New Yorker: что может актер в реальной жизни?

24.04.2019 7:22 0

New Yorker: что может актер в реальной жизни?

Кампании Владимира Зеленского, 41-летнего актера, который в воскресенье 21 апреля был избран президентом Украины, не доставало конкретики. Он обещал положить конец коррупции и продаже политических привилегий за нажитые незаконным путем средства, а также вернуть мир в Донбасс — регион на востоке Украины, где Россия использовала своих военных и деньги, чтобы оказать поддержку самопровозглашенным сепаратистским республикам. Зеленский не объяснял, как именно он собирается это сделать и как ему удастся преуспеть там, где множество украинских политиков — включая действующего президента Петра Порошенко — потерпели поражение, дав обещания и не сумев их выполнить. Решение Зеленского баллотироваться на пост президента стало своего рода продолжением той роли, которую он сыграл в «Слуге народа» — популярном телесериале, в котором обычный человек внезапно становится президентом страны. Выбрав Зеленского, Украина сделала весьма неожиданную ставку: способен ли человек, который играл роль президента страны в телесериале, достойно справиться с этой задачей в реальной жизни? Тот факт, что Зеленский, по слухам, тесно связан с Игорем Коломойским, известным украинским олигархом, которому принадлежит телеканал, транслирующий «Слугу народа», указывает, что ответить на это вопрос не так просто. Несмотря на окружающую Зеленского неопределенность и отсутствие конкретики в его политической программе — как ни странно, это стало для него скорее активом, нежели препятствием — во время дебатов с Порошенко Зеленский произнес одну фразу, в которой он четко и кратко резюмировал характер предвыборной гонки и причины своей неожиданной популярности: «Я результат ваших ошибок, Петр Алексеевич». Зеленский, который нанес сокрушительное поражение Порошенко, набрав 73% голосов, действительно стал результатом негодования и разочарования, преследовавших украинскую общественность с 2014 года, когда революция Майдана привела к свержению предыдущего президента Украины Виктора Януковича. Фатальный просчет Порошенко, которого избрали президентом страны спустя полгода после Майдана, заключался в том, что он решил, будто его победа и объединяющее воздействие войны в Донбассе дают ему право подключиться к олигархической политической системе Украины, вместо того чтобы уничтожить ее основы. Страна пережила революцию, но со временем стало ясно, что Порошенко не предпринимает никаких революционных шагов. В лучшем случае его можно было назвать кризисным менеджером, который реализовал несколько реформ, но воспрепятствовал реализации гораздо большего числа инициатив. В течение нескольких последних месяцев, когда предвыборная кампания Зеленского набирала обороты, я часто вспоминал о весне и лете 2016 года. Я провел их на Украине, собирая материалы для моей статьи под названием «После революций» («After the Revolutions») и следуя примеру двух журналистов, специализирующихся на расследованиях, Сергея Лещенко и Мустафы Найема, которые решили стать членами парламента. В начале своей журналистской карьеры они писали о коррупции и цинизме украинского политического класса, но после революции Майдана они почувствовали, что на короткое время у аутсайдеров появилась возможность прийти в политику и стать своеобразным инструментом контроля за действиями властей. Найем сильно воодушевился, прослушав летний курс в Стэнфордском университете, который читал политолог Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama). «Свергнуть диктатора — это самое простое. По-настоящему сложная часть — осуществлять власть таким образом, чтобы это было законно и устойчиво», — сказал им Фукуяма. Он был уверен, что на Украине, «если не будет выполнено это условие, революция Майдана потерпит поражение». Спустя несколько месяцев после прихода в политику Лещенко и Найем разочаровались в Порошенко и утратили веру в его готовность действовать — по крайней мере, в его способность осуществить постреволюционный мандат. Порошенко быстро скатился к привычной практике продажи привилегий и использования прокуратуры в качестве политической дубинки и начал препятствовать работе якобы независимого Национального антикоррупционного бюро. Порошенко воплотил в реальность план по децентрализации власти, который позволил предоставить регионам больше автономии, и перестроил систему государственных закупок, но масштабы этих реформ оказались не такими, какие народ ожидал. «Порошенко не хотел вести игру по-крупному, — сказал мне Найем в 2016 году. — Он не был тем лидером, которого мы хотели увидеть после Майдана». Однако, несмотря на множество нереализованных ожиданий, эти два журналиста, ставшие членами украинского парламента, признали факт изменений в общественном сознании: после Майдана правящий класс утратил свой авторитет, а народ осознал, что у него есть голос и сила. «Теперь люди верят, что они могут менять своих правителей, снимать президента с его поста», — сказал мне тогда Лещенко. Это то наследие революции Майдана, которое Порошенко не удалось подорвать, и которое подготовило почву для появления Зеленского. Если не нравится чиновник, вы его снимаете с должности, и, если следующий чиновник оказывается таким же, вы его тоже снимаете. В краткосрочной перспективе такая динамика обернулась благоприятной возможностью для Зеленского, но в долгосрочной перспективе это должно послужить предостережением. Пока Зеленский остается чистым листом. Что