Американская политика сдерживания Китая, России и Ирана больше не является жизнеспособной

25.02.2021 2:50 0

Американская политика сдерживания Китая, России и Ирана больше не является жизнеспособной

В своей первой обширной внешнеполитической речи перед аудиторией Мюнхенской конференции по безопасности президент США Джо Байден подчеркнул твердую позицию своей страны в отношении трех главных врагов: исторического врага – Ирана, циклического – России, и нового – Китая. Провозгласив, что трансатлантический альянс вернулся в центр внимания американской политики, Байден заявил, что Соединенные Штаты и Европа должны «готовиться вместе с долгосрочной стратегической конкуренции с Китаем». Он также заявил, что Кремль атакует демократические устои Запада, использует в качестве оружия коррупцию и стремится ослабить альянс НАТО. Наконец, по его словам, «дестабилизирующая активность Ирана по всему Ближнему Востоку – это проблема, которая должна быть устранена». По словам Байдена, главным конкурентом и источником вызова для США в ближайшие годы будет являться Китай, что резко контрастирует с преобладающей точкой зрения американского общества. Согласно результатам недавнего опроса CBS News, 54 процента респондентов считают, что главная угроза для их образа жизни находится внутри страны, тогда как всего 8 процентов назвали внешние угрозы. Можно ли признать разумной политику жесткой конфронтации одновременно с тремя державами-соперницами, которую администрация Байдена намерена проводить, не считаясь с мнением американцев? Это говорит о не вполне адекватном восприятии реальности политическими кругами США, или, если выразиться более прямо, создается впечатление, что правящая элита обладает популяционным иммунитетом к критическому мышлению. Америка в настоящее время находится на пике своей внутренней и внешней слабости, участвуя при этом в нескольких изнурительных военных конфликтах, а две главные опоры ее многолетнего превосходства – доллар как глобальная резервная валюта и технологическое превосходство – оказались под угрозой. Несмотря на все это, Вашингтон, похоже, полон решимости вступить в схватку с тремя этими странами одновременно. Бывший госсекретарь Генри Киссинджер, который придумал и осуществил в 1972 году исторический маневр, когда Соединенные Штаты пошли на сближение с Китаем против Советского Союза, что в конечном итоге позволило США одержать победу в холодной войне, должно быть, почесывает затылок в растерянности. Наиболее вероятным результатом такого самоуверенного и высокомерного подхода будет то, что Китай, Россия и Иран активизируют сотрудничество против американских попыток любой ценой сохранить свое глобальное превосходство. Последствия могут быть крайне неприятными для союзников Вашингтона в Азии, на Ближнем Востоке и в Европе. В то же время для президента России Владимира Путина, председателя КНР Си Цзиньпина и иранского Верховного лидера Аятоллы Али Хаменеи такой подход – огромная удача. Политические интересы России и ее интересы в сфере безопасности на Украине и в Беларуси (независимо от того, являются ли они легитимными) подверглись атаке со стороны США. То же можно сказать о российских интересах на Ближнем Востоке (в Сирии). Наконец, недавние события вокруг оппозиционера Алексея Навального и протесты по поводу его задержания – атака против интересов Кремля внутри страны. В попытках дальнейшей изоляции России США, скорее всего, могут пока рассчитывать на поддержку Европейского Союза, учитывая ухудшение отношений между Москвой и Брюсселем. И все же, несмотря на настойчивость Вашингтона, Германия, похоже, не готова отказаться от поддержки проекта «Северный поток-2». Кроме того, жесткая позиция Брюсселя по отношению к Москве может быть пересмотрена, если Армин Лашет сменит Ангелу Меркель на посту канцлера Германии. Что касается Тегерана, хотя Байден подтвердил свое намерение вновь вступить в международное соглашение по иранской ядерной программе, он, похоже, хочет навязать всем нарратив о том, что сделку нарушила иранская сторона, а не Вашингтон, и, таким образом это Иран должен вернуться к исполнению своих обязательств, прежде чем США снимут санкции. На самом же деле все было наоборот. США первыми вышли из соглашения, о чем официально было объявлено президентом Дональдом Трампом в мае 2018 года. Иран начал частично нарушать первоначальные обязательства год спустя, что позволяется статьей 36 договора СВПД. Тегеран готов вернуться к полному соблюдению, как только Вашингтон сделает то же самое. Но он также выдвинул ультиматум: если санкции не будут сняты к 21 февраля, Иран прекратит добровольное выполнение дополнительн6ого протокола Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и выдворит международных инспекторов. Согласно сообщениям