L'Orient-Le Jour: Дамаск умело лавирует между Москвой и Тегераном

12.06.2020 10:01 0

L'Orient-Le Jour: Дамаск умело лавирует между Москвой и Тегераном

Светившийся глупой улыбкой Башар Асад оказал теплый прием Владимиру Путину, который явно не горел желанием заключить коллегу в объятья. 7 января 2020 года два президента провели в Дамаске осмотр стратегических достижений и позиций российских войск на сирийской территории. Позади них на стене висел портрет российского «царя». «Путин вызвал Асада в Дамаск», — иронизировали в оппозиции. В лаконичном заявлении по итогам встречи президент России отметил огромный проделанный путь к восстановлению сирийского государства и его территориальной целостности. Чтобы напомнить его собственный вклад в него. Демонстрация доминирования российского покровителя над сирийским «союзником» произвела ожидаемый эффект. Но она не была единственным посланием. Дело в том, что в тот же самый момент в иранском Кермане в 2 500 км от сирийской столицы проходили похороны генерала Касема Сулеймани, который был убит за 4 дня до того в результате американского удара. Призывы иранцев к мести мало интересовали Москву, которая считала Сирию частью своей «империи» и не собиралась допускать там вендетту. Гибель иранского стратега позволила России усилить контроль над Дамаском в ущерб Тегерану при том, что раздел сирийского пирога является частью размеренного противостояния двух держав, которые пришли на помощь режиму Асада. Война все еще не окончена (часть провинции Идлиб по сей день находится в руках мятежников), но все внимание уже сосредоточено на том, что будет после. Режим, Россия и Иран выступали более-менее единым фронтом в самые острые моменты конфликта, чтобы не потерять лицо, но сейчас, когда до военной победы рукой подать, альянс дает все более заметные трещины. «Экономическая ситуация в Сирии настолько катастрофическая, что дальше это продолжаться не может. Это начало больших перемен из-за разногласий внутри стоящего у власти клана, а также выходящих на всеобщее обозрение противоречий между Россией и Ираном», — уверяет один сирийско-ливанский бизнесмен. Для эйфории нет причин. Асад, Путин и Хаменеи властвуют на груде развалин. Восстановление потребует сотен миллиардов долларов, которых нет ни у кого в лагере сторонников режима. Страна на краю пропасти. Экономический кризис еще никогда не был настолько тяжелым, даже в разгар войны. Идут разговоры. Протесты против дороговизны жизни становятся все более заметными в оплотах сторонников Асада. «Атмосфера в Дамаске мрачная. Инфляция словно с цепи сорвалась, и сирийский фунт больше ничего не стоит», — говорит просивший не называть его имя дамасский бизнесмен. В руках царя В Сирии Асада каждый пытается тянуть одеяло на себя. Россия хочет перевернуть страницу войны, стабилизировать достижения и восстановить международные связи режима. «Главный вызов для Москвы — это конвертация военных успехов в экономические и политические достижения», — считает эксперт по Ближнему Востоку Алексей Хлебников из Российского совета по международным делам. Иранцы смотрят на ситуацию иначе. Для них не может быть и речи о том, чтобы вести переговоры с сирийской оппозицией, Западом или монархиями Персидского залива. Присутствие в Сирии для них — вопрос выживания: оно нужно для укрепления шиитского коридора из Тегерана к Средиземноморью через Багдад, Дамаск и Бейрут. В обстановке борьбы за власть, где повсюду царит круговая порука. Возникают самые разные теории. Иранцы пакуют чемоданы? Рами Маклуф сменит двоюродного брата Башара? Путин готов бросить Асада? Как и в самом начале сирийской войны, противникам режима свойственно зацикливаться на каждом сообщении о слабостях лоялистского лагеря, тогда как сторонники Асада ведут себя так, словно в сотрудничестве Москвы, Дамаска и Тегерана не было и нет никаких проблем. Правда часто находится где-то посередине: корабль шатает, а победу сложно назвать триумфальной, но на начало конца Асада все это тоже не очень похоже. В любом случае, вставшие перед режимом новые вызовы ставят под вопрос его выживание. Через 20 лет после кончины Хафеза Асада 10 июня 2000 года судьба нынешнего сирийского диктатора как никогда находится в руках российского царя. В конце апреля российские СМИ опубликовали целый ряд статей с жесткой критикой сирийского государства в целом и Асада в частности, что пролило свет на трещины в двусторонних отношениях. Первый информационный