Тиждень: европейская капитуляция

30.06.2019 16:06 0

Тиждень: европейская капитуляция

Два года —с момента последнего визита Путина в Версальский дворец в мае 2017-го года — высокое российское руководство не посещало Францию. Визит Медведева не позволил небольшому перерыву в контактах стать принципом. «Санкции — это не постоянный режим, это лишь этап, который может быть в любой момент отменен», — успокоил московского гостя премьер-министр Франции Эдуар Филипп. И не ошибся! В тот самый день, когда руководители двух правительств обсуждали в Гавре перспективы взаимовыгодного бизнеса, французская делегация в Страсбурге в полном составе проголосовала за изменение регламента Парламентской ассамблеи Совета Европы, что позволит РФ вернуться в зал заседаний организации, не выполнив условий, предусмотренных санкциями. «Совет Европы — это не та структура, где должен решаться геополитический кризис между Россией и Украиной, — повторяет в интервью и в выступлениях госсекретарь Франции по европейским делам Амели де Моншален. — Мы здесь не занимаемся геополитикой, ценности, которые мы защищаем, — это права человека, мужчины, женщины, ребенка…» Вот такая новая французская дискуссия о войне на Украине. Никогда не было такого, чтобы агрессора и его жертву приравнивали друг к другу. Как будто два соседних государства поссорились, не зная из-за чего, и каждое из них в одинаковой степени отвечает за тот набивший оскомину «геополитический кризис», мешающий нашим справедливым европейцам сполна отдаться защите прав «мужчины, женщины, ребенка». Да и Медведев готов «открыть новое пространство для диалога с Россией», цитирует AFP пресс-службу французского правительства. А тут какая-то война, аннексия, санкции и неуступчивая Украина. Однако, нельзя сказать, что французская позиция стала неожиданностью. Неделю назад на совместной пресс-конференции с Зеленским в том же духе высказался Эммануэль Макрон. «Мы рады, что вы готовы протянуть руку населению сепаратистской зоны», — подчеркнул он, обращаясь к украинскому лидеру. Что в той руке и на какие именно жесты надеется Макрон, пока официальной конкретики нет. Важно другое: в день визита Зеленского, подготовка к приезду Медведева практически закончилась. Это предстоящее событие публично освещали российские журналисты. Восстановление сотрудничества с Россией, даже несмотря на агрессию на Украине, причастность к войне в Сирии и очевидное московское вмешательство в события в Молдавии, не только со стороны Франции, но и со стороны Италии, Германии, Великобритании и других государств выглядит преждевременным еще и потому, что позиции российского лидера по разным причинам ослабели. Дело журналиста Ивана Голунова продемонстрировало, что Путин уже не имеет такой монолитной поддержки на Родине. Подходит четвертый срок его пребывания у власти, и как бы пренебрежительно россияне не относились к своей Конституции, выдвигаться на пятый срок ему будет проблематично. Российская экономика переживает не лучшие времена. Тут самое время воспользоваться ослаблением позиций оппонента и вынудить его к уступкам хотя бы в вопросе освобождения политзаключенных. Но нет! Европейские столицы решили снискать благосклонность агрессора просто так, без видимых причин. Пять лет назад, после аннексии Крыма и оккупации части Донбасса, Совет Европы ввел против России санкции, апеллируя, в частности, к правам человека: на жизнь, на безопасность, на свободу действий и слова. В 2015-м году они были дополнительно привязаны к выполнению минских соглашений. Никаких концептуальных противоречий тогда не возникло. Но ныне старейшему в Европе органу межпарламентского сотрудничества срочно понадобились новые ценности. Аргумент, который нашли для себя руководители Франции, — интересы русского народа, которому якобы не прожить без возможности для обращения в Европейский суд по правам человека. Это ничего, что принцип верховенства национального права в РФ превалирует над международным, а значит, решение ЕСПЧ Москва даже не собирается выполнять? «Политическая целесообразность победила принципы и ценности, — прокомментировал ситуацию председатель украинской парламентской делегации Владимир Арьев. — Мы сделали все, чтобы санкции были введены. Если Россию возвращают в ПАСЕ, безусловно, с этим ничего нельзя поделать. Эта организация полностью себя дискредитирует». За пять лет с момента введения санкций, Москва не то что не отказалась от присвоенных украинских земель, а даже на полслова не изменила своей манипулятивной риторики. Изменения в регламенте, утвержденные 118 голосами «за» при 62 «против», поощряют дальнейшее вторжение и новые войны, потворствуют безнаказанности и безответственности. Удивила ли ПАСЕ результатами голосования? Даже нет. Структура давно не является бастионом несгибаемых принципов. Комментируя ситуацию в Совете Европы, член украинской делегации Ирина Геращенко назвала нынешнюю главу ПАСЕ Лилиан Мари Паскье «Аграмунтом в юбке». Испанец Педро Аграмунт, предыдущий глава Ассамблеи, откровенно подыгрывал россиянам и игнорировал принципы. Его жестко критиковали и со скандалом переизбирали. Предшественник Аграмунта француз Жан-Клод Миньон также не был воплощением высокой морали в политике. Надеясь заменить Торбьерна Ягланда во главе Совета Европы, он в свое время объездил едва ли не все страны-члены, лоббируя свою кандидатуру. Что уж говорить про Мевлюта Чавушоглу — искреннего друга Партии регионов и партнера «Единой России»! От одного руководителя к другому ПАСЕ постепенно превращалась в структуру, которая работает сама на себя и больше всего заботится, как прокормить своих 2,3 тыс. чиновников и 1 тыс. дипломатов. В этом смысле позорное голосование за изменения в регламент — вполне логичный и прогнозируемый шаг. За день до начала летней сессии ПАСЕ газета «Ле монд» (Le Monde) опубликовала статью «Российский шпион в Совете Европы». В публикации речь шла об одном из резидентов ГРУ Валерии Левицком, которому было указано на двери в апреле 2018-го года. Он работал на посту генерального консула РФ в Страсбурге. Журнал отмечает, что, если бы не жест солидарности с Великобританией по делу Скрипаля, Левицкий до сих пор находился бы во Франции и дальше проводил бы свою тайную деятельность. Le Monde характеризует Совет Европы как «институцию, мало известную широкой публике, которая объединяет 47 стран вместе с Россией и Турцией, а также государства-наблюдатели, которые не находятся вне зоны интересов Москвы… Это второстепенная дипломатическая площадка дает возможность России распространять свои тезисы в странах и вредить тем, кто разоблачает ее антидемократическую практику». Рассказывают, что генсеку СЕ Турбьерну Ягланду не понравилась ни сама публикация в Le Monde, ни упоминание в ней о его «привилегированном контакте» с российским шпионом. Однако, российское влияние в институции так очевидно, что стоит говорить не о сугубо шпионской сети, а о значительно расширенном, в определенном смысле, опасном явлении. Речь о банализации российских преступлений в Сирии и на Украине, на Кавказе и в Молдавии, в Африке и других уголках вселенной. Этот факт прослеживается в выступлениях многочисленных европейских депутатов, которые настаивают на «бесперспективности санкций», «необходимости диалога с Россией», «отличии русского народа от российского руководства»… Неважно, за деньги или по глупости западные политики продвигают российские месседжи. Важно понимать, что таким образом структура не просто ослабляется, а теряет смысл к существованию. А тем временем в Гаврии Эдуар Филипп и Дмитрий Медведев пообщались об Украине без Украины (это становится правилом?), обусловили следующие шаги двустороннего сотрудничества и подумали вместе, как построить «новые правила доверия и безопасности». Именно такую загадочную формулировку два года назад придумал Макрон. ««Париж всегда цепляется за российскую тему, когда отношения с Вашингтоном и Лондоном усложняются», — говорит французский коллега, скорее объясняя, чем оправдывая политику своей страны. — Осенью 1944-го года генерал де Голль даже ездил в гости к Сталину. Так появилась концепция «от Бреста до Урала», на которую любят ссылаться последователи де Голля. Оно все так, но де Голль в 1944-м году не согласился в который раз разорвать Польшу, как хотел Сталин, и вернулся в Париж ни с чем. Макрон, к сожалению, не де Голль: не те принципы и не то видение. Политика уступок Москве, что предпринимается ныне по всем направлениям, кажется опасным проявлением слабости, что в стратегической перспективе может превратиться в программу по самоуничтожению. Какой-то запас прочности у французов в резерве есть, но он не такой внушительный, как экспансионистские аппетиты Кремля, но их никто, кроме Украины, похоже, не собирается сдерживать. Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Ботаники МГУ исследовали эволюцию тропического семейства растений по семенам Newsweek: Иран идет в Венесуэлу вслед за Россией В Ново-Переделкино прошёл фестиваль «Этот день мы приближали, как могли» Israel Hayom: Нетаньяху задумался о закупках российской вакцины от COVID-19 Reuters: США занижают сведения о количестве солдат в Сирии

Последние новости