Advance: у России слабая позиция. Изменить положение можно только одним способом

17.01.2022 11:40 0

Advance: у России слабая позиция. Изменить положение можно только одним способом

Прошел месяц с тех пор, как Москва сообщила, что выдвигает НАТО и Соединенным Штатам требования относительно собственной безопасности и ждет, что они будут выполнены. Российский шаг выглядел тогда несколько странно, а сегодня это впечатление только усиливается. Во-первых, всем было понятно, что требуемое Россией почти точно не может быть выполнено, по крайней мере в нынешней ситуации. Я только коротко напомню, что Россия требует от НАТО обязательства больше не расширяться за счет стран Восточной Европы, а от США — не отправлять свои вооруженные силы в страны бывшего Варшавского договора. Есть еще ряд более мелких требований, но эти ключевые. Во-вторых, если Москва понимает, что США просто отвергнут эти требования, то какие вообще цели она преследует? Да, можно сказать, что это был правильный и даже похвальный шаг, если оценивать его с позиций того, что прямые переговоры и контакты могут хоть немного деэскалировать общую напряженность на востоке Европы. А она в конце прошлого года постоянно росла, в том числе, из-за миграционного кризиса на белорусско-польской границе, а также из-за концентрации российских войск у границ Украины и украинских на линии соприкосновения на Донбассе. Однако переговоры ради переговоров приносят очень непродолжительный мир, особенно если эти переговоры обречены на провал, а, судя по всему, так оно и есть. После встречи в Женеве, где на протяжении семи часов текущий кризис обсуждали заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков и заместитель американского Госсекретаря Венди Шерман, стороны не пришли ни к каким выводам, кроме как о том, что их позиции расходятся. Также часто отмечается, что это переговоры на «высшем уровне». Так и есть, но только на третьей ступени. Ясно, что не удалось договориться о личной встрече Путина с Байденом или Лаврова с Блинкеном. Рябков и Шерман, несомненно, — опытные дипломаты, но складывается впечатление, что их обоих отправили в Швейцарию, чтобы заниматься куплей — продажей времени, а не для того, чтобы найти некое реальное решение или компромисс. Любые сложные переговоры начинаются с максимальных требований, а потом, теоретически, приходят к некоему компромиссу. Однако на этот раз подобный сценарий не вырисовывается. Россия с самого начала утверждает, что не намерена уступать ни в чем. Это не удивляет, учитывая, что свои окончательные «требования по безопасности» она предъявила США и НАТО буквально в последний момент, то есть когда Украину уже пригласили вступить (в ускоренном порядке) в НАТО. Почему же Россия раньше не «почувствовала», что нужно предъявить свои требования? Но когда раньше? До 2014 года кое-кто в Москве, а может и все, наивно верили, что непреодолимый вал между ней и НАТО образуют Украина, Белоруссия… Сегодня ситуация совсем другая. Украина окончательно сменила лагерь, и сколько бы Москва ни говорила о российско-украинской дружбе, даже ей ясно, что это относится максимум только к половине страны. Кроме того, Москва увидела, что и на Белоруссию больше нельзя положиться, так как под Лукашенко закачался трон, когда по стране прокатились массовые демонстрации. На прошлой неделе мы также наблюдали беспорядки в Казахстане, прямо в российском «подбрюшье». На протяжении многих лет российские геополитические стратеги утверждают, что определенные силы пытаются окружить Россию, и их слова подтверждает карта. Достаточно пары негативных сценариев вблизи России, и в самом ближайшем будущем она может оказаться в полном окружении с западной стороны. Россия фактически пытается объяснить США, что пусть уже и слишком поздно, но она понимает, к чему все идет, и что больше все это не теоретические сценарии, а вполне конкретные планы. Конечно, американская сторона не ощущает никаких особых перемен и поэтому не слишком беспокоится, продолжая действовать по-своему. Рябков же из всех сил старается донести до своей коллеги из Вашингтона, что это не шутки, что Россия ощущает давление как никогда ранее и что Запад теперь должен немедленно отступить, прежде чем Россия совершит какой-нибудь опрометчивый шаг. Рябков — на самом деле опытный дипломат, а иначе не занимал бы столь высокий пост. Но этот его подход, вероятно, не самый выигрышный. Чем