Идеально настроил барометр национальной гордости

16.03.2018 9:06 0

Идеально настроил барометр национальной гордости

Незадолго до начала третьего тысячелетия, в день, когда Владимиру Путину была поручена миссия возглавить российское государство в качестве преемника больного Бориса Ельцина, похоже, только небольшому числу людей было известно, что этот «таинственный человек» вернёт России центральное место на геополитической карте мира. Его длинный политический путь в Кремль лежал через службу в КГБ, работу в ректорате Санкт-Петербургского университета (в то время ЛГУ), где он являлся вторым по важности сотрудником, должность главы Федеральной службы безопасности, а также через председательство в последнем правительстве Ельцина. Через несколько лет после этого «события тысячелетия» Джон Симпсон, один из ветеранов британской журналистики, работавший в России на протяжении многих лет, сказал: «Если бы в 1999 году меня попросили подготовить список из ста человек, которые имеют наибольшие шансы занять пост президента России, то несомненно, я бы не включил в него Владимира Путина!». После 18 лет правления Путина никто даже не смеет подумать о том, что есть вероятность, что его не переизберут на четвертый президентский срок, или поставить под сомнение заранее предрешенные результаты выборов 18 марта, согласно которым «новый царь» останется в Кремле до 2024 года, а возможно, и на более долгий срок. Российские центры изучения общественного мнения не сталкиваются с дилеммой, с которой вынуждены иметь дело их коллеги в Европе, не способные предсказать исход президентских выборов за последние два десятилетия. Сегодня все российские центры сходятся в том, что результаты голосования продемонстрируют убедительную победу Владимира Путина на выборах, и большинство прогнозов сосредоточены вокруг волшебной цифры 70%. Все это помогло Путину уверенно выступить с ежегодным обращением к российскому парламенту в начале марта и представить свой долгосрочный план (рассчитанный на более долгий период, нежели шестилетний президентский срок) по развитию России, который должен быть реализован, «независимо от того, кто станет следующим президентом». Геополитические шаги, предпринятые президентом России во внешней политике, способствуют повышению его рейтинга после незначительного падения в результате непопулярных внутренних решений, которые больше связаны с деятельностью правительства, нежели с «государем», то есть главой государства, которому посвящено всем известное литературное произведение. Так, к примеру, популярность Путина, согласно результатам опросов общественного мнения, выросла с 30% в начале 1999 года до более чем 80% после Второй чеченской войны. Затем она упала ниже 70% во время «цветных революций» в республиках бывшего Советского Союза, а после войны с Грузией вновь выросла до уровня чуть меньше 90%. Вслед за этим популярность президента вновь снизилась примерно до 60% на фоне экономического кризиса, чтобы вернуться к почти 90% после возвращения Крыма и военной кампании в Сирии. В целом, российскому президенту достаточно посетить завод или школу, провести пресс-конференцию, используя вызывающую риторику в адрес США, или обратиться к Федеральному Собранию, представив при этом новейшие российские системы вооружений, чтобы улучшить показатели своей популярности среди населения. Все это говорит о том, что Путин не столь сильно нуждается в большой предвыборной кампании, чтобы гарантировать уже известные всем результаты. Это происходит не по причине современной формы «диктатуры», ярлыка, который Запад пытается прикрепить к Кремлю. Это также не представляет собой египетскую тактику, которая заставляет президента желать результатов, близких к известным арабским 99%. Возможно, особенность российских выборов исходит из особенностей политической жизни в этой стране, помимо стереотипов, которые создавала пропаганда периода холодной войны. Тогда поднятые на заседаниях ЦК руки свидетельствовали о верности товарищу Генеральному секретарю, стоявшему на вершине пирамиды советского руководства, и то же самое происходило в самых маленьких молодежных партийных ячейках в провинциях. Таким образом, фактически избирательная кампания Владимира Путина, похоже, отличается от того, что происходит на Западе. Когда политическая поляризация достигает своего пика накануне выборов, кандидаты пытаются сделать невозможное, чтобы заполучить еще один-два