залп выдало Федеральное агентство новостей бизнесмена Евгения Пригожина по прозвищу «повар Путина» (ему также принадлежит активно работающая в Сирии и Ливии ЧВК «Вагнер»). Материалы в частности представляли Башара Асада слабым лидером и называли его премьера Имада Хамиса коррупционером, который не чурается грязного бизнеса с воровством нефти. Утверждалось, что президент Сирии потерял доверие финансовой элиты из-за неспособности вести борьбу с коррупцией. Хотя некоторые материалы удалили под несуразным предлогом того, что их опубликовали хакеры с целью навредить двусторонним отношениям, ущерб уже был нанесен. «Собака лает, ветер носит», — заверил посол России Александр Ефимов в интервью газете «Аль-Ватан» 20 мая. Тем не менее несколько дней спустя того же Ефимова назначили спецпредставителем президента России по развитию отношений с Сирией: Кремль словно хотел показать сирийскому протеже, что теперь все должно быть у него под контролем. Российские власти дистанцировались от статей «в довольно пресных формулировках, чтобы создать ощущение, что им не так уж не по душе подобная угроза в адрес сирийского режима», — отмечает бывший посол Франции в Сирии Мишель Дюкло в материале Института Монтеня. «Недавняя критика в российских СМИ не имеет ничего общего с непостоянной официальной позицией. Москва не строит иллюзий насчет режима Асада. Она знает, что он — не лучший партнер, но это единственный доступный ей вариант в Сирии», — полагает Алексей Хлебников. Главная цель информационной кампании против режима, судя по всему, связана с интересами российских олигархов, которые стремятся завоевать себе место в борьбе за сирийские рынки. «Сирия — полигон для российского оружия и политики, а также финансовая манна для бюджета, по которому бьют западные санкции». — считает Руслан Трад, аналитик и основатель болгарского издания De Re Militari. Вместо подписания договоров с Дамаском, у которого нет средств, чтобы платить по счетам, россияне предпочли подгрести под себя природные богатства страны, такие как газ, нефть и фосфаты. Они считают, что эти ресурсы полагаются им, и поглядывали на них еще до вмешательства в 2015 году. Двумя годами ранее силы частной военной компании «Славянский корпус» были отправлены в Сирию, чтобы сражаться на стороне режима. «Главной задачей этих наемников было взять под контроль стратегические объекты», — говорит Руслан Трад. В 2017 году компания «Стройтрансгаз» российского магната Геннадия Тимченко смогла увести контракт на добычу фосфатов прямо из-под носа у иранцев. Другие предприятия, в том числе принадлежащие уже упомянутому Евгению Пригожину, рассчитывают заняться добычей нефти и газа в стране. Кроме того, Россия, крупнейший в мире производитель пшеницы, намеревается превратить порт Тартуса, где расположена ее военная база, в «зеленый хаб» для поставок на ближневосточный рынок. «Иран не собирается стоять в стороне» Россия контролирует ситуацию, прежде всего на западе страны. Ей принадлежит военный аэродром в Хмеймиме и база в Тартусе, она держит в руках аппарат безопасности. Кроме того, только она может говорить с другими значимыми игроками (Турция, Израиль, Запад, монархии Персидского залива), а ее собственное присутствие в Сирии никем не оспаривается. Как бы то ни было, ее влияние не назвать абсолютным. «У России есть ряд рычагов, но я бы не сказал, как это часто карикатурно представляется, что Москва отдает приказ, а Дамаск его выполняет», — подчеркивает Алексей Хлебников. «Россияне, видимо, не приняли во внимание тот факт, что у Асада есть на руках и другие карты, такие как Иран, который присутствует в Сирии дольше, чем Москва», — полагает Руслан Трад. Российские дипломаты уже не первый год играют на неоднозначности отношений трех главных сил лоялистского лагеря. Они активно дают понять, что не только они принимают решения, словно, чтобы снять с себя ответственность за преступления или определенные действия режима. Эта позиция очень удобна во время войны, но у нее проявляются недостатки, когда речь заходит о восстановлении страны. Чем больше времени проходит, тем сильнее партнеры России в Сирии выглядят как главные препятствия на пути к ее цели по достижению мира. В частности это касается иранцев и их военизированных организаций, чье присутствие было очень важным для возвращения территории, но теперь ставит под угрозу достигнутое за последние годы. «Россиянам больше не нужны иранцы в Сирии», — уверяет