер Хультквист сказал, что разведывательная работа Швеции с другими странами не подлежит разглашению, но она ведется очень серьезно и продуманно. По его словам, он сам участвует в тщательных и обширных процедурах ее анализа. Также он сказал, что подобные вопросы касаются того, как должно функционировать «глубинное государство». Svenska Dagbladet: Что за глубинное государство? Петер Хультквист: Ай, я не собираюсь вдаваться в дальнейшую дискуссию по этому поводу. Но этот вопрос отчасти о том, как все работает в наших собственных органах, а отчасти — как государства функционируют по отношению друг к другу. Это нередко очень деликатные вопросы, и важно, чтобы все следовали установленным правилам. Svenska Dagbladet: Но почему вы использовали понятие «глубинное государство»? Петер Хультквист: Ну, это, конечно, можно все обсуждать, но я лично имею под ним в виду то, что только что описал. Вот на что я ссылаюсь. Svenska Dagbladet: Вы же не имеете в виду под «глубинным государством» скрытое государство вне демократического контроля? Петер Хультквист: Я к такому определению никогда не прибегал, пусть даже кто-то другой, возможно, и использует его. Я ничего не могу предложить любителям теорий заговоров, и сам этими теориями не интересуюсь.
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

The Foreign Policy: США идут путем нацистской Германии? Les Echos: безопасность болельщиков на ЧМ-2018 будет обеспечивать «туристическая полиция» Вашингтон мобилизует Украину, Грузию и Молдову, чтобы бросить вызов России на Черном море Чешский генерал Павел: Россия видит в нас врага (Denník N) Как будет рассчитываться налог на машиноместо?

Последние новости