Российско-турецким отношениям необходим более прочный фундамент

08.08.2018 11:59 0

Российско-турецким отношениям необходим более прочный фундамент

Отношения между Россией и Турцией всегда были сложными и противоречивыми. Для обеих стран они имеют особое значение. В этих отношениях смешано много эмоций, мифологии, предрассудков, тяжелого наследия прошлого, а порой и нереальных надежд на будущее. Стакан остается наполовину полным или наполовину пустым в зависимости от того, как на него смотреть, а также от того, стремитесь ли вы его наполнить или осушить. Даже за последние несколько лет эти отношения пережили резкие взлеты и падения, внезапные повороты от партнерства к конфронтации и обратно к партнерству. Кризис 2015-2016 годов, несмотря на краткосрочность, продемонстрировал как хрупкость, так и удивительную устойчивость этого уникального комплекса связей, существующих между двумя странами. Несомненно, в ближайшие годы предстоит еще немало удивительных событий в отношениях между Россией и Турцией, которые сегодня невозможно предсказать. И все же, существует ряд особенностей этих двусторонних отношений, которые, вероятнее всего, останутся неизменными в обозримом будущем. Во-первых, отношения между Москвой и Анкарой останутся важными для обеих сторон. Россия и Турция являются соседями с широкими и разнообразным и двусторонними связами в самых разных сферах, включая торговлю и инвестиции, энергетику и строительство. Кроме того, между ними существует также активное социальное, гуманитарное и культурное взаимодействие. Более того, Россия и Турция имеют обширное общее ближнее зарубежье, и в этом регионе для них одновременно возникают как заманчивые возможности, так и серьезные проблемы. Обе страны претендуют на особый евразийский статус в мировой политике, который ставит их в особое положение, отличая Россию и Турцию от других, чисто европейских или чисто азиатских государств. Поэтому трудно представить, что эти две страны могут существовать далеко друг от друга и потерять интерес к двусторонним отношениям. Во-вторых, всегда будет сочетание общих, параллельных, пересекающихся и противоположных интересов, разделяющих Москву и Анкару в их взаимодействии друг с другом. Элементы сотрудничества и конкуренции (хочется надеяться, что не прямое противостояние) будут смешиваться политиками в общий кисло-сладкий коктейль, который и будет предложен российской и турецкой общественности. Никуда не денутся и многочисленные парадоксы. Например, Турция является членом НАТО, и при этом планирует приобрести самые передовые российские зенитно-ракетные комплексы С-400. Обе страны активно сотрудничают в Сирии, хотя их отношение к нынешнему сирийскому режиму в Дамаске коренным образом отличается. Россияне и турки одинаково заинтересованы в стабильности на Южном Кавказе, но довольно часто, к сожалению, они оказываются по разные стороны баррикад в региональных конфликтах. В-третьих, различные внешние игроки – как глобальные силы (Европейский Союз, НАТО, США), так и региональные субъекты (Иран, монархии Персидского залива и Израиль) будут по-прежнему оказывать глубокое влияние на отношения между Россией и Турцией. Эти внешние силы могут подтолкнуть Москву и Анкару ближе друг к другу, но они также могут вбить клин между ними, предложив любой из двух стран альтернативные варианты стратегического, политического и экономического сотрудничества. Российско-турецкое сотрудничество будет также зависеть от таких не связанных между собой факторов как рост международного терроризма, колебания цен на энергоносители, волатильность глобальной экономической и финансовой системы, и, в боле общем плане, основы формирования нового миропорядка. Обе стороны должны быть заинтересованы в более стабильных, более предсказуемых и менее сопернических отношениях. Это особенно важно сегодня, когда международная система в целом становится все менее стабильной и менее предсказуемой. Кроме того, как Россия, так и Турция сталкиваются со сложнейшими проблемами экономической, социальной и политической модернизации в крайне неблагоприятных условиях. Поэтому было бы глупо пополнять существующий список их внешнеполитических проблем новым раундом российско-турецкой конфронтации. Итак, можно ли не позволить различающимся интересам помешать совместной работе по общим проблемам? Что можно сделать, чтобы снизить риски возможных будущих кризисов между Москвой и Анкарой? Как можно