National Review: чему Путин научился у Никсона и Киссинджера

16.09.2019 0:13 0

National Review: чему Путин научился у Никсона и Киссинджера

Летом этого года Турция проигнорировала многочисленные предупреждения Америки и приняла партию российских зенитных ракетных комплексов С-400, что спровоцировало исключение Анкары из американской программы по производству истребителей F-35 и поставило администрацию Трампа перед необходимостью ввести дополнительные санкции, поскольку этого требует закон США. Эти события стали отражением резкого ухудшения отношений внутри уже ослабевшего альянса США и Турции. Что еще важнее, решение Анкары предпочесть российские системы вооружений американским указывает на гораздо более масштабный и зловещий геополитический сдвиг, а именно на растущее влияние Кремля в качестве стратегической силы на всем Ближнем Востоке — в ущерб Америке. Для экспертов, специализирующихся на Ближнем Востоке, возвращение России в этот регион в качестве сильного соперника Вашингтона оказалось одновременно поразительным и дезориентирующим событием. Лидеры некогда верных союзников США, таких как Египет и Саудовская Аравия, теперь регулярно летают в Москву на консультации на высоком уровне, а Россия заключает сделки на продажу своего оружия и на инвестиции в области энергетики со множеством стран, от Персидского залива до Магриба. В таких разобщенных государствах, как Ливан и Ирак, стремление к укреплению связей с Россией стало тем редким вопросом, в котором между различными фракциями царит консенсус. Иранские клиенты видят в Москве надежного друга, а противники Тегерана рассматривают Кремль как потенциальный противовес гегемонии Ирана. Даже Израиль, ближайший партнер Америки на Ближнем Востоке, согласился с тем, что Москва является влиятельной силой в регионе, и даже провел первый саммит американских и российских советников по вопросам национальной безопасности в Иерусалиме в июле прошлого года. Хотя администрация Трампа и израильские чиновники поспешили представить тот саммит как очередной шаг на пути к изоляции Ирана — как попытку проверить, возможно ли отдалить Кремль и его давнего сообщника в Сирии друг от друга, — встреча послужила мощным сигналом того, что Израиль считает Россию той силой, которая наравне с США может оказывать влияние на будущее Леванта. Как Москве удалось этого добиться? Во внешнеполитических кругах Вашингтона сложилось убеждение, что Россия сумела вернуть себе статус крупного игрока на Ближнем Востоке посредством участия в сирийском конфликте, где Кремлю удалось хорошо разыграть его слабые карты. Однако мало кто осознает, что президент России Владимир Путин сумел достичь таких успехов, применив ту же самую тактику соперничества крупных держав, которая была эффективно использована Америкой против России во время другой войны на Ближнем Востоке почти 50 лет назад. Во времена холодной войны именно политическая прозорливость президента Ричарда Никсона и его госсекретаря Генри Киссинджера, которую они проявили в период войны Судного дня 1973 года, позволила вытолкнуть Москву «на обочину» Ближнего Востока, где она затем оставалась в течение нескольких десятилетий. Теперь Кремль сумел отыграться за то поражение, применив те самые принципы политического прагматизма, которые ранее помогли Америке достичь триумфа в этом регионе. Действительно, хотя Путин заявил, что распад Советского Союза стал величайшей геополитической катастрофой 20 столетия, основные элементы его стратегии на Ближнем Востоке последние несколько лет были почерпнуты не у марксистов-ленинистов, а скорее у Никсона и Киссинджера.

Источник

Предыдущая новость

Детский ансамбль «Камертон» в Кунцеве отметил 15-летие «Колоссальный провал»: экс-агент ЦРУ рассказал CNN о последствиях «эвакуации крота» в российском правительстве Вечная признательность Крыма Путину Лiга.net: «Нафтогаз» рассчитывает принудительно взыскать с «Газпрома» $2,6 млрд Vanity Fair: если Трамп смог, то сможет и «русская Пэрис Хилтон»

Последние новости