The Atlantic: как американская пресса саботирует российско-американский диалог

06.05.2019 20:50 0

The Atlantic: как американская пресса саботирует российско-американский диалог

Сначала — о прошлом. 13 июня 2018 года спецпрокурор Роберт Мюллер обвинил 12 офицеров ГРУ (российского разведывательного ведомства), в проведении «масштабных операций с целью вмешательства в президентские выборы 2016 года». Через три дня президент Дональд Трамп встретился в Хельсинки, столице Финляндии, с российским президентом Владимиром Путиным. На пресс-конференции, Трамп, стоя рядом с Путиным, заявил, что Россия невиновна в проведении каких-либо хакерских атаках. «Он просто сказал, что это не Россия. Я скажу так: я не вижу причин для того, чтобы это была Россия, — сказал тогда Трамп. — Я очень доверяю моим сотрудниками разведки, но я скажу вам, что президент Путин сегодня исключительно сильно и подчеркнуто это отрицал. А еще он сделал невероятное предложение. Он предложил, чтобы люди, занимающиеся этим делом, приехали и поработали с их следователями в отношении упомянутых 12 человек. Я полагаю, что это просто невероятно великолепное предложение». После таких слов президента Трампа его рейтинг рухнул вместе с отвисшими челюстями публики, а притворство политиков обнажилось. Республиканцы, не желавшие критиковать президента, пришли в ужас от того, что Трамп больше поверил словам Кремля, чем словам своих помощников и мнению американского разведывательного сообщества. И вот — Трамп повторил этот грех в прошлую пятницу во время часового телефонного разговора с Путиным. Спустя две недели после того, как в докладе Мюллера были представлены новые детали относительно масштабов российского вмешательства в американские выборы, Трамп не потрудился осудить Путина или высказать недовольство по поводу вмешательства Кремля. Он даже не затронул эту тему. Однако не следует ожидать, что эта повторная беспечность вызовет такую же реакцию, как это было после Хельсинки. В тот раз отказ Трампа защищать выборы в Соединенных Штатах от иностранного вмешательства вызвал шок, а сегодня наплевательское отношение президента к защите нашего демократического процесса стало уже стало чем-то ожидаемым. Во время визита премьер-министра Словакии журналисты спросили Трампа о телефонном разговоре с российским президентом. Обсуждал ли он, мол, с Путиным вопрос о вмешательстве в выборы? Трамп: С его стороны было что-то вроде улыбки, когда он высказался насчет того, что гора родила мышь. Мол, начиналось все с горы, а кончилось мышью. И он знал это, да и вы знали, что не было вообще никакого сговора. Собственно, этим дело и ограничилось… Репортер: Вы сказали ему, чтобы он не вмешивался в следующие выборы? Трамп: Извините. Это я сейчас говорю, и я не закончил. Я отвечаю на этот самый вопрос. Вы ведете себя очень грубо. Итак, у нас была хорошая беседа о многих различных вещах. Ну и ладно… Репортер: Вы сказали ему, чтобы он не вмешивался в следующие выборы? Трамп: Мы это не обсуждали. На самом деле, мы это не обсуждали. Мы обсудили пять или шесть вопросов… (Конец цитаты из стенограммы) Нетрудно поверить, что он не обсуждал этот вопрос, поскольку нынешний президент постоянно демонстрирует крайнюю нерешительность при обсуждении вопроса о хакерских атаках — или о «российской мистификации», как он сказал в пятницу. Проблема не в том, что Трамп хочет говорить с Путиным. Для Соединенных Штатов важно и полезно поддерживать в рабочем состоянии дипломатические каналы даже с противниками, а работа с Россией может послужить интересам Соединенных Штатов в Сирии, Венесуэле и в других местах. «Поладить с Россией и Китаем — это хорошо, а не плохо. Вообще ладить с разными странами… это здорово, а мы хотим иметь хорошие отношения со всеми странами», — сказал Трамп. Все это прекрасно. Проблема в том, что Трамп не хочет одновременно привлечь Россию к ответственности за ее наглое вмешательство в выборы 2016 года. Один только Трамп в правительстве отрицает, что это были российские атаки. Когда на этой неделе генеральный прокурор Уильям Барр давал показания в Юридическом комитете Сената, он сам, а также демократы и республиканцы — все были согласны по вопросу об атаках, о серьезной угрозе для американских выборов, и подобный консенсус был тем