Цветная революция на Кавказе вызывает возмущение у России

10.08.2018 12:52 0

Цветная революция на Кавказе вызывает возмущение у России

Среди прокатившихся по миру «цветных революций» невозможно найти две совершенно одинаковые, но их анатомия нередко бывает схожей. Это объясняет, почему Россия по-прежнему испытывает трудности в выработке взвешенного и соразмерного ответа на возникающие время от времени революционные волны в ближнем зарубежье. Россия «прозевала» такие революции в Грузии в 2003 году и на Украине в 2004 и 2014, но справилась с двумя цветными революциями в Кыргызстане в 2005 и 2010 годах. Конечно, здесь обстоятельства были совершенно иными, поскольку Кыргызстан не имеет выхода к морю. Постоянная проблема московской правящей элиты заключается в том, что каждый раз, когда наступал решающий момент, Запад неизменно вводил элемент геополитики в цветные революции на постсоветском пространстве, не отступая от своей многолетней стратегии, направленной на окружение России дугой враждебных государств. На этом сложном фоне исторической неопределенности Россия сейчас уже не уверена в правильности своей оценки «бархатной революции» в Армении, которая привела к власти 42-летнего бывшего журналиста и ничем не выдающегося оппозиционного политика Никола Пашиняна. После немыслимого трехнедельного взлета популярности он занял пост премьер-министра страны в мае нынешнего года. Армянская бархатная революция имела многие черты, характерные для цветной революции, хотя следы внешнего вмешательства в этом случае были незаметны. Даже когда Пашинян оседлал революционную волну, Москва предпочла не ставить под сомнение намерения, о которых громогласно заявлял политик. Тот в своих выступлениях не раз повторял, что единственной его целью является расчистка «авгиевых конюшен» коррупции в стране, и его миссия, казалось, не содержит никаких внешнеполитических обертонов. Подпись к изображению: Премьер-министр Армении Никол Пашинян пожимает руку своему российскому коллеге Дмитрию Медведеву, 27 июля 2018 года В конечном итоге именно нейтральный подход Москвы помог ему подняться вверх, а многолетняя партия власти в Армении смиренно отступила, освободив для него место нового премьер-министра. По всей видимости, Москва приняла за чистую монету клятвы Пашиняна в верности. Президент России Владимир Путин стал первым иностранным лидером, который поздравил Пашиняна 8 мая, когда правящая партия избрала его новым главой правительства в ходе парламентского голосования. Путин сказал тогда: «Я надеюсь, что ваша работа в качестве главы правительства будет способствовать усилиям по дальнейшему укреплению дружественных, союзнических отношений между нашими странами, партнерству в рамках Содружества Независимых Государств, Евразийского экономического союза и Организации Договора о коллективной безопасности». Надо сказать, что Пашинян прекрасно подыгрывал. Действительно, его первая личная встреча с Путиным в Сочи всего через шесть дней после избрания в кулуарах саммита Евразийского экономического союза (ЕАЭС), носила неприкрыто восторженный характер. Пашинян горячо благодарил Путина за «сбалансированную позицию Москвы» во время цветной революции и заверил Кремль в нерушимости армяно-российского «стратегического альянса». В присутствии журналистов он сказал, обращаясь к Путину, что «отношения стратегического альянса между Арменией и Россией не нуждаются в обсуждении», и что «в Армении существует консенсус по этому вопросу. Я думаю, никто в нашей стране не ставит и не намерен ставить под сомнение стратегическую важность армяно-российских отношений». Путин пожелал ему успехов и выразил надежду на то, что двусторонние отношения «будут развиваться так же неуклонно, как и до сих пор». Путин добавил, что «Россия «видит в Армении своего ближайшего партнера и союзника в регионе», как по экономическим вопросам, так и в сфере безопасности». Через неделю после бархатной революции казалось, что российско-армянский альянс в прекрасной форме, и ему ничего не угрожает. Но затем небо стало хмуриться и воцарилось мрачноватое безмолвие. Уже 10 мая Пашинян начал кампанию перестановок в администрации. Он быстро запустил настоящую чистку, направленную на системные изменения. А кроме того, он начал борьбу с коррупцией в системе власти, которая сделала его культовой фигурой в стране. За три месяца его администрация создала серьезные неприятности двум экс-президентам Роберту Кочаряну и Сержу Саргсяну, а также влиятельному мэру