«Северный поток — 2» раскалывает Запад

20.06.2018 10:02 1

«Северный поток — 2» раскалывает Запад

В последние недели американцы пошли в наступление против проекта «Северный поток — 2». Вашингтон старается оказать давление на Берлин и заставить его отказаться от поддержки российской инвестиции, угрожая использовать мощные рычаги, в частности, ввести санкции в отношении европейских компаний, которые принимают участие в строительстве газопровода. Нарастающий спор между США и Германией сопровождается разногласиями внутри ЕС и еще сильнее настраивает друг против друга его членов. Он показывает, насколько расходятся позиции разных стран в отношении газового сотрудничества с Россией и развития стратегических российских трубопроводных проектов. Если Германия, Австрия, Голландия и еще несколько государств делают ставку на рыночный подход, то Польша, страны Балтии, Дания и США говорят о вопросах безопасности (не только в сфере энергетики). Конфликт вокруг проекта «Северный поток — 2» вписывается также в игру, ставка в которой — будущий облик рынка газа в Европе и роль на нем отдельных иностранных поставщиков (в основном России, но также во все большей степени США) или концернов, в том числе Газпрома и его партнеров. Тема российского газопровода стала для ЕС проверкой на прочность, а также проблемой, заставившей задуматься об отношениях с США и Россией. Москва извлекает из ситуации политические выгоды: российский газопровод не только рассорил членов ЕС, но стал источником напряженности в трансатлантических отношениях. Каким окажется будущее второй ветки «Северного потока», зависит от шагов Вашингтона и Берлина. Хотя Германия изменила свою риторику, а канцлер Меркель признала, что проект имеет не только экономическую, но и политическую составляющую, немцы поддерживают его претворение в жизнь, стараясь лишь ограничить негативные последствия появления нового газопровода на транзит газа через территорию Украины. При этом Берлин не реагирует на стратегические опасения Еврокомиссии, государств Центральной Европы и Скандинавии, а также США, не связанные с украинской темой. Вашингтон ведет жесткую игру Соединенные Штаты выступают против проекта «Северный поток — 2» с того момента, как о нем было объявлено (это произошло в 2015 году еще при администрации Обамы). Когда президентский пост занял Дональд Трамп, Вашингтон занял по этому вопросу еще более жесткую позицию. Сопротивление американцев связано как минимум с двумя причинами. Во-первых, они считают, что российский проект угрожает европейской энергетической безопасности, а новые газопроводы помешают не только развитию диверсификации источников поставок, но и создадут риски для стабильности Европы (в первую очередь Восточной и Центральной). Таким образом, американская администрация придерживается в отношении новых проектов России традиционного курса политики США. Тезис о том, что «Северный поток — 2» представляет опасность для Европы, стал особенно актуален в контексте российской аннексии Крыма и российско-украинского конфликта в Донбассе. О том, что американцы продолжают его придерживаться, свидетельствуют высказывания представителей американской дипломатии, в частности предыдущего и действующего госсекретарей США. Во-вторых, протест против российской инвестиции связан с целями энергетической политики администрации Трампа, которая планирует увеличить объем экспорта американского сжиженного природного газа в том числе на европейские рынки. О том, что государство поддержит экспорт американского сырья, говорят высказывания и президента (например, сделанные в ходе визита в Польшу или на саммите США — страны Балтии), и министра энергетики. Они полагают, что американский СПГ позволит Европе диверсифицировать источники поставок сырья и уменьшить зависимость от российского газа. Основной инструмент, который может использовать Вашингтон, чтобы изменить судьбу проекта «Северный поток — 2», — это принятый в 2017 году пакет санкций (CAATSA). Они могут затронуть российский энергетический сектор, а также существующие и строящиеся экспортные газопроводы. Германия, ряд других европейских стран и Еврокомиссия подвергли американский закон о санкциях критике. Европейским (в первую очередь немецким) лоббистам удалось добиться того, что в документ и инструкции Госдепартамента, касающиеся использования его положений, добавили пункт, требующий согласовывать введение ограничительных мер с союзниками (однако, президент может также ввести санкции самостоятельным решением). В последние месяцы вероятность применения закона «О противодействии противникам Америки» в отношении европейских компаний, которые принимают участие в проекте «Северный поток — 2», возросла. Об этом свидетельствует хотя бы то, что со стороны американцев стали чаще звучать угрозы. Вашингтон «приложит все усилия к тому, чтобы заблокировать реализацию проекта», — заявила 17 мая в Берлине заместитель помощника госсекретаря США по энергетическим ресурсам Сандра Оудкирк (Sandra Oudkirk), вновь пригрозив введением санкций. Европейские дипломаты тоже говорят о том, что перспектива их появления становится реальной. Американцы начали предпринимать в отношении проекта «Северный поток — 2» все более энергичные политические шаги. Американский президент обсуждал его с президентами стран Балтии и канцлером Германии. Как сообщали СМИ, он предложил Меркель вернуться к переговорам на тему нового торгового соглашения между США и ЕС, если Берлин откажется от поддержки российского проекта. В последние месяцы на этом направлении повысилась также активность американской дипломатии. Представители Госдепартамента открыто критиковали «Северный поток — 2» в Брюсселе и Берлине, призывали страны-члены ЕС выступить против проекта и поддерживали некоторые из них в действиях по его блокированию. Они также подняли вопрос безопасности в Балтийском море, в том числе говоря о том, что россияне смогут использовать газопровод для разведывательной деятельности. Кроме того, появились сообщения, что Трамп может поднять тему газа и импорта из России на площадке НАТО.

