Что объединяет, то и разобщает: Россия и Китай не останутся лучшими друзьями (Advance)

03.11.2021 3:40 0

Что объединяет, то и разобщает: Россия и Китай не останутся лучшими друзьями (Advance)

Однажды один из самых выдающихся российских интеллектуалов и лингвистов ХХ века Дмитрий Лихачев, который впоследствии приобрел известность в качестве советского диссидента, прозванного «совестью России», сказал, что Россия — страна, которая за свою историю не раз совершала крутые и неожиданные повороты. Сегодня, если оценивать с политической точки зрения, Россия производит впечатление чрезвычайно смирной и предсказуемой страны, но насколько это результат ее «политики», а насколько она такая на самом деле? Давайте рассмотрим отношения между Россией и Китаем. Российский президент Владимир Путин несколько раз публично подчеркивал крепкую дружбу, связывающую Москву и Пекин. Он откровенно хвалил Китай, в том числе, на недавнем энергетическом саммите, который принимал у себя. Кажется, будто у России и Китая на самом деле отличные отношения, и этот союз делает их сильнее и устойчивее к испытаниям, которым Запад подвергает обе страны. Но действительно ли перед нами искренняя дружба, или это лишь ее видимость, выгодная в данный момент? Задаваясь подобным вопросом, необходимо оценить отношение России к Китаю вне позиции лично Путина. Что думает остальная российская элита? Традиционно мнения там царят разные. Одни считают, что Россия должна развернуться лицом к Западу, поскольку ей там якобы и место (в культурном и ценностном плане), а другие искренне преданы концепции мощной Евразии во главе с союзом России и Китая. В этой связи интересно ознакомиться с мнением тех, кто относится или по крайней мере до недавнего времени относился ко второй категории. Лучший пример — российский профессор — Александр Лукин. Этот человек довольно известен в области геополитики. В 2018 году он опубликовал книгу «Китай и Россия: новое сближение», и уж точно не относится к тем, кто выступает за разворот в сторону Запада (а таких в рядах российской элиты, по-видимому, больше, чем может показаться на первый взгляд). Лукин работал советником в МИДе еще при СССР, а затем служил в советском посольстве в Пекине. Вообще в Китае он всегда дорогой гость, и бывший китайский председатель Ху Цзиньтао наградил его медалью «За выдающийся вклад в развитие китайско-российских отношений». Кроме того, Лукин — профессор в китайском Чжэцзянского университете. Все эти биографические подробности я привожу для того, чтобы акцентировать его преданность российско-китайским отношениям. Поэтому когда такой человек заявляет (в статье для внешнеполитического издания The Washington Quarterly), что «пик российско-китайского сотрудничества сегодня уже, вероятно, пройден», то к нему стоит прислушаться. Почему он так думает? Он приводит несколько очень интересных и весомых аргументов. По его мнению, все более навязчивая китайская внешняя политика и так называемая «дипломатия воина-волка» (прямой и агрессивный стиль дипломатии, который Китай взял на вооружение в XXI веке, а особенно полюбил с тех пор, как к власти пришел Си Цзиньпин, что контрастирует, скажем, с мягкой дипломатией при Ден Сяопине) все больше «раздражает российскую элиту». Что может раздражать российскую элиту? На самом деле многое. Во-первых, не будем забывать, что до недавнего времени Россия, даже после распада СССР, слыла «второй державой мира», а сейчас эту позицию бесповоротно отбирает Китай, который метит теперь на первое место. Ладно, тщеславие не может помешать пользоваться на практике плодами хороших российско-китайских отношений. Однако две державы вряд ли способны существовать в некоем «вакууме дружбы», поскольку их окружает реальный мир и реальные страны, с которыми они обе связывают свои интересы и идеи. Если говорить конкретнее, то между ними простирается огромная Средняя Азия, регион, который в геополитическом смысле становится все привлекательнее. До недавнего времени там доминировала исключительно Россия. Не секрет, что еще с момента распада СССР Россия весьма упорно работает над тем, чтобы сохранить все это пространство в своей орбите и притянуть его еще ближе к Москве. Это удавалось и удается ей до сих пор, но ее «лучший друг», как бы это ни замалчивалось, теперь превращается в ее главного соперника, который хочет распространить свое влияние на страны Средней Азии, бывшие советские республики. Не будем забывать, что Россия и Китай, сколько бы они ни подчеркивали свое сотрудничество, реализуют два масштабных проекта, не совместимых друг с другом. Россия продвигает Евразийский экономический союз — проект, в котором Россия играет первую скрипку. Китай, в свою очередь, продвигает свой гигантский проект «Нового шелкового пути» (официально «Один пояс и один