Atlantico: Кризис лидерства в Германии, Франции, Великобритании

11.09.2018 8:54 0

Atlantico: Кризис лидерства в Германии, Франции, Великобритании

Пекин, 9 сентября 2018 Дорогой друг, Я отправился в свою ежегодную поездку, чтобы выяснить ситуацию с религиозными гонениями в Китае Си Цзиньпина. Завтра я обойду все соответствующие правительственные инстанции, чтобы навести справки и убедиться, что во время моей работы мне не станут чинить никаких препятствий. Одним из залогов успеха моей ежегодной поездки является полная конфиденциальность, которую я обещаю китайским властям. Вы прекрасно знаете, что, как и каждый год, я расскажу лишь самую малость. Но, учитывая маршрут, у меня будет возможность следить за многими процессами, которые вы обсуждаете. Сегодня я бы хотел рассказать вам о том, что меня поражает в Европе, в момент, когда ваш президент подвергается критике СМИ, которые до этого осыпали его похвалами. Возможно, на расстоянии мне проще сравнивать разные европейские страны, по крайней мере, их правительства. Наблюдая за происходящим из Пекина, я был поражен сходством кризисов власти в Германии, Великобритании и Франции. На первый взгляд, Эммануэль Макрон, Тереза Мэй и Ангела Меркель совершенно разные натуры. Как можно сравнивать пылкого Эммануэля, гибкую Терезу и непоколебимую Ангелу. Но дело в том, что это уже не имеет значения. Три главные страны Западной Европы погрузились в политический кризис. Суть кризиса довольно легко обозначить: это кризис неолиберализма, который Эммануэль Макрон предпочитает называть прогрессивизмом. В Германии Меркель постепенно перешла от христианской демократии, по-прежнему в значительной степени консервативную пока она ее не возглавила, к прогрессивизму. Во Франции Эммануэль Макрон делает ставку на то, что заявленный последовательный либерализм и плоды, который он принесет, будет способен преодолеть кризис прогрессивизма. В Великобритании Тереза Май пытается кое- как найти компромисс между либералами и консерваторами Тори, чтобы сохранить единство своей партии. После того как об этом было заявлено, возникает очевидность, что ни один из трех лидеров, о которых мы говорим, не в состоянии предложить решение политического кризиса. Но нужно быть осторожным: за различными институтами и контекстами, у этой ситуации есть общие корни. Во-первых, у всех трех политиков аполитичный взгляд на их собственные действия. Эммануэль Макрон является самым блестящим из всех французских высокопоставленных чиновников. Выходец из финансовых кругов, он видит Францию «чистой и совершенной территорией реформ», без правых и левых. В глубине души Тереза Мэй не хочет превращать Брексит в политическое дело, она надеется на сделку с Европейской комиссией и ее стратегия выхода Великобритании из ЕС яркое тому подтверждение. Это позволит ей не идти до конца нового витка конфронтации правых и левых в парламенте. Что касается Ангелы Меркель, ей почти всегда удавалось избегать правых / левых дебатов по глобальным вопросам: вместо этого она занимается поиском консенсуса — процесс, который она иногда пытается ускорить, принимая решения без консультации со своим правительством. Потом они отказываются рационально обсуждать современный консерватизм. Ангела Меркель категорически отказалась привести ХДС обратно к правым, чтобы примирить ее со своими корнями. Дочь деревенского пастора и последовательница восточнонемецкого коммунизма, она с детства жестко отвергала все, что было или казалось связано с правым движением. Тереза Мэй никак не может довести конца выход ее партии из- под влияния неолиберализма Тетчер и Блэра. Она часто ссылается на Бенджамина Дизраэли —мудрейшего, но пока еще не предприняла ни одного серьезного шага, чтобы продемонстрировать его стремление примирить обе стороны. Что до Эммануэля Макрона, то он недостаточно работает со своим правоцентристским электоратом, хотя для него это была бы самая прочная избирательная база. Наконец, они не верят в нацию. Я не буду возвращаться к теме «упрямых галлов», лишь подчеркну, что ваш президент говорил о самобытности, в то время как нация является стабильной и защитной структурой, внутри которой люди могут двигаться, адаптироваться, меняться, изобретать, творить… Мэй продвигает идею «глобальной Британии», но она не вложила в нее убедительного содержания, как будто она постеснялась утверждать британскую принадлежность Англии, Шотландии, Ирландии, Уэльса. А вы обратили внимание, что Меркель никак не может произнести слово «немцы». Она должна по-прежнему говорить «люди, живущие в этой стране»? Эммануэль Макрон рванул ввысь, но ему пришлось быстро вернуться передохнуть, чтобы проверить снаряжение. Тереза Мэй до сих пор не может оправиться от того, что она не инициировала законодательные выборы на следующий день после Брексита. А Ангеле Меркель предстоит очень сложный год: 14 октября пройдут выборы в Баварии, весной 2019 года состоятся европейские выборы, а осенью 2019 — выборы в Саксонии. Тем не менее, все три политика, обладающие политическим талантом, могли бы восстановить свой контроль. Для этого необходимо, чтобы они начали участвовать в политике, возобновили право-левые дебаты, вернули своим людям гордость быть нацией, которая сияет в мире не только для себя, но и объединяет самых уязвимых и самых бедных.Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник

Предыдущая новость

WSJ: США ввели санкции против китайских и российских компаний за помощь КНДР Asia Times выяснила, почему Европа не рада Новому шёлковому пути Российские деяния вдохновляют Sky News: на подозрения Лондона Лавров дал «привычно резкий» ответ Собянин обсудил дальнейшее развитие города со всеми кандидатами в мэры

Последние новости