CMC: копируют ли Россия и Китай законы друг друга

02.12.2020 5:40 0

CMC: копируют ли Россия и Китай законы друг друга

Авторитарный характер политических режимов всегда сближал Россию и Китай. Так было и до российского «поворота на Восток» в 2014 году, а после конфликта Москвы с Западом — тем более. Кажется, что в последние годы сотрудничество Китая и России расширилось и на сферу законотворчества. Это отмечали даже высокопоставленные чиновники — например, глава СВР Сергей Нарышкин, когда через три года после России Китай разработал похожий закон, ужесточающий регулирование работы иностранных некоммерческих организаций. Такие совпадения породили предположения, что между Россией и Китаем происходит рецепция права, направленная на сближение правовых систем. Однако анализ законодательных инициатив говорит об обратном. И Китай, и Россия предпочитают следить за странами с «развитым правопорядком». Если они и изучают законодательство друг друга, то только с практическим интересом для ведения бизнеса и защиты интересов собственных граждан. Япония — окно в Европу Хотя история китайского права уходит глубоко в прошлое, современная правовая система КНР основана на континентальной системе гражданского права с элементами социалистического права и вкраплениями общего права. В общих чертах китайское право восходит к германской правовой традиции, но пришло в Китай через Японию. Для Японии (и в дальнейшем для Китая) германская система оказалась предпочтительнее по нескольким причинам. Во-первых, германская правовая традиция больше связана с правовым позитивизмом, чем с естественным правом и традицией либерализма. Во-вторых, германское право основано на кодифицированных законах, принимаемых и изменяемых на центральном уровне — что комфортно для стран с сильной исполнительной властью (императором или президентом) и развитой бюрократией. В-третьих, в германской модели судьи не пользуются такой самостоятельностью, как в системе общего права. Если английские и американские судьи могут создавать право в форме судебных прецедентов и отступать от норм права в тех случаях, когда в результате его применения возникает несправедливость, то судьи континента обязаны применять право и не могут самостоятельно его создавать. Ориентируясь на немецкое право, Япония в период Мэйдзи (1868-1912) с помощью иностранных специалистов создала основы собственной правовой системы — «шесть кодексов» (六法), а потом реэкспортировала западное право в китайскую империю Цин. Первые законопроекты в Цин (в том числе первый китайский кодекс — «Проект Свода гражданских законов Великой Цин», 大清民律草案) создавались при участии японских специалистов, японцев также приглашали преподавать право. После образования Китайской Республики в начале XX века влияние японского права не уменьшилось: многие выдающиеся деятели республики (от коллаборациониста Ван Цзинвэя до главы партии Гоминьдан Чан Кайши) учились в японских университетах — Япония вообще была основным направлением для китайских студентов тех времен. После образования Китайской Народной Республики в 1949 году все прежние достижения в области права временно были отправлены в архив. КНР создавала свою правовую систему с оглядкой на СССР и при активной помощи советских юристов. За это время в КНР появилась собственная Конституция, основанная на Конституции СССР 1936 года, новый проект Гражданского кодекса, основанный на Гражданском кодексе РСФСР 1924-го. Советские учебники права перевели на китайский язык — они стали определять представления китайских юристов о праве. Период заимствования советского права не привел к пересмотру фундамента правовой системы — система права СССР также восходила к романо-германской традиции. К тому же с разрывом отношений между Пекином и Москвой в начале 1960-х изучение советского опыта в Китае поставили на паузу. Новая волна изменений в правовой системе КНР началась после запуска политики реформ и открытости в 1978 году. В первую очередь Пекин присматривался к правовым институтам и нормам Тайваня — китайский язык и общие исторические корни упрощали заимствование. За Тайванем следовали другие родственные правовые системы — Япония и Германия. Иногда КНР заимствовала нормы, свойственные юрисдикциям общего права (Англии и США): напрямую, через британский Гонконг или тот же Тайвань и Японию, которые в послевоенное время попали под сильное американское влияние. С тех пор как СССР распался и Россия, отказавшись от советского права, вернулась в романо-германскую семью (при разработке законопроектов и внесении изменений в уже существующие чаще всего изучается опыт Германии, Нидерландов и других стран ЕС), Китаю приходится самостоятельно разрабатывать нововведения, свойственные для социалистических систем права.
Советское наследие В Китае изучением российского права занимаются специальные исследовательские центры. Они переводят российские законы, исследуют правовую систему России, но исключительно в практических целях. Результаты исследований в основном нужны желающим инвестировать в российскую экономику — чтобы разбираться в условиях ведения коммерческой деятельности на территории России, торговли между РФ и КНР. Они также заинтересованы в защите прав и интересов китайских граждан в России. При этом российское право не представляет интереса для заимствований в отличие от права развитых стран. То, что тот или иной законопроект в Китае заимствованный, можно понять по пояснительным запискам или докладам комитетов Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП). Например, в пояснительной записке к закону КНР «О борьбе с монополиями» 2007 года выбор порога для декларирования экономической концентрации основывается на опыте 26 государств и территорий, из которых отдельно упомянуты США, Канада, Германия, Япония и Тайвань. Или другой пример: в записке к закону «О применении права к гражданским правоотношениям, осложненным иностранным элементом» 2010 года сказано, что изучен «опыт Германии, Швейцарии, Японии и других государств». Пояснение к закону «Об электронной коммерции» 2018-го сообщает, что для консультаций при подготовке законопроекта были приглашены эксперты из США, ЕС, Японии и Сингапура. Если в пояснительной записке прямо не говорится о наличии «иностранного элемента», то доказательством возможного