более впечатляющим, поскольку, по сути, ни по каким другим вопросам эти три стороны договориться не смогли. Трамп не поднимает вопрос о хакерских атаках, и одна из причин этого состоит в том, что он ужасный переговорщик. Он очень слаб, когда речь идет о дискуссиях один на один; он стремится получить одобрение от Путина, он не способен обсуждать с Путиным другие вопросы и одновременно проводить твердую линию по поводу вмешательства в выборы. Вот еще одна причина: Трамп категорически отвергает любые предположения относительно того, что его победа на выборах была результатом чего-либо, кроме его собственной гениальности. Как только возникает вопрос о российском вмешательстве — речь идет о российских действиях в социальных сетях, о хакерских атаках и публикации частных электронных сообщений, — Трамп отвечает раздраженно, как будто признавая тем самым, что действия России могут поставить под вопрос легитимность его победы на выборах. (А основания для такого сомнения имеются; многие демократы как раз сомневаются в том, что он победил вполне законно.) Еще одна важная причина молчания Трампа состоит в его неспособности в интересах расследования отделить себя от Путина. Трамп настаивает на том, что в докладе Мюллера содержится следующий вывод: "Сговора не было, как не было и препятствования осуществлению правосудия«,- хотя на самом деле, таких выводов в чистом виде там нет. Хотя специальный прокурор в своем докладе не обвиняет Трампа в совершении каких-либо противоправных действий, а члены его избирательного штаба пока что не подозреваются в преступном сговоре, Мюллер однозначно делает вывод о том, что российское вмешательство имело место. Похоже, Трамп считает, что все остальные тоже оправданы, если (предположительно) оправдан он сам. Кроме того, неспособность Трампа поднять вопрос о вмешательстве свидетельствует о его ужасном лицемерии. В ходе своего интервью в четверг на телеканале Fox News Трамп подверг критике бывшего президента Барака Обаму за его неспособность дать отпор России еще во время выборов. Вот что сказал Трамп об Обаме: «Он мог бы позвать военных и сказать: „Давайте посмотрим на это более внимательно". Но он (Обама — прим. ред.) ничего не сделал, абсолютно ничего, потому что он полагал, что хитрюга Хиллари победит на выборах», — сказал Трамп. В пятницу Трамп говорил с Путиным и, выражаясь его собственными словами, абсолютно ничего не сделал. Это полное повторение того, что было в Хельсинки в 2018-м году. Но в этом случае Трамп, по крайней мере, не предложил российским агентам разведки принять участие в расследовании и не согласился направить бывшего американского дипломата на допрос в Россию, и он не сделал этого, стоя рядом с Путиным на трибуне. Но, по сути, телефонная беседа Трампа представляет собой повторение его предыдущих действий. Он по-прежнему отказывается признать российское вмешательство или сделать что-то существенное по поводу этого вмешательства — хотя в настоящее время существует еще больше доказательств, подкрепляющих ту точку зрения, что Москва все-таки вмешивалась. Однако, как заметил Джулиан Санчес (Julian Sanchez), старший научный сотрудник Института Катона (Cato Institute), отказ Трампа признать реальность, похоже, работает в его пользу в политическом плане. В июле 2018 года, сразу после обвинений в адрес сотрудников ГРУ и саммита в Хельсинки, примерно половина республиканцев считали, что Россия вмешивалась президентские выборы 2016 года. Но в феврале этого года их количество сократилось до одной четверти. А теперь скажите: зачем Трампу в таких условиях признавать реальность и проводить сложную работу по противодействию Путину, если легче просто заставить своих сторонников поверить в сказочки, которые сам же Трамп им и рассказывает? Дэвид Грэм является штатным сотрудником журнала «Атлантик», он специализируется на внутренней и внешней политике Соединенных Штатов. Загрузка…
Загрузка…

Источник

Предыдущая новость

Левый берег: Саакашвили заявил в Киеве о премьерских амбициях WP: если не сдерживать Россию и Китай, на мировую арену вернутся «законы джунглей» Макфол: желание Трампа вернуть Россию в G7 — признак слабости Русский вопрос Выставка «Александр Печерский как символ сопротивления фашизму» продлится до 11 июля

Последние новости