Трубы для газопровода "Северный поток ‑ 2" на заводе по обетонированию в Котке, Финляндия

Одновременно США занялись поддержкой диверсификационных проектов в Европе. Благодаря новым СПГ-терминалам (например, в Греции и Хорватии) ЕС сможет импортировать больше сжиженного газа, в том числе из Америки. Американцы поддерживают и другие инициативы, связанные с диверсификацией, в частности, проект по созданию Южного газового коридора и Балтийского газопровода, а также газовых перемычек, способствующих интеграции европейского рынка. Кроме того, американские концерны подключаются к новым европейским добывающим проектам (например, на румынском шельфе Черного моря). Какой объем газа будет поступать из Америки в Европу, зависит от решений частных американских компаний, занимающихся продажей СПГ, и цен на мировых рынках. Объем экспорта американского сжиженного газа в 2017 году по сравнению с предыдущим годом увеличился, однако, он до сих пор покрывает лишь незначительную часть европейского спроса: это всего 1% импорта. Европа покупает гораздо больше сырья в России, Норвегии или Алжире. Главными покупателями американского СПГ остаются Мексика, Южная Корея и Китай. В первые месяцы 2018 года в связи с ростом цен и спроса американцы увеличили поставки в азиатские государства, а в ЕС в этот период пришло всего три американских танкера. Германия делает вид, что меняет подход С тех пор, как в июне 2015 года Газпром и пять его западноевропейских партнеров объявили о намерении построить газопровод «Северный поток — 2», немецкая дипломатия поддерживала этот проект и идею, что он должен получить экстерриториальный статус. Берлин стремился помешать Еврокомиссии влиять на претворение проекта в жизнь и выступал против вмешательства американцев. В звучащей со стороны США критике и американских шагах (в частности, санкциях против России, потенциально направленных против российской инвестиции) Германия видела угрозу собственным интересам и энергетической политике ЕС, говоря, что американцев интересует лишь экспорт их сырья на европейский континент и получение новых рынков сбыта для производителей нефти и газа. Одновременно немецкое руководство (в особенности социал-демократы) занимались активным лоббированием российского проекта. В 2015-2017 годах представители правительства Германии провели 62 встречи на его тему, чаще других в них принимал участие Зигмар Габриэль — бывший министр экономики и энергетики, который занял позднее пост главы МИД. С появлением в марте 2018 года нового коалиционного правительства, в котором министром экономики стал Петер Альтмайер (Peter Altmaier) из ХДС, а министром иностранных дел Хайко Маас (Heiko Maas) из СДПГ, позиция Германии в отношении газопровода не изменилась. Между тем, как показала апрельская встреча Меркель с президентом Украины Петром Порошенко, Берлин решил сменить риторику. Канцлер отметила, что, давая оценку проекту «Северный поток — 2», следует принимать во внимание не только экономические, но и политические факторы. Она обратила внимание, что снижение доходов от транзита немецкого газа обернется для Украины негативными последствиями, и заявила, что если Берлин не получит гарантий сохранения транзита, реализация проекта окажется под вопросом.

Трубы для строительства газопровода "Северный поток - 2"

С похожим заявлением Меркель выступила на переговорах с президентом России Путиным и премьером Дании Ларсом Расмуссеном (Lars Rasmussen). Как говорится в письменном ответе правительства на депутатский запрос от 14 мая этого года, руководство ФРГ будет стремиться к получению гарантий, что российская сторона не откажется от транзита газа через территорию Украины после истечения срока действия существующего договора, а также будет поддерживать европейские шаги в этой сфере. В мае 2018 года ФРГ активизировала дипломатическую активность: она вела переговоры на тему транзита и с Украиной, и с Россией (визит Хайко Мааса в Москву, Петера Альтмайера в Москву и Киев, Ангелы Меркель в Сочи). Однако никаких реальных гарантий от Российской Федерации получить пока не удалось. Смена риторики в отношении проекта «Северный поток — 2» связана, по всей видимости, с возросшим риском введения американских санкций и обострением отношений с США. Кроме того, влияние на Берлин могли оказать действия Брюсселя (в том числе появившееся в марте заключение юридической службы Совета ЕС, подтвердившее необходимость выработки международных соглашений, касающихся газопроводов третьих стран), а также перестановки в федеральном правительстве Германии и в Социал-демократической партии. Берлин сделал лишь небольшой шаг навстречу критикам российского проекта: он заявил о желании решить одну проблему политического свойства (транзит через Украину), но не отказался от поддержки инвестиции. При этом немцы надеются снизить напряженность в отношениях с Еврокомиссией, которой они не могут запретить вмешиваться в дела, связанные с газопроводом, но которую они одновременно считают потенциальным союзником в решении важных для себя вопросов, связанных с отношениями с США в контексте «Северного потока — 2». Перед Германией открываются в этой сфере перспективы, поскольку Еврокомиссия называет сохранение транзита газа через Украину одной из приоритетных целей и ведет трехсторонние переговоры с Москвой и Киевом. Майское дипломатическое наступление Берлина говорит о том, что тот, оставаясь стороной, заинтересованной в строительстве газопровода, хочет играть роль переговорщика между Россией и Украиной по вопросу транзита. При этом неизвестно, согласуют ли немцы свои действия с Еврокомиссией, а также как выглядит стратегия и конечная цель переговоров. Возможно, получив у россиян гарантии, что те продолжат поставлять небольшой объем газа через украинскую территорию, Германия постарается нейтрализовать сопротивление Киева и представить на европейской площадке результат своих усилий как большой успех. (Продолжение следует)

Источник

Предыдущая новость

1 сентября в Президентской академии пройдет День знаний Необходимое оборудование для мясоперерабатывающего комбината Cтуденты МТУ посетили музей истории Московской полиции Трамп не критикует Путина, но гайки закручивает Собянин назвал сроки открытия нового участка метро на севере Москвы

Последние новости