Gazeta Wyborcza: ну, не назначит Трамп Польшу любимой женой!

09.11.2018 2:15 0

Gazeta Wyborcza: ну, не назначит Трамп Польшу любимой женой!

Нью-Йорк, ноябрь 2016 года, Дональд Трамп уговаривает отставного генерала Джека Кина (Jack Kean) занять пост министра обороны. Тот отказывается и дает новоизбранному президенту совет: «Во внутренней политике ошибки можно исправить, ведь для этого существуют соответствующие механизмы. Во внешней политике таких механизмов нет, и если мы совершим в ней ошибки, нам придется за них расплачиваться». К сожалению, к столетней годовщине восстановления польской независимости понять этого не сумело руководство нашей страны: президент Анджей Дуда (Andrzej Duda), правительство Матеуша Моравецкого (Mateusz Morawiecki) и Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński). А, нужно отметить, что Польше в нестабильном и становящимся все менее предсказуемом мире будет гораздо сложнее, чем США. После своего ухода из министерства иностранных дел, мы неоднократно предупреждали, что антинемецкий и антиевропейский курс партии «Право и справедливость» (PiS) пошатнет международную позицию Польши и отодвинет нашу страну на обочину ЕС. Мы призывали президента Дуду не подписывать губительный для польских интересов закон об Институте национальной памяти, отмечая, что эта инициатива повредит отношения с США и Израилем, а в итоге от нее все равно придется отказаться. Сейчас мы хотим обратить внимание на новую опасность. Сейчас в стратегических вопросах польское руководство увязывает интересы Варшавы с политикой действующей американской администрации, ослабляя таким образом наши связи с ЕС и НАТО. Эта игра, как и большинство начинаний «Права и справедливости» во внешней политике, очень рискованна, а ее последствия могут оказаться трагическими. Зачем нам эти ракеты? Позиция «Права и справедливости» в отношении намерения Дональда Трампа отказаться от договора о РСМД в связи с тем, что его нарушает Россия, вызывает недоумение. В 1987 году этот документ показал, что жесткая политика Рональда Рейгана принесла успех. Сейчас большинство европейских членов НАТО встретили американскую инициативу скептически. Президенты США и России будут обсуждать будущее этого документа только 11 ноября, между тем польский МИД уже заявил, что Польша «относится с пониманием к шагам Вашингтона, направленным на выход из договора». На пресс-конференции в Берлине президент Дуда уклонился от прямого ответа на вопрос, готова ли Польша разместить на своей территории запрещенные договором американские ракеты средней дальности, при этом бывший министр обороны Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski), выступая в другом месте, говорил о такой перспективе с воодушевлением. И все это — еще до того, как основные заинтересованные стороны открыли карты, до того, как начались переговоры, хотя заявление США о готовности выйти из договора о РСМД могло быть лишь частью переговорной стратегии, включающей в себя другие аспекты американо-российских отношений. Перспектива отказа от договора о РСМД (при всех его минусах и подтвержденных НАТО нарушениях с российской стороны) представляет для Польши реальную опасность. Какую именно, отлично иллюстрируют обнародованные несколько лет назад планы операций Организации Варшавского договора и Североатлантического альянса: Польша стала бы местом особенно интенсивного обмена ядерными ударами. Защититься от такой угрозы, даже получив новые вооружения, мы не сможем. Если Российская Федерация получит возможность свободно размещать ракеты вдоль нашей границы и использует для этой цели территорию Белоруссии (а после отказа от договора от РСМД так произойдет), Польше и полякам будет угрожать еще более серьезная опасность. Если Варшава хотела заявить о своей позиции, считая, что такого шага требуют обстоятельства, следовало не выносить это на публику, а использовать натовские каналы коммуникации. В первую очередь, однако, по настолько важному для безопасности Польши и поляков вопросу, следовало устроить дискуссию внутри страны. В распоряжении президента есть Совет национальной безопасности, раньше глава государства привлекал к консультациям на тему обороны представителей всех партий. Сейчас этого не происходит. Каналы коммуникации с оппозицией в предыдущие годы использовали также в дипломатическом и оборонном ведомствах. Но не на этот раз, хотя речь идет об очень важном вопросе. Почему? Карикатурный «Форт Трамп» Наша дипломатия в этих ключевых для польской безопасности вопросах действует поспешно, теряет козыри. Насколько непродуманной и сводящейся к лозунгу «в первую очередь Америка» стала политика нынешнего правительства видно на примере попыток добиться постоянного присутствия натовских сил в Польше. Правящая команда превратила эту надпартийную цель в карикатурную идею создания «Форта имени Трампа». Усиливающиеся разногласия между Европой и США могут обернуться негативными последствиями для Польши, поэтому ей следовало бы стараться стабилизировать ситуацию и укрепить систему международной безопасности в Европе, то есть НАТО и ЕС. Именно этому призваны служить инициативы, направленные на смену статуса присутствия натовских (в том числе американских) войск на польской территории: оно должно стать не ротационным, а постоянным. У нас нет права на ошибки, нам была нужна продуманная переговорная стратегия, учитывающая все существующие в трансатлантических отношениях болевые точки. К сожалению, все шаги «Права и справедливости» в этом направлении, выглядят не продуманными, а импульсивными. Весной Польша застала всех врасплох, напрямую (в обход остальных союзников и генерального секретаря НАТО) предложив американской стороне установить постоянное военное присутствие на своей территории. Этот шаг подверг публичной критике генерал Бен Ходжес (Frederick Benjamin Hodges) — американский командующий, который внес особый вклад в развитие двусторонних военных отношений между нашими странами.