Еревана Тарону Маргаряну, которые были известны как доверенные лица Москвы в Ереване. Затем, 27 июля, Пашинян нанес по-настоящему сильный удар, обвинив действующего Генерального секретаря Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Юрия Хачатурова в связи с его предыдущей деятельностью на посту начальника Генерального штаба Вооруженных сил Армении при Саргсяне. В настоящее время генерал находится в Москве в качестве главы этой международной организации. И только 31 июля министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва обеспокоена тем, что новое руководство Армении предпринимает политически мотивированные действия против бывших лидеров. Лавров сказал: «События последних нескольких дней… противоречат недавним заявлениям нового руководства Армении о том, что оно не планирует преследовать своих предшественников по политическим мотивам». Лавров добавил: «Москва, как союзник Еревана, неизменно заинтересована в стабильности армянского государства, и в связи с этим происходящее вызывает у нас обеспокоенность». Он также сообщил, что Москва неоднократно выражала озабоченность политикой Еревана и все еще ожидает «конструктивного» ответа. Эти замечания содержат явный упрек. Между тем, тревогу в Москве, по всей вероятности, вызвало то, что Пашинян начал заигрывать с НАТО. В кулуарах саммита североатлантического альянса, на который он был приглашен, Пашинян заявил 12 июля: «Будет очень полезно, если НАТО направит Азербайджану сигнал о том, что любая попытка решения нагорно-карабахского конфликта с применением силы встретит жесткую реакцию международного сообщества». В сущности, он тем самым предложил западному военному альянсу вмешаться в острую ситуацию на Южном Кавказе, который Россия традиционно рассматривает как сферу своего влияния. Будучи в Брюсселе Пашинян встречался с лидерами Германии, Франции, Канады и других стран, а также имел краткую беседу с президентом США Дональдом Трампом. Важно также отметить, что он уже не раз подчеркивал центральную роль НАТО как форума для взаимодействия между Арменией и Грузией. Влиятельная московская газета «Коммерсантъ» писала 2 августа, что действия Пашиняна «уже вбили клин между Москвой и Ереваном и могут еще больше поссорить две страны в будущем». Автор статьи отметил, ссылаясь на сотрудников российских служб безопасности, что обвинения, выдвинутые против Генерального секретаря ОДКБ генерала Хачатурова, вызвали возмущение в Москве, поскольку они «наносят удар по имиджу возглавляемого Россией политического блока». В статье имеются намеки на западное вмешательство. Кроме того, Москва оскорблена участием Армении в проводимых в настоящее время в Грузии учениях НАТО. (Армения является членом ОДКБ). В заявлении, сделанном в пятницу, пресс-секретарь Министерства иностранных дел России Мария Захарова сказала, что учения НАТО в Грузии направлены на «распространение силового давления, прежде всего, в направлении Южной Осетии, Абхазии и России» и могут привести лишь к «обострению напряженности». Захарова выразила сожаление о том, что «соседние с Грузией страны вовлечены под различными предлогами в эти учения». В понедельник российский премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что вступление Грузии в НАТО может привести к «ужасному конфликту», который будет иметь катастрофические последствия. В прошлом месяце он почти повторил жесткое предостережение Путина: «Мы будем пропорционально реагировать на агрессивные действия, которые представляют собой прямую угрозу для национальной безопасности России. Наши оппоненты из НАТО, которые делают ставку на рост напряженности, пытаются втянуть, скажем, Украину и Грузию, в военную орбиту альянса, но им следует подумать о возможных последствиях такой безответственной политики». Очевидно, что Москва предпочла бы, если бы Пашинян прагматично сохранил Армению в орбите России и не допустил проникновения НАТО на Кавказ. Но бархатная революция подверглась мутации, а мрачный опыт Москвы говорит о том, что в такие решающие моменты воздействие внешней среды приводит к изменениям в генетической структуре цветных революций, порождая альтернативные формы ДНК.

Источник

Предыдущая новость

2 ноября исполняется 80 лет со дня мученической кончины священномученика Зосимы Крылатского El País: Какой Европа хочет видеть мировую торговлю? Пенсионный фонд информирует О детской площадке и мусоре на газоне El País: переговоры России и Турции отсрочивают наступление в Идлибе

Последние новости