• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Посол Чехии в Сербии: «Россия и Китай действуют в Сербии одинаково. Но мы должны работать на опережение» (Hlídací pes)

04.10.2021 6:10 0

Посол Чехии в Сербии: «Россия и Китай действуют в Сербии одинаково. Но мы должны работать на опережение» (Hlídací pes)

Помимо России, на Западных Балканах и в Сербии активно действует Китай. Он создает совместные инвестиционные проекты: мосты, шоссе, — строит там большую угольную электростанцию и высокоскоростную железную дорогу, которая ведет из подконтрольного Пекину греческого порта Пирей. Не отстает ли Европейский Союз, а с ним и Чехия, в регионе, который всегда причисляет к важным? Чешский посол Томаш Кухта работает в Белграде уже третий год и уверен, что это не так: «Западные Балканы давно являются частью Европы, и от них всегда ждали опасности или проблем. Европе всегда было предпочтительнее перестраховаться в этом регионе. К счастью, сербы не видят для себя других вариантов, кроме вступления в Европейский Союз». Hlídací pes: Для чехов Балканы — это, в первую очередь, море и Хорватия. А как, по вашему опыту, мы относимся к Сербии? Томаш Кухта: После трех лет работы у меня сложилось впечатление, что чехи любят Сербию, а сербы не меньше любят чехов и Чешскую Республику. Сербы знают о нас намного больше, чем мы о них. Они часто сравнивают себя с нами, ведь эта страна чуть меньше нашей, и при этом нас связывает давняя традиция сотрудничества. Чехи создавали в Сербии разного рода профессиональные сообщества; чешские архитекторы проектировали там некоторые здания в центре города. Большой популярностью там пользуется чешская режиссерская школа. Куда бы я ни пришел, все очень положительно отзываются о Чешской Республике и делятся со мной прекрасными впечатлениями от посещения Праги и тому подобным. - Вы говорите, что сербы знают о нас намного больше, чем мы о них. А мы сами хотя и заявляем о своем интересе к Западным Балканам, на самом деле мало ими интересуемся, не так ли? Томаш Кухта: Я думаю, они, несомненно, интересуют бизнесменов. С точки зрения туристов, конечно, лидирует Хорватия, но представления у чехов о Сербии не самые плохие. - Я имел в виду скорее политический аспект, так как наши политики часто подчеркивают интерес к Западным Балканам. Кстати, например, выступая на совещании послов, министр иностранных дел Кулганек сказал, что хотел бы, чтобы в следующем году, когда мы будем председательствовать в ЕС, уже стал известен срок вступления Сербии в Европейский Союз. Как вы думаете, получится ли? Томаш Кухта: Амбициозные планы это хорошо. Но роль сыграет множество обстоятельств, и, конечно, многое зависит от самих сербов. Если мы сумеем хотя бы наметить дорожную карту вступления, чтобы у сербов было хоть что-то осязаемое, чтобы они увидели свет в конце тоннеля, то, разумеется, это будет успехом чешского председательства. Крепкие связи с Россией - Немаловажно и то, что летом этого года в действие вступил договор о свободной торговле между Сербией и российским Евразийским экономическим союзом. Но с членством в ЕС это несовместимо. Разве это не тенденция к отдалению от ЕС? Кстати, в период пандемии ковид-19 сербский президент Вучич нахваливал «братскую помощь Китая» на фоне равнодушия Европейского Союза. Может, сейчас мы, Евросоюз, проигрываем в борьбе держав за Западные Балканы? Томаш Кухта: Понимаю, о чем вы. На совещании послов мы говорили о том, что Евросоюз не доволен тем, что Сербия не всегда поддерживает резолюции Европейского Союза о разных внешнеполитических вопросах, особенно когда речь идет о критике России. Сами сербы объясняют нам на переговорах, что им нужно за что-то держаться. То есть они буквально как обезьяны, которые, прыгая с дерева на дерево, не отпускают одну ветку, пока не схватят другую. С одной стороны, это понятно: они не хотят лишать себя возможностей, но с другой стороны, это еще и вызов для ЕС, который должен предложить перспективу членства. Тогда сербы смогут с чистой совестью сказать: «Да, мы отпускаем прежнюю ветку». - Какова основа этих крепких связей с Россией? Помимо исторических обстоятельств, это еще и религия, влияние православной церкви в Сербии? Томаш Кухта: Конечно, это один из аспектов. Православная церковь пользуется большим влиянием. Плюс в последние десятилетия русские сербам ничего плохого не сделали, и поэтому там нет такой ненависти, как, например, у поляков и других бывших сателлитов Советского Союза. Кроме того, Россия поддерживает Сербию в проблеме Косово, и поэтому сербам будет сложно повернуться к России спиной. Я уже не говорю о связях в оборонной промышленности, энергетике. Что касается упомянутого договора о свободной торговле, то сербы говорят о готовности отказаться от него в момент вступления в Евросоюз. - Помимо России, на Западных Балканах и в Сербии активно действует Китай. Он создает совместные инвестиционные проекты: мосты, шоссе, — строит там большую угольную электростанцию и высокоскоростную железную дорогу, которая ведет из подконтрольного Пекину греческого порта Пирей. С другой стороны, нам известно, чем