• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Российские олигархи стремятся укрепить свою социальную легитимность

09.01.2019 17:12 0

Российские олигархи стремятся укрепить свою социальную легитимность

Роман Абрамович является владельцем Eclipse, второй по размеру частной яхты в мире, длина которой составляет 162,5 метра. Это судно стоимостью около 500 миллионов долларов стоит в списке его владений рядом с многомиллионной коллекцией произведений искусства, самолетом Boeing 767 и футбольным клубом английской премьер-лиги Chelsea. Абрамович, как и большинство российских олигархов, сделал свои миллиарды на «распиле» промышленных активов Советского Союза в начале девяностых годов, благодаря своим прочным связям с Кремлем. Подпись к изображению: Вторая по величине частная яхта в мире EclipseРоссийские олигархи стремятся укрепить свою социальную легитимность Олигархи, оказавшиеся на вершине российской экономики, самой неравноправной в развитом мире, могут показаться западным наблюдателям почти комичными. Однако, по мнению австрийского социолога Элизабет Шимпфоссль, за их вызывающей расточительностью скрывается сложная социальная трансформация. Доктор Шимпфоссль, которая путешествовала по России и брала интервью у олигархов для своей новой книги, рассказывает, что значительная часть российской элиты сейчас прилагает усилия для легитимизации своего имущественного статуса. По словам исследователя, постепенно происходит превращение элиты в класс, наподобие советской интеллигенции или аристократии эпохи царизма. Она использует меценатство, чтобы отвлечь внимание от зачастую туманного и темного происхождения своего капитала. Российские сверхбогачи сделали свои капиталы во время экономических и социальных потрясений после распада Советского Союза и перехода к рыночной экономике. Многие из них пустились в коммерцию в конце восьмидесятых, еще не подозревая, что им предстоит участвовать в одном из самых богатых дележей собственности в истории человечества. Российская постсоветская элита происходила по большей части из скромных социальных слоев, которые действительно сумели извлечь пользу из советской системы образования. Так, например, Роман Абрамович вырос в бедности. В девяностые годы новую социальную прослойку российских богачей возглавила группа банкиров и бизнес-магнатов, которые превратили свое политическое влияние в капитал. «Первые российские олигархи, казалось, появились просто из ниоткуда и получили доступ к высшей государственной власти», – говорит доктор Шимпфоссль. В период бума нефтяных цен, который способствовал утверждению позиций президента Владимира Путина в нулевые годы, Москва регулярно возглавляла рейтинг городов мира с наибольшим количеством миллиардеров. «Вслед за ними возник довольно многочисленный новый слой людей, разбогатевших на фоне высоких цен на нефть, которые наблюдались вплоть до 2008 года, – рассказывает она. – Этот период привел практически к столь же важным последствиям, как первый раунд приватизации в начале девяностых». В конечном итоге Путин взял процесс экономической либерализации под свой личный контроль и в значительной степени обуздал амбиции олигархов. «Те, кто не поссорился с Владимиром Путиным вскоре после его прихода к власти, сейчас поддерживают его клептократию с помощью денежных вливаний всякий раз, когда он просит их об этом», – говорит эксперт. И хотя жизнь за границей пользуется популярностью у многих из них, российские олигархи вынуждены в основном вести свои дела и держать активы дома, независимо от их положения в государственном аппарате. Закон, принятый в 2013 году, вынудил государственных чиновников, их супругов и детей в возрасте до 18 лет избавиться от иностранных акций и банковских счетов. На сегодняшний день показатели социального неравенства в России находятся на ошеломляюще высоком уровне. В 2013 году в стране на каждые 11 миллиардов долларов имущества домохозяйств приходился 1 миллиардер, что более чем в 15 раз превышает средний уровень имущественного неравенства в мире. В российском обществе, которое все еще продолжает адаптироваться к идее частной собственности, эти показатели создают определенные проблемы для самих олигархов, вынуждая их прилагать усилия, чтобы узаконить свой статус сверхбогатых людей. «Олигархов, как правило, ненавидят. Возникновение прослойки богачей было встречено с населением с явным негодованием, поскольку происхождение их капиталов непосредственно связано с коррупцией девяностых годов, – рассказывает доктор Шимпфоссль. – Когда это первое постсоветское поколение передаст свое богатство следующему, это будет самая крупная передача активов в рамках маленькой группы людей, когда-либо имевшая место в истории». Российские олигархи теперь стремятся развивать свои культурные вкусы, заново открывают и воссоздают свои семейные истории, а также активно занимаются благотворительностью, чтобы как-то оправдать свое исключительное положение в обществе. По словам Элизабет Шимпфоссль, богатые россияне стремятся как-то вписаться в традиции советской, и даже дореволюционной, интеллигенции. «Они, вероятно, воображают себя российскими аристократами из романов Толстого, и они поистине великолепны в своем стремлении заново создать историю своего прошлого, – говорит она. – Это позволяет им утверждать, что они вовсе не случайные люди, которым по прихоти судьбы довелось взлететь на самый верх. Напротив, они считают, что возглавить новую российскую элиту было их обязанностью, даже в какой-то степени моральным долгом». Ключевым фактором здесь является их участие в культуре и благотворительности, в духе советской концепции «культурности», согласно которой социальные элиты в России были сведущи в русской музыке и литературе. Так, например, Игорь Цуканов является успешным банкиром, который часто предоставляет экспонаты из своей коллекции произведений послевоенного российского искусства мирового уровня для музейных выставок. Семейный фонд Цукановых, которым управляет жена банкира Наташа Цуканова, обладающая обширными связями, является лондонской благотворительной организацией, поддерживающей образование, искусство и культуру в России и Британии. «Я собираю произведения искусства не для самого себя. Моя мечта – создать музей, в котором была бы лучшая коллекция российского искусства за пределами России», – сказал Цуканов в интервью Financial Times в 2016 году. Трудно судить, смогут ли новые российские мультимиллиардеры обрести социальную легитимность в собственной стране, к которой они, по мнению доктора Шимпфоссль, так стремятся. Однако, поскольку в России планируется новая волна приватизации, они, вероятно, могут рассчитывать на то, что станут еще богаче.

Источник

Предыдущая новость

«Мы отказались от всего, что Франция хотела нам дать» Атака на Крым продолжается CM: на просьбу США отказаться от С-400 Турция ответила «средним пальцем» Внешняя политика играет на руку режиму Путина Обозреватель Le Figaro: Евросоюз разбил паралич внешних и внутренних проблем

Последние новости