западный дипломат. Последние несколько месяцев отношения двух стран изучают буквально под лупой. На официальном уровне каких-либо враждебных заявлений нет, но за кулисами ведется жесткая борьба. Иранцы стремятся сохранить лицо. «Истории о ссорах — всего лишь слухи. У Ирана и России сложились глубокие стратегические отношения, одним из аспектов которых является Сирия», — утверждает близкий к «Хезболле» журналист и политолог Фейсал Абдель Сатер. «Обе стороны понимают, что провал этой работы подорвет перспективу любого другого стратегического сотрудничества между ними в регионе», — добавляет бывший иранский дипломат Сейед Хосейн Мосавиан. Последние несколько месяцев, безусловно, выдались худшими для исламской республики, которой пришлось поумерить свои планы. Смерть Сулеймани, коронавирус, израильские удары по вооруженным группам и кризис в экономике (в частности из-за американских санкций) не позволяют ей пойти против России. При этом Тегеран нуждается в Сирии намного больше, чем Москва. В финансовом плане складывается крайне интересная картина. Если верить вышедшей в конце мая статье «Блумберг», с 2011 года на спасение сирийского режима было потрачено от 20 до 30 миллиардов долларов. Колоссальная сумма для страны, которая находится в таком положении. В сирийских государственных СМИ не проходит и недели без статей о новом договоре или расширении сотрудничества между Сирией и Ираном в той или иной отрасли. Пыль в глаза? Режим прекрасно умеет играть на конкуренции между спонсорами. Например, уже вошло в обычай, что изначальные договоренности Дамаска и Тегерана не реализуются на практике. В 2017 году предварительные соглашения по добыче газа у Пальмиры развалились полгода спустя, поскольку сирийское правительство в конечном итоге выбрало Стройтрансгаз. «Иран не собирается стоять в стороне и знает, что Россия не отступит ни перед чем, чтобы заполучить львиную долю», — полагает Руслан Трад. Иранцы попытались закрепиться на «российской территории» и добиться от режима аренды порта Латакии в октябре прошлого года, но тот все еще находится под российским влиянием, и Москва не собиралась допускать конкуренцию. «Как бы то ни было, соперничество Ирана и России сейчас гораздо сильнее ощущается на военном, чем экономическом уровне», — говорит сирийский аналитик Синан Хатахет, автор выпущенного Chatham House в 2019 году доклада «Сирия и Иран: экономическое влияние в Сирии». «Они не доверяют друг другу» Сирийское государство — территория с самым большим стратегическим значением для иранцев. 30 сентября проправительственные сирийские СМИ триумфально отпраздновали открытие пограничного поста Букамаль в надежде, что это поможет активизировать торговлю с соседним Ираком. Для Тегерана этот пропускной пункт очень важен, поскольку позволяет связанным с ним вооруженным группам, прежде всего «Хезболле», свободно перемещаться из Ирака в Ливан. Для защиты зоны проиранские отряды были размещены в нескольких городах у Дейр-эз-Зора к западу от Евфрата. «После начала операций в Сирии в 2012 году исключительно военные перспективы „Хезболлы" в Сирии переросли в экономические. Из заявлений Хасана Насраллы ясно, что их интересует Ирак, и что они рассчитывают сохранить присутствие на востоке Сирии», — напоминает аналитик Центра Карнеги Моханад Хаге Али. В регионе были построены военные базы, а семьи сотен иностранных шиитские боевиков (афганцы, пакистанцы, ливанцы и иракцы) были размещены в квартирах, которые оплачиваются иранскими бизнесменами. Из центра Дейр-эз-Зора российский орел внимательно смотрит за этими движениями, которые ему совсем не по душе. И закрывает глаза на израильские удары по иранским штабам. «В Дейр-эз-Зоре отношения россиян и иранцев сводятся к координации. Они не доверяют друг другу», — объясняет основатель информационного сайта Deirezzor24 Омар Абу Лайла. После гибели Сулеймани России стало проще вытеснять в сторону партнера. «Отношения России и „Хезболлы" — это вынужденный альянс с совместной борьбой на фронте, но с отсутствием доверия», — говорит Моханад Хаге Али. Израильские удары по силам Тегерана набрали обороты за последние несколько недель. Они вновь проводятся на севере и востоке страны, хотя раньше были ограничены югом под давлением России. «Российские средства ПВО не случайно позволяют израильским самолетам наносить десятки ударов по иранским позициям в Сирии», — объясняет Руслан Трад. Россия может положиться на других игроков, которые