стране принесет его президентство, и будет ли оно отличаться от президентства Порошенко? Я позвонил Лещенко на следующий день после выборов. В течение нескольких месяцев он консультировал предвыборный штаб Зеленского в вопросах стратегии борьбы с коррупцией и взаимодействия с западными дипломатами. Разумеется, Лещенко был доволен итогом выборов. «Избрание Зеленского — это продолжение Майдана, только в новой форме, — сказал мне Лещенко. — Когда цели революции не были достигнуты, народ снова испытал негодование, только на этот раз оно приобрело более демократическую форму». Для Лещенко гораздо важнее было формирование этой динамики на Украине, нежели детали позиции Зеленского. «Хорошо, что все произошло таким образом, посредством выборов, а не посредством насилия на улицах и убийств. Это цивилизованный вариант того, как могут происходить перемены». Зеленский выразил эту мысль в своей победной речи. «Посмотрите на нас — все возможно», — сказал он, обращаясь к странам постсоветского пространства. Лещенко назвал Зеленского «кандидатом будущего», которому удалось преодолеть закостеневшие политические структуры Украины при помощи изящной и креативной смеси стратегий передачи сообщений. Та кампания, которую Зеленский провел в соцсетях, оказалась блестяще организованной и общедоступной. Между тем Зеленский сумел не утратить расположение подавляющего большинства избирателей благодаря тому, что он избегал жестких интервью с серьезными журналистами, в ходе которых ему пришлось бы четко обрисовывать свои позиции, что неизбежно вдохновило бы одних, но разочаровало других. Тем не менее, какая бы неясность ни окружала сейчас Зеленского как политического лидера, его победа стала очевидным признаком того, что украинский электорат хотел получить надежду на улучшения спустя годы войны, взаимных обвинений и разочарований. Порошенко решил сделать ставку на националистическую солидарность, разыграв свою карту главнокомандующего и указывая на сохраняющуюся угрозу агрессии России в Донбассе. Его предвыборный лозунг — «Армия, язык, вера». Вызывает чувство иронии, что украинские избиратели сместили одного олигарха — Порошенко владеет долями в самых разных предприятиях, от шоколадного до медиа-бизнеса, а его личное состояние измеряется сотнями миллионов долларов — и заменили его новичком в политике, который якобы связан с Коломойским, одним из самых корыстных и продажных бизнесменов на Украине. Одним из ведущих советников предвыборного штаба Зеленского был личный юрист Коломойского. В период правления Порошенко позиции Коломойского на Украине заметно ослабели, и он был вынужден уехать сначала в Женеву, а затем в Тель-Авив. Избрание Зеленского может полностью изменить ситуацию. Киевский суд уже пересмотрел решение касательно национализации «Приватбанка», который совсем недавно был основой деловой империи Коломойского. Я спросил Лещенко, бывшего журналиста, не волнует ли его то, что он поддержал кандидата, который связан с олигархическими структурами Украины в неменьшей степени, нежели его предшественник. «Разумеется, это дилемма, — ответил он мне. — Нужно ли нам дальше мечтать и ждать кого-то, кто может так никогда и не появиться? Или нам стоит действовать в соответствии с объективной реальностью и пытаться склонить ее в свою пользу?» По его словам, сегодня на Украине только человек, пользующийся поддержкой крупного телеканала, имеет шанс на победу в президентских выборах. (Порошенко контролирует «Пятый канал».) В ближайшие несколько месяцев, как сказал мне Лещенко, он будет наблюдать за тем, уволит ли Зеленский генерального прокурора Юрия Лещенко, который замешан в множестве коррупционных скандалов, и назначит ли Зеленский новых людей на ключевые министерские должности. Между тем Найем настроен более скептически в отношении Зеленского. Вечером в воскресенье, 21 апреля, Найем опубликовал несколько советов для избранного президента на своей страничке в Фейсбуке. «Помните, что случилось с Петром Порошенко», — написал Найем. По его мнению, необходимо не вести переговоры с олигархами, а обратиться непосредственно к тем 72% украинцев, которые проголосовали за Зеленского. Более того, продолжил он, нужно «послать в пешее эротическое путешествие всех, кто предложит свою поддержку, ресурсы и медиа в обмен на особые правила и свой кусок страны». Найем завершил свой пост несколькими словами благодарности в адрес Порошенко, которого он долгое время критиковал. Бывший журналист повалил уходящего в отставку президента за то, что тот быстро признал свое поражение, и дал оценку его заслугам: «С этого дня мы уже не заложники его ошибок. Их мы можем только исправлять. А вот его достижениями мы пользоваться будем. За них стоит поблагодарить». Президентство Зеленского будет полно неожиданностей и, возможно, принесет немало разочарований и смятения, но пока создается впечатление, что Украина испытывает глубокое удовлетворение в связи с как минимум одной победой: избиратели выразили свое мнение, и действующий президент уступил место своему сопернику. И это случилось не в последний раз, о чем Зеленский, несомненно, знает. Загрузка…
Загрузка…

Источник

Предыдущая новость

СТРАНА.ua: молодого футболиста «Карпат» уволили за поддержку сборной России В храме Знамения в Кунцеве состоялись торжественные богослужения в честь престольного праздника 5 библиотек запада Москвы станут тематическими Работы на Ельницкой улице завершатся к сентябрю Hürriyet: Анкара между Вашингтоном и Москвой

Последние новости