заканчивалась история с китайскими проектами в других регионах Европы, например в Польше. А что в Сербии? Удается ли там заканчивать эти, на первый взгляд, великолепные китайские проекты? Томаш Кухта: Да, им уже удалось довести некоторые до конца. Например, мост через Дунай. Ведется строительство железной дороги из Белграда на север в направлении Будапешта. Проекты китайцы реализуют или сами, или в сотрудничестве с россиянами. Тем не менее, кстати, заказ на семь станций удалось получить чешской компании AŽD. Это масштабные проекты. Вообще Китай много инвестирует, в том числе в «грязную энергию», ведь в этой области Сербии трудно найти инвестора. Европейские банки не выделяют на это финансирование. А Китай с готовностью предложил свои услуги, включая финансовые средства. - Сербия довольно активно включилась в так называемую вакцинную дипломатию. Она купила у России и Китая «Спутник V» и «Синофарм». Правда, Сербия также закупила и европейские вакцины, и вакцинировала как собственных граждан, так и «вакцинных туристов», в том числе чехов. Какие преимущества получила Сербия благодаря такому подходу к вакцинации от коронавируса? Томаш Кухта: Их ситуация несколько отличалась от нашей. Мы соблюдали договоры Брюсселя и придерживались единого подхода к переговорам с производителями вакцин, а сербы благодаря решению всего нескольких лиц смогли отреагировать мгновенно. Они вступили в переговоры с производителями очень давно, еще в июле 2020 года. Они были одними из первых еще в тот момент, когда никто точно не знал, кому из производителей удастся сертифицировать вакцину. Это было нечто вроде игры в рулетку. Когда же вакцины появились и получили сертификаты, сербы получили их одними из первых. Потом оказалось, что у них больше вакцины, чем требуется, так как население не спешило вакцинироваться, и с большим трудом они дотянули до 50 процентов вакцинированных граждан. Поэтому сербские склады трещали от вакцины, и тогда сербы перешли к вакцинной дипломатии, которая получила положительный отклик. - Вы тоже вакцинировались в Сербии? Томаш Кухта: Да. - На средства чешского правительства, или вы воспользовались предложенной Сербией возможностью? Томаш Кухта: Сербы предложили всем посольствам и их персоналу бесплатную вакцинацию, и мы приняли предложение и вакцинировались «Пфайзером». История Сербии — история войн - Если говорить о вакцинах «Спутник V» и «Синофарм», то сербам пришлось какую-то часть выбросить или вернуть, как это сделала Словакия? Вакцины не понадобились, или люди не хотели вакцинироваться этими вакцинами, в отличие от европейских? Томаш Кухта: Тут об этом не говорят. К «Спутнику V» и «Синофарму» интерес был довольно большим. Этому способствовала пропаганда. Например, сербские министры вакцинировались разными вакцинами, а президент, насколько мне известно, получил китайский препарат. Министр обороны и министр внутренних дел вакцинировались «Спутником V»… То есть они делали одинаковую рекламу всем вакцинам. Осталась ли у них вакцина, которую пришлось выбросить, мне неизвестно. - То, о чем мы говорим, вакцинная дипломатия, инфраструктурные проекты, интересы России и Китая и так далее, вписывается в теорию о том, что Балканы — это регион, где Россия и Китай часто апробируют свои подходы и операции влияния, которые потом переносят в Европу, в Центральную Европу и потенциально в Чехию. Вы, будучи опытным дипломатом и человеком, который работал в Министерстве обороны, наблюдаете нечто подобное на месте? Томаш Кухта: На мой взгляд, Россия и Китай пользуются возможностями, тем, что двери там открыты. Апробируют ли они что-то… Они просто продвигают собственные интересы. Конечно, их присутствие там заметно. Иногда даже бывает, что какой-нибудь дипломат, высланный из той или иной страны, появляется в Белграде. Но я затрудняюсь сказать, насколько все это выходит за рамки стандартных билатеральных отношений. - Кстати, российское посольство в Праге опустело. Может, кто-то из этих людей теперь работает в Белграде. Что вам известно об этом? Томаш Кухта: Ничего. - Чем стабильность Западных Балкан, Сербии и других стран вообще так важна для безопасности Чехии? Томаш Кухта: У Балкан важное стратегическое расположение. Белград всегда был местом, где державы сменяли друг друга. История Сербии — это по сути история войн. Западные Балканы с незапамятных времен являются частью Европы, и от них всегда ждали опасности или проблем. Европе всегда было предпочтительнее перестраховаться в этом регионе. К счастью, сербы не видят для себя других вариантов, кроме вступления в Европейский Союз. Другое дело, что они идут к членству не столь прямым путем, как нам того хотелось бы. Но ни разу они не ставили под сомнение вступление в ЕС как свою главную цель.
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

То чувство, когда уже победил и без выборов Le Figaro: Брексит «вслепую» чреват пагубными последствиями Бросит ли Россия вызов США в Ливане? Дмитрий Тренин: что ждет Россию и Запад после конференции в Баварии (CMC) WSJ: Байдену предстоят нелегкие испытания из-за позиции России по Сирии

Последние новости