Gazeta Wyborcza: ну, не назначит Трамп Польшу любимой женой!
Президент Польши Анджей Дуда во время совместной пресс-конференции с президентом США Дональдом Трампом в Вашингтоне

Осенний визит Анджея Дуды в Вашингтон принес новые ошибки. Во-первых, вопрос безопасности государства свелся к финансам: вместо того чтобы говорить об общности интересов и ценностей мы обсуждали с американцами, сколько миллиардов может выделить Польша… Само название «Форт Трамп» тоже вредит всему делу. В нем был бы смысл, если бы вся американская администрация поддерживала идею размещения в Польше базы, а нам бы оставалось в ходе негласных переговоров склонить на свою сторону одного Трампа. Тем временем ситуация выглядит иначе. Большинство вашингтонских кругов, и в первую очередь Пентагон, относятся к идее появления крупного «форта» скептически. Более разумным с военной точки зрения они считают план создания сети относительно небольших объектов, «глаз» и «ушей», которые будут заниматься противовоздушной и противоракетной обороной. Это связано в том числе с тем, что Москва (всерьез или ради пропагандистского эффекта) может назвать создание большой базы сухопутных войск провокацией, подготовкой к вторжению в Калининградскую область или Белоруссию, что повлечет за собой новый виток гонки вооружений между Россией и НАТО. Даже если Польша не разделяет подобных опасений, она должна их учитывать в своей переговорной тактике. Этим нужно заниматься в рамках НАТО В первую очередь людям, которые принимают в Вашингтоне решения, не нравится стремление команды «Права и справедливости» провести операцию по наращиванию американского присутствия в Польше в обход структур НАТО. Уже после визита Дуды в США американцы заявили Варшаве прямо: вопрос с базой (или базами) еще не решен, окончательный вердикт будет вынесен в следующем году, когда Конгресс обнародует готовящийся для него отчет, а вам, дорогие поляки, следует обсудить эту тему с европейскими коллегами по Альянсу. Руководители польского МИД и Бюро национальной безопасности отправились с визитом в штаб-квартиру НАТО. Генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг во время этой встречи призвал министра Чапутовича (Jacek Czaputowicz) «больше разговаривать с партнерами и соседями». «Процесс принятия решения по этому вопросу не подразумевает подключения НАТО, его участники — Варшава и Вашингтон», — парировал тот. Аргумент, что многие члены Альянса заключили двусторонние договоры с США о предоставлении военных объектов на своей территории американской стороне, а, значит, польские стремления совершенно нормальны, справедлив лишь отчасти. Не стоит забывать, что все эти объекты (преимущественно морские и авиационные базы) служат стратегическим интересам США, а не только НАТО. Базы, основная задача которых (как «Форта Трамп») состоит в том, чтобы защищать территорию членов Альянса, должны создаваться в рамках натовских процедур, в том числе по чисто практическим соображениям: большинство американских и все европейские эксперты говорят, что без поддержки союзников из стран Европы, «форт» не выстоит. Даже если (это, скорее, утопия) там будет размещаться бронетанковая дивизия, американская база сможет максимум задержать движущегося с востока агрессора, а чтобы действительно защитить Польшу понадобятся дополнительные силы, которые придется перебрасывать через Германию.

Gazeta Wyborcza: ну, не назначит Трамп Польшу любимой женой!
Американские военные в Польше