больше он и другие российские официальные лица делают драматичных заявлений о том, что это последняя российская красная линия и что после нее мы входим в фазу, когда возможно все, даже вооруженный конфликт в Европе, тем больше вторая сторона понимает, что идет по правильному пути. Возможно, российское руководство считает себя воплощением самой России, неотделимым от нее фактором, но американцы точно так не считают. С их точки зрения, дальнейшее усиление давления на Россию не сулит опасного сценария способного привести к войне в Европе, а еще один шаг к точке, в котором российская власть во главе с Путиным распадется. Либо в результате обострения внутреннего конфликта (возможно, по образцу Казахстана прошлой недели), либо в результате государственного переворота, совершенного одной из фракций обеспокоенной российской элиты. То есть американцы считают, что россияне просто блефуют? Не обязательно, но они понимают, что если и будут «горячие» последствия, то они точно не затронут их напрямую. В таком случае США будут гасить пожар, но до тех пор они готовы зайти настолько далеко, насколько это вообще возможно. Гасить пожар? Как? Нет, США не планируют вступать в войну с Россией из-за Украины. Это было бы безумием, ведь началась бы ядерная война. Если Россия на самом деле «обезумит» и нападет на Украину (хотя Рябков по-прежнему клянется, что Россия «никогда такого не совершила бы»), то США соберут новые переговоры и только тогда, вероятно, более подробно обсудят российские «требования». Конечно, подобный сценарий может обернуться катастрофой для Европы, полномасштабной войной. Но США уверены, что если дело и дойдет до войны, их территории она не коснется… Нетрудно заметить, что США сейчас находятся в довольно выгодном положении на данной встрече. России же приходится защищаться, угрожать и заставлять слушать себя. Похоже, если бы не сто тысяч солдат на украинской границе, провести переговоры даже на уровне заместителей министров иностранных дел было бы невозможно. Все это указывает на весьма незавидные переговорные позиции России, которая явно ушла в оборону. Изменить ситуацию Россия может, но, к сожалению, судя по всему, только силой. Однако в этом никто не заинтересован. США, в свою очередь, пытливо гадает, как в таком случае отреагировала бы российская общественность. Поддержит ли она Путина вновь или отвернется от него? По опросам «Левада Центра» (Организация признана в РФ иноагентом. — Прим. ред.), сегодня Путина поддерживают 65% опрошенных. Это по-прежнему исключительно много, пусть и меньше, чем, скажем, было на пике его популярности летом 2015 года (89%). Американцы понимают, что легко свергнуть Путина им не удастся, но все равно будут работать над этим. В этом их главная цель. Что касается российских требований по безопасности, то США их просто отвергнут и, прежде всего, главное и самое важное для России требование, касающееся отказа от расширения НАТО. Представитель Госдепа США Нед Прайс вчера заявил, что Вашингтон даже «не собирается рассматривать» требование России о прекращении расширения НАТО и не намерен обсуждать подобное предложение. Прайс подчеркнул, а потом это повторила и Венди Шерман, что США готовы обсуждать другие вопросы, например, договоры о численности ракет или прозрачности передвижения войск. Но о нерасширении НАТО и речи быть не может. Чего именно Россия добивается в этой ситуации, сказать сложно. Хуже всего, если она действительно думает, что получит от НАТО подтверждение того, что он не будет больше расширяться на восток, поскольку это означало бы, что Кремль утратил связь с реальностью. Возможно, русские надеются на компромиссное решение в духе, скажем, «мы войдем в Грузию, а на Украину не войдем» или «мы остановим дальнейшее расширение на десять лет». Но США не хотят обсуждать даже компромиссы, и неудивительно. Как я уже писал, переговорная позиция России не из лучших. Другое дело, если бы стороны могли договориться о чем-то вроде «мы не войдем на Украину, а вы не входите в Мексику», но Россия и так не может войти в Мексику…
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Süddeutsche Zeitung: дни премьера Медведева сочтены Украинский тупик: власть наперсточников Две минуты до ядерного апокалипсиса Очаковский комбинат приглашает на День без турникетов Президент Украины: «В Белоруссии может произойти Майдан» (Wiener Zeitung)

Последние новости