заимствования иностранного опыта могут быть сравнения китайских законов с иностранными, подготовленные официальными органами власти. К примеру, пояснение к Закону КНР «О регулировании деятельности в КНР зарубежных неправительственных организаций» говорится только о «заимствовании полезных методов» других стран. В статье отдела социального права политико-правового комитета при ВСНП о зарубежном опыте регулирования деятельности неправительственных организаций упоминаются Германия, США, Франция, Сингапур, Великобритания и Швейцария. Проследить влияние на КНР иностранного права проще всего по нетипичным правовым нормам, характерным только для отдельных государств и территорий. Например, существовавшие в КНР с 1994 по 2016 год разные правила косвенного налогообложения при реализации товаров и услуг, скорее всего, были заимствованы у Тайваня. Право об обеспечении обязательств в КНР с 1995 года предусматривает специальный вид ипотечного залога с предельной суммой (最高额抵押权). Должник может предоставить кредитору залог с предельным размером требования, чтобы обеспечить исполнение будущих обязательств. Это правило китайские законодатели позаимствовали из статьи 398-2 Гражданского кодекса Японии, которое, в свою очередь, восходит к параграфу 1190 германского Гражданского уложения (Höchstbetragshypothek). Как и в Германии, право об обеспечении обязательств в КНР относится к подотрасли вещного права. Банковское право КНР с 1995 года содержит нетипичное для большинства стран мира разделение коммерческих банков, оказывающих обычные финансовые услуги (открывают счета, проводят расчеты, выдают кредиты, привлекают вклады), и инвестиционных банков (оказывают брокерские услуги, действуют на фондовом рынке в собственных интересах). Это правило было позаимствовано из Закона Гласса — Стигола (Glass — Steagall Act/Banking Act of 1933), появившегося после Великой депрессии и действовавшего в США вплоть до 1999 года. Существование в КНР такого разделения сейчас — предмет споров, но в 2007-2008 годах оно помогло китайской экономике лучше справиться с мировым финансовым кризисом, о чем в 2010 году писал нынешний глава Народного банка Китая И Ган (易纲). Существование в КНР собственного закона о трастах — что очень необычно для стран континентального права — можно легко объяснить: аналогичные законы существуют у важных экономических партнеров КНР — Японии, Республики Корея и Тайваня. Поэтому при разработке собственного закона КНР могла использовать их опыт по адаптации трастовых структур к системе континентального права. Влияние советского права (в отличие от российского) в КНР тоже очевидно. В первую очередь это основы конституционного строя. По Конституции КНР — социалистическое государство, которое не следует принципу разделения властей. Основы строя определяют некоторые особенности гражданского права: например, в КНР запрещена частная собственность на землю. Вся земля может быть в собственности государства или коллективной собственности сельских организаций. Поэтому, как и в СССР, земля может предоставляться организациям и отдельным лицам только на ограниченных правах, а в гражданском обороте находятся только права пользования. Купля-продажа земли прямо запрещена десятой статьей Конституции КНР. Есть в Конституции КНР статьи, которые полностью аналогичны статьям Конституции СССР 1977 года. Например, вторая и шестая, где говорится, что вся власть принадлежит народу, который осуществляет ее через собрания народных представителей, обеспечивает социалистическую законность и провозглашает в качестве основы экономической системы «социалистическую общественную собственность на средства производства», включающую общенародную собственность и «коллективную собственность трудящихся масс». Иногда советское наследие сохраняется и постепенно превращается в своеобразную китайскую традицию (например, неспособность составить перечень объектов гражданских прав в Гражданском кодексе КНР 2020 года, которая берет начало с Основ гражданского законодательства СССР 1961-го и Гражданского кодекса РСФСР 1964-го). Китайские законы Основная тенденция последних десятилетий — постепенное очищение китайского права от советского наследия и разработка собственных правил. Когда в 2017 году принималась первая часть будущего Гражданского кодекса КНР, законодатели говорили о необходимости «передавать прекрасные традиции правовой культуры» Китая и «недопустимости слепого копирования иностранных правовых идей и образцов». Количество заимствований из современного российского права в китайском минимально. То же самое можно сказать и о заимствованиях из китайского права в законодательстве РФ. Во-первых, страны в недостаточном объеме и качестве изучают правовые системы друг друга. Если в Китае изучение российского права в минимально необходимом объеме проводится, то в России нет специальных центров и экспертов по китайскому праву. Большинство и китайских, и российских специалистов-правоведов намного лучше знакомы с германским и английским правом. Во-вторых, и Китай, и Россия находятся в процессе строительства своих правовых систем. Правовые системы друг друга не выглядят для них идеальным образцом. Как правило, цель заимствования состоит в том, чтобы получить нормы и правила, которые прошли проверку на практике и показали свою эффективность. Иначе смысла в заимствовании нет. И самое главное, несмотря на все сходства российских и китайских внутриполитических реалий, «характерные особенности страны» (国情) или «особые обстоятельства» (特情) требуют самостоятельности в правотворчестве. Чувствительные темы в сферах госбезопасности, основ государственного строя, особенности экономики, свойственные исключительно КНР или РФ, не терпят копирования у других. А в вопросах регулирования новых технологий вроде искусственного интеллекта, длительного опыта нет ни у кого, что заставляет страны создавать правила самостоятельно.
Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Десять лучших статей 2018 года о Крыме Земан выбрал правду, которая подходит русским NBC: как раньше уже не будет — пандемия обернулась в США бумом интернет-торговли, и это надолго Daily Telegraph призывает все страны «принять более жёсткие меры против России» В Финляндии проявили интерес к опыту московской системы образования

Последние новости