В стремлении польского руководства создать иллюзию выстраивания эксклюзивных двусторонних отношений с США (а этому служит проект «Форт Трамп») союзники видят продиктованную идеологическими соображениями и неэффективную стратегию, которая подрывает единство НАТО в и без того сложный для этой организации период. Прочную структуру безопасности мы сможем создать только тогда, когда учтем все элементы: интересы Польши, НАТО, ЕС, США. Такая конструкция останется устойчивой даже если политическая конъюнктура в Европе или США изменится. Забывать об этом принципе, ведя переговоры, нельзя. Обидевшись на ЕС, Качиньский выбирает Трампа Объяснить все эти действия польского руководства можно только одним: оно, повинуясь порыву, решило однозначно и безоговорочно поставить польскую внешнюю политику в зависимость от современной политики США. Отчасти это, видимо, связано с интересами польской правящей команды. Америка — большая страна и она до сих пор (хотя в последнее время в меньшей степени) вызывает у поляков положительные ассоциации. Качиньский, нарушая польскую конституцию и принцип верховенства закона, вступил в конфликт с Европейским союзом, поэтому ему не оставалось ничего другого, как сделать ставку на американцев. Он заранее дает свое согласие по всем вопросам, а взамен те не интересуются состоянием демократии и соблюдением законов в Польше. Предположим, однако, что за решением Качиньского сделать ставку на Вашингтон скрывается нечто большее (какая-то стратегическая концепция), и что безоговорочная поддержка США — это результат трезвого расчета: мировой порядок рушится, от ЕС ничего не останется, НАТО держится, в сущности, на одной Америке, значит, единственное спасение для Польши в этом опасном мире — завязать с ней как можно более тесные контакты. Этот расчет неверен. Во-первых, ЕС переживет нынешний кризис, вопрос только, в какой форме и в каком составе (и останется ли его членом Польша). Во-вторых, «Право и справедливость» слепо связывает нашу страну не столько с США, сколько с их действующим президентом, но каждый новый глава Белого дома, даже республиканец, будет проводить свою собственную политику. В-третьих, Америка — это колосс, для которого Польша — лишь одна из нескольких десятков точек на карте мире, притом не самая важная. Приучая такого партнера к своей беззаветной преданности, мы отнюдь не повышаем шансы на то, что он ответит нам взаимностью или будет учитывать наши интересы. США — сложный партнер, они (как, впрочем, и другие страны) больше уважают тех, кто может принести им пользу, чем тех, кто с ними постоянно соглашается. Большую ценность для американцев представляет Польша, которая занимает сильную позицию в ЕС, а не, как сейчас, играет в Европе второстепенную роль. Есть еще одна причина, по которой Польше нельзя опираться в своей внешней политике исключительно на США, — это Германия. Известная формулировка, описывающая цели НАТО, гласила, что задача Альянса — «держать россиян подальше от Европы, немцев под контролем, а американцев в центре». Спустя 70 лет после своего появления, она остается отчасти актуальной: речь до сих пор идет о том, чтобы удержать Германию от возвращения к агрессивным формам реализации своей силы. Польское руководство делает безоговорочную ставку на Вашингтон, не проявляет никакого интереса к укреплению ЕС, а в последнее время также ослабляет НАТО (этим занимаются также некоторые другие члены Евросоюза), в итоге в Берлине сдают позиции умеренные проевропейские политики, а набирают силу экстремисты. Сможем ли мы не позволить стать явью извечному страшному сну Польши, то есть противостоять созданию реального союза Германии и России, если НАТО и ЕС начнут распадаться и/или мы лишимся в них права голоса? Или все же эффективнее будет действовать в рамках этих организаций? Альтернатива для политики «Права и справедливости» Сейчас, в самый опасный момент со времен распада СССР, мы согласны с правительством в одном: дальнейшее наращивание присутствия НАТО и США соответствует интересам и возможностям Польши. Тактику мы предлагаем следующую. Вместо «Форта Трамп» нам следует создать «Форт Пулаский», в котором, как и на других европейских базах, будут присутствовать силы США, НАТО и страны-хозяйки (в данном случае Польши). Кроме того, нам нужно учесть, что, возможно, более разумным выходом для всех сторон станет появление менее масштабных, но более многочисленных «фортов». Нам следует не радоваться разрыву договора о РМСД, а постараться укрепить его, чтобы Россия перестала его нарушать, не бездумно поддерживать позицию США по каждому вопросу, а приучать американцев (и других партнеров) добиваться расположения Польши. Вместо того чтобы злорадно радоваться проблемам ЕС и расшатывать единство НАТО своими играми с Вашингтоном, Варшаве следует проводить политику выстраивания хороших отношений и с Америкой, и с основными европейскими игроками, одновременно стараясь сгладить возникающие между ними конфликты. Безопасность Польши и поляков, как и в предыдущие десятилетия, зависит от двух факторов: от существования превосходящего по силе своих соперников западного сообщества, в котором у США и Европы будет больше точек соприкосновения, чем различий, а также от места нашей страны в этом сообществе (она должна выступать надежным предсказуемым партнером и союзником для всех). Марчин Босацкий — посол Польши в Канаде в 2013-2016 годах. Яцек Найдер — посол Польши в Афганистане (2007-2008), заместитель главы польского МИД (2008-2011), постоянный представитель Польши при НАТО (2011-2016 годы).

Источник

Предыдущая новость

NBC: на выходе из здания суда Манафорта встретили российским флагом и назвали «предателем» В Центре содействия семейному воспитанию «Кунцевский» обсудили вопросы пожарной безопасности Как Путин приобретает влияние на Западе Новый проект России и Китая «Ледяной Шелковый путь» Путин держит Трампа на крючке

Последние новости