путь»), который, надо сказать, намного привлекательнее для стран, в нем участвующих, чем российский проект по одной очень простой причине. Китай предлагает больше денег на строительство инфраструктуры. Да, официально Россия и Китай, точнее их проекты в Евразии, сотрудничают друг с другом, но насколько это правда на самом деле, вот в чем вопрос. Например, в июне прошлого года на встрече министров стран, участвующих в китайском проекте, не появился российский министр Сергей Лавров, прислав вместо себя лишь посла. Можно предположить, что Лавров не приехал из-за коронавирусного кризиса, но не исключены и другие причины. Давайте вернемся к Средней Азии. Уже много десятков лет Россия остается главным гарантом безопасности для стран этого региона. Но сейчас эта константа может поколебаться. Дело в том, что Пекин не только предлагает оружие и военный инструктаж государствам Средней Азии, но и отправляет туда свои войска. Китай построил военную базу в Таджикистане, прежде всего, чтобы обеспечить безопасность в своем беспокойном регионе Синьцзян. Но в то же время Китай стремится таким образом вытеснить Россию, в том числе с рынка вооружений. Кроме того, несмотря на все военные соглашения между Россией и Таджикистаном, ни Пекин, ни Душанбе не проконсультировались с Россией по поводу строительства китайской военной базы на территории Таджикистана. Конечно, сегодня российское влияние в Средней Азии по-прежнему превосходит китайское. Более того, по странам Средней Азии прокатились демонстрации против китайского влияния (как и в некоторых других странах мира). Однако весь этот капитал влияния, которым Россия все еще обладает, сокращается, и Китай целенаправленно и без всяких обиняков добивается распространения своего влияния. Например, Китай инициировал масштабную кампанию, посвященную образованию и рассчитанную на десять лет. За это время Китай предоставит странам Центральной Азии, входящим в Шанхайскую организацию сотрудничества, около 30 тысяч учебных стипендий. Медленно, но верно Китай будет насаждать свое влияние в Средней Азии, тогда как российское будет слабеть. У России просто нет достаточно ресурсов для того, чтобы оставаться более привлекательным союзником, и упомянутая российская элита, о которой писал и профессор Александр Лукин, это очень хорошо понимает. Сегодня в российско-китайской дружбе есть смысл, поскольку, как я уже писал, она делает Россию и Китай сильнее перед лицом угроз, исходящих от всегда агрессивных США. Однако мощь США идет на убыль, и вскоре многие это поймут. Если однажды, возможно уже в ближайшем будущем, Россия и/или Китай перестанут бояться американского давления, то их дружба тут же окажется под вопросом. Интересы — основа, которая со временем трансформируется. Интересы — это то, что объединяет и одновременно разобщает. Этот исторический принцип придает динамику геополитике, и России с Китаем пришлось бы продемонстрировать высокую степень политического мастерства, чтобы не угодить в эту ловушку. Причем в этом, по крайней мере пока, им может помочь тот факт, что со Средней Азией они связывают один общий интерес. И Россия, и Китай не хотят радикализации местного преимущественно мусульманского населения. Тем не менее по мере того, как Китай будет опережать Россию, будет расти и недовольство среди российских элит, у которых, возможно, не самые разумные представления о будущем России в меняющемся мире. Но других нет. Этим, кстати, могут снова воспользоваться США, если им хватит мудрости, так же, как когда-то воспользовались ссорой между Москвой и Пекином во времена СССР. Администрация США во главе с Никсоном (хотя подлинным автором идеи был Генри Киссинджер) перетянула Китай на свою сторону и эксплуатировала соперничество между двумя крупнейшими коммунистическими странами. Все может повториться, но только на этот раз США могут привлечь на свою сторону Россию, которая уже скоро проявит свое негодование (она проявила бы его уже сейчас, но многим приходится придерживаться линии, которую диктует Владимир Путин). Никсон давно мертв, но человек, который инициировал американо-китайское сближение, жив. Вопрос только в том, достаточным ли влиянием пользуется 98-летний Генри Киссинджер. Вообще же, несмотря на его преклонный возраст, по умственным способностям он явно превосходит президента Джо Байдена, который на 20 лет его моложе.
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Антология абсурда: как демократы переоценивают российскую мощь и степень ее угрозы США (TNI) Рейн Руутсоо: действительно ли мы задираем Россию? (Postimees) Глава МИД Финляндии: стабильная Россия — в наших интересах, но её будущее вызывает тревогу Что общего между коронавирусом и изменением климата? Эммануэль Макрон: бездействующей Европе грозит гибель (Corriere Della Sera)

Последние новости