процента в рамках опросов общественного мнения, а позже — в ходе самого голосования. В российском случае предвыборные кампании более связаны с формой, содержанием и сроками. В частности, в случае с Путиным президентская кампания измеряется экономическими показателями, демографической статистикой и «барометром» национальной гордости. Все эти факторы обусловливают отсутствие серьезной конкуренции, особенно если предполагаемые конкуренты «несерьезны» в выдвижении программ: они неспособны убедить российских избирателей в существовании замены Путину, который в отличие от них смог предложить альтернативу «чёрной эпохе» 1990-х годов. Таким образом, наивно рассматривать российские выборы с западной точки зрения, которая часто пытается представить политическое движение в России как острую борьбу между «диктатурой» Владимира Путина и «демократией» революционера Алексея Навального.
Это наивное мнение востребовано только в рамках неформальной избирательной кампании, которая началась за четыре месяца до выборов, назначенных на 18 марта, в одном из залов Центра международной торговли в Москве, когда телевизионная звезда и ведущая канала «Дождь» Ксения Собчак во время ежегодной конференции Путина загнала себя в ловушку, задав ему вопрос о притеснениях, которым подвергаются российские оппозиционеры со стороны российского государственного аппарата, чтобы они не могли участвовать в выборах. Телеведущая, которая удивила общественность, заявив в октябре прошлого года о своём намерении баллотироваться на пост президента, получила довольно жёсткий ответ: «Вы идете под лозунгом "против всех" — это что, позитивная программа действий?». Тем самым президент указал на несерьезность кандидатов от оппозиции и недоверие к ним со стороны российских избирателей. Этот вопрос тесно связан с видным оппозиционером Алексеем Навальным, который стал символом российской оппозиции в глазах Запада. Некоторые западные СМИ пишут, что он похож на Ленина в своём стремлении совершить революцию против «царя» Путина. Сам же российский президент назвал его «российской копией» экс-президента Грузии Михаила Саакашвили. Эта риторика практически отражает нынешнюю предвыборную ситуацию в России: у «сильного президента» есть достаточно инструментов, чтобы стать «любимым лидером», если использовать более современное выражение по сравнению с эпохой советской пропаганды, или «новым царем», как пишут в западной прессе. Среди них личная харизма, которая притягивает к нему как сторонников, так и противников, способность апеллировать к патриотическим чувствам россиян, после того как он вернул им достойное место среди народов мира, а также стратегическое видение с опорой на цифры и факты. Что еще более важно, так это широкая сеть взаимных интересов в политической, экономической, социальной и религиозной элитах. С другой стороны, в нынешних президентских выборах участвует много кандидатов. Однако их участие нацелено лишь на демонстрацию «своего существования», независимо от того, признают ли они этот факт, как Ксения Собчак и бизнесмен Борис Титов, или закладывают основу для дальнейшей политической деятельности, как «товарищ-миллионер» Павел Грудинин, выступающий от Коммунистической партии Российской Федерации вместо ее постоянного кандидата Геннадия Зюганова. Консерватор Владимир Жириновский, лидер ЛДПР, в шестой раз участвует в президентских выборах, а либерал Григорий Явлинский, основатель партии «Яблоко», — в третий раз. Есть и «маргиналы», которые пытаются найти своё место на политической арене в России, выступая от оппозиции, это националист Сергей Бабурин и «коммунист-диссидент» Максим Сурайкин. Таким образом, главный соперник Владимира Путина — это уровень участия в выборах. Это отразилось, например, в небольшом количестве баннеров с изображением президента России с лозунгом «Сильный президент — сильная Россия», по сравнению с огромным количеством щитов с подписью Центральной избирательной комиссии и лозунгом «Наша страна, наш президент, наш выбор!», призывающих граждан активно голосовать на выборах.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

National Interest: в США разрабатывают ответ гиперзвуковым ракетам России и Китая В МТУ прошёл праздничный вечер «День влюблённого компьютерщика» Американский дипломат: итоги саммитов Трампа Недостающий элемент в стратегии Трампа Музей Победы приглашает отметить Всемирный день мультфильмов

Последние новости