Анналена Бербок: у нас два приоритета — посредничество в «нормандском формате» и солидарность с Киевом

22.12.2021 21:50 0

Анналена Бербок: у нас два приоритета — посредничество в «нормандском формате» и солидарность с Киевом

ZEIT: Ваши первые дни на посту министра прошли под знаком жесткого противостояния с авторитарными державами. Вы выслали русских дипломатов и вызвали в МИД посла России, так как немецкий суд установил, что Россия совершила акт государственного терроризма в центре Берлина. Россия угрожает Украине войсками. Но насколько глубоко испорчены сегодня наши отношения с Россией, насколько велика опасность возникновения войны? Анналена Бербок: Каким бы критическим ни было положение на украинско-российской границе, но Россия — это часть нашего европейского дома. Европа состоит не только из ЕС, но и из Совета Европы, в который входят 47 государств, в том числе Россия. Именно поэтому нам нужно сделать всё, чтобы предотвратить возникновение еще одного военного конфликта. — Как можно разрешить этот кризис? — Этот кризис можно разрешить только общими усилиями и дипломатическим путем. Поэтому я позвонила российскому министру иностранных дел Лаврову и сказала ему, что нам нужно опять начать переговоры в рамках нормандского формата… — …в котором участвуют Германия и Франция вместе с Россией и Украиной… — Именно. Но перед лицом опасности военной эскалации мы должны использовать и возможности в рамках НАТО, например, Совет Россия — НАТО, который вот уже несколько лет как заморожен. — Как протекал ваш первый разговор с Сергеем Лавровым? — Это был шанс возобновить переговорный процесс, хотя по многим пунктам у нас прямо противоположные позиции. По моему мнению, основа сильной внешней политики такова: не избегать проблемных тем, но и не обрушиваться на противную сторону с громогласными тирадами, а воспринимать мир, каков он есть, и действовать на этой основе. — Нормандский формат и Совет Россия — НАТО уже давно не работают, потому что Россия не проявляет к ним интереса и предпочитает использовать другие политические средства. — Дипломатия сродни большому спорту, тут тоже нужны выдержка и упорство. Нельзя позволить противнику своими ударами навязать тебе смену концепции. Нужно постоянно пытаться продолжать разговаривать, а особенно в таких напряженных ситуациях, как нынешняя. Одновременно с этим для меня важно четко демонстрировать, какие ценности мы защищаем как либеральная демократия. — Поэтому вы послали своего государственного министра Тобиаса Линднера в прошлую пятницу на Украину? — Да, я его послала. В этой напряженной обстановке мы хотим четко показать, с кем мы солидарны, поэтому он и поехал в Киев. Я сама поговорила по телефону с украинским министром иностранных дел. Суверенитет Украины и нерушимость границ в Европе имеют прямое отношение к немецкой внешней политике. На нас, немцах, в силу нашего прошлого лежит особая ответственность. — Украина уже давно настаивает на том, чтобы мы поставляли ей оружие для обороны. — Дальнейшее обострение военной обстановки не будет способствовать укреплению безопасности Украины. Поэтому я настаиваю на необходимости вернуться за стол переговоров. Самым весомым вкладом в безопасность Украины, который мы можем внести, будет создание такой ситуации, при которой европейцы вместе с США воздействуют на Россию, чтобы она прекратила свои угрожающие воинственные действия на границе. — Германия может сигнализировать российскому президенту Владимиру Путину, что газопровод «Северный поток — 2» не будет запущен, если Россия продолжит угрожать Украине. Вы сказали однажды, что в деле с «Северным потоком — 2» остаются открытыми некоторые «вопросы безопасности». Канцлер Шольц объявил сертификацию газопровода лишь «экономическим вопросом, затрагивающим частный бизнес», который не может решаться «политическими средствами». У правительства нет общей позиции по этому вопросу? — Нет, есть у нас общая позиция. Хотя и не секрет, что мы в прошлом занимали по этому вопросу разные позиции, но как канцлер, так и я теперь четко заявили, что процесс сертификации должен идти на основе европейского энергетического законодательства. И именно потому, что у Федерального сетевого агентства возникли возражения по правовым аспектам, процесс сертификации был недавно приостановлен. Не только в политическом, но и в экономическом отношении мы заинтересованы в том, чтобы энергию не использовали как оружие для дестабилизации Европы. Поэтому ЕС переработал свою Газовую директиву. И при дальнейшем рассмотрении вопрос энергетической безопасности будет играть важную роль. Предыдущее федеральное правительство договорилось с американским правительством о том, что в случае дальнейшей эскалации со стороны России в отношении Украины будет поставлен вопрос о том, может ли быть запущен «Северный поток — 2». Это положение в нашем соглашении с США актуально до сих пор. — То есть был подан ясный сигнал, что газ по трубе не пойдет, если обстановка на украинской границе не разрядится? — Ситуация такова, как я ее только что описала. — Нужно ли в случае российского вторжения на Украину отреагировать персональными санкциями в отношении людей из близкого окружения Путина? Или отключением России от международной платежной системы? — Я приложу все силы, чтобы дальнейшей эскалации не было. Поэтому в рамках G7 мы ясно дали понять, что Россию ожидают крупномасштабные экономические и дипломатические последствия, если дело дойдет до нападения на Украину. — Кризис в германо-российских отношениях выходит за рамки этого конфликта. Часто можно услышать, что нам необходима «новая восточная политика». Вам эта тема близка? — Да. Однако нельзя просто так перенести практиковавшиеся 50 лет назад методы на международные отношения в глобализированном и в высшей степени взаимосвязанном мире. Мы живем в мире, в котором, к счастью, нет конфронтации блоков, но существует схватка между авторитарными силами и либеральными демократиями. На это Европа должна найти свой собственный, суверенный ответ.
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Business Insider: число безработных в США превысило 40 миллионов человек В Ново-Переделкине прошла встреча жителей с руководством округа Читатели Figaro — о том, как огорчают Запад расходы РФ на борьбу от НАТО: «Лейте слезы над своими расходами» УП: Климкин назвал инициативу Германии по Азову новой санкцией против России Не в ВВП счастье

Последние новости