смягчить негативные последствия внешних факторов для двусторонних отношений? Непосредственный ответ на эти вопросы ясен – прежде всего, необходимо укрепить линии коммуникаций. Речь идет не о подготовке очередной встречи Эрдогана и Путина, и не о разработке новых технических предложений для российско-турецкой межправительственной комиссии. И дело не в контактах между военными двух стран в Сирии. Укрепление коммуникаций должно выходить далеко за пределы обслуживания тактических потребностей политических лидеров. Нужно посмотреть правде в глаза: между Россией и Турцией не будет реального доверия до тех пор, пока они вместе не устранят самые щепетильные, противоречивые и неприятные проблемы, разделяющие их. Среди этих проблем взаимные исторические обиды, существующая подозрительность в отношении другой стороны, якобы поддерживающей террористические группы на территории партнера, опасения, что страна-партнер может резко пересмотреть свои обязательства по сотрудничеству, если получит более выгодные предложения от третьей стороны, и так далее. Если сегодня две страны не могут обсуждать подобные проблемы на официальном уровне, следует начать с другого формата, предусматривающего неофициальный диалог между экспертами. Еще более важно было бы не ограничивать такие диалоги формулированием существующих разногласий и противоречивых взглядов, а определять способы, которые могут помочь преодолеть разногласия. Как показала недавняя история, Как показала недавняя история, просто оставаться при своих мнениях недостаточно для продвижения отношений вперед. Если решить трудные проблемы в настоящий момент не представляется возможным, следует, по крайней мере, попытаться стабилизировать сферы потенциального конфликта. Например, Россия и Турция останутся на разных позициях в отношении конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Тем не менее, они могут оказывать соответствующее влияние на обе стороны конфликта, чтобы предотвратить очередную вспышку военных действий и новые человеческие жертвы. Аналогичным образом, Москва и Анкара вряд ли придут к единой позиции по Крыму. Однако, Турция может сыграть важную позитивную роль в предотвращении дальнейшего культурного и гражданского отчуждения крымскотатарского населения полуострова. Иногда то, что мы привычно воспринимаем как часть проблемы, может стать частью решения. Например, членство Турции в НАТО обычно рассматривается в России как препятствие на пути к более продуктивному сотрудничеству с Анкарой в области безопасности. Казалось бы, вопреки здравому смыслу, именно это обстоятельство, членство Турции в НАТО, может помочь снизить риски опасных инцидентов в Черном море. Эти риски начали возрастать в 2014 году, когда Россия и НАТО значительно увеличили свое военное присутствие в этом регионе и стали проводить все более частые военно-морские учения. Почему Анкара не проявляет инициативы в продвижении мер укрепления доверия между Россией и НАТО в черном море? Мысля стратегически, можно даже представить себе более важную роль для Турции как страны, которая лучше всего подходит для содействия возобновлению работы практически бездействующего Совета Россия-НАТО. Важно также, чтобы сотрудничество между Россией и Турцией не рассматривалось ни одной из сторон как запасной вариант, когда наилучший вариант недоступен по той или иной причине. Партнерство с Россией не является альтернативой сотрудничеству Турции с Европейским Союзом. Точно так же и Турция не может служить заменой для России, стремящейся решить свои проблемы с Соединенными Штатами и Европой. Необходимо, чтобы отношения между двумя странами приобрели стратегическую глубину. Ситуационные альянсы, основанные на общих разочарованиях или общем комплексе неполноценности, как правило, крайне недолговечны. Необходимо, чтобы отношения между Россией и Турцией приобрели стратегическую глубину. Можно процитировать Святого Августина, сказавшего «чем выше здание, тем глубже должен быть его фундамент».

Источник

Предыдущая новость

Пекин защищает свой проект «Один пояс, один путь» от терроризма, за которым стоят Соединенные Штаты Америки Историк: причины нынешнего антисемитизма во Франции — в колониальном прошлом Активные граждане выбирают название для новой станции Большой кольцевой линии Глава управы Фили-Давыдкова провёл встречу с жителями района Крипточленство. Украине предложили в НАТО статус «бедного родственника»

Последние новости