готовы «провести уборку» вместо нее. Так, США уверяют, что не станут требовать вывода российских баз, поскольку их единственная цель — выдворить из страны союзные Ирану силы. «Россия прекрасно знает, что Иран будет вытеснен с сирийской сцены американцами и израильтянами, и не прикладывает особых усилий, чтобы вести переговоры с иранцами и уступить им влияние», уверен Омар Абу Лайла. Москва пытается представить себя в качестве арбитра. Она, судя по всему, стремится избежать конфликта с Ираном, который еще может ей понадобиться, но его ослабление вполне устраивает ее. Что касается скорого ухода иранцев, который обещает израильское правительство, здесь следует проявить осторожность. «Ничто не указывает на уход иранцев из страны. На самом деле все с точностью до наоборот», — говорит Моханад Хаге Али. Недавно иранцы вступили в битву за Идлиб и впервые развернули силы у Деръа. После стольких лет усилий они не собираются так легко выбывать из игры. Даже если для этого придется поиграть мышцами перед российскими партнерами. «В конце концов, Россия не входит в ось сопротивления», — говорит представитель «Хезболлы» Мохаммад Афиф Набулси. Интриги Сирийскому режиму приходится лавировать в этих неспокойных водах. «Иранцы — страховка для Асада», — отмечает западный дипломат. Президент обязан всем двум своим союзникам. Именно они помогли ему устоять, кода на него наседали со всех сторон. Как бы то ни было, он не может показать себя слабым и готовым на любые уступки лидером, чтобы не потерять доверие в народе. «Все эти видео, на которых Башар идет позади Путина, стали для нас шоком. Но у него нет выбора, он в тупике. Он стал прислужником президента России», — шепчет бизнесмен из Дамаска. Многие критикуют передачу ключевых отраслей экономики российским и иранским предприятиям, поскольку рассматривают это как «подарки», а не полноценные инвестиции. Российские статьи вывели из себя сирийский истеблишмент. «Путин больше нуждается в Асаде, чем тот в нем», — недавно заявил в ответ в Фейсбуке депутат Халед аль-Аббуд. В любом случае, население воспринимает российское присутствие куда лучше, чем иранское. «В Дамаске для людей русский в тысячу раз предпочтительней иранца. Русские ведут себя неприметно, а иранцы приезжают со своими отрядами», — подчеркивает сирийский бизнесмен. На фоне всех этих геополитических противостояний Дамаск все больше напоминает пронизанный интригами двор, на котором властные круги вцепились друг другу в глотки. Война позволила финансовой верхушке усилить контроль над экономикой страны. Эти новые бизнесмены связаны с режимом и служат его интересам, не чураясь самых разных ухищрений. Миллиардер и двоюродный брат Башара Рами Маклуф может многое об этом рассказать. После того, как государство решило взяться на него, он не захотел молчать и выставил грязное белье на всеобщее обозрение. Он активно возмущается в Фейсбуке и отказывается выплачивать суммы, которые правительство представляет как налоги. «Он не один десяток лет воровал все подряд, а теперь строит из себя бедняка. Так и хочется пойти собирать для него пожертвования», — иронизирует бизнесмен из Дамаска. Режим стремится пополнить казну доступными деньгами, но поговаривают и о том, что супруга президента Асма хочет обеспечить будущее детей. В руках у режима есть другие бизнесмены, и попытки власти растрясти самого богатого человека страны расчищают поле для этих хищников. Таких как Самер Фоз и Мохаммад Хамшо. Они понимают, что вынуждены служить и нашим и вашим. По словам предпринимателя из Дамаска, «они хотят скупить все», словно речь идет о партии в «Монополию». Они должны покладисто вести себя с иранцами, развивать личные отношения, встречаться с религиозными деятелями. «Иранцы внимательно следят за такими вещами», — отмечает Синан Хатахет. Но и здесь преимущество на стороне России. «В конечном итоге эти бизнесмены предпочли бы купить пентхаус в Москве, а не в Тегеране», — шутит Моханад Хаге Али. Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

WT: родина в опасности — американский генерал посчитал время подлета российских ракет France Info: прибытие С-400 в Анкару — очередной признак утраты влияния США Эрдоган и Путин подтверждают свои взаимные обязательства в рамках «брака по расчету» В Тунисе задержан контрабандист с тысячами таблеток экстази Народная дружина работает: результаты сотрудничества в проекте "Безопасная столица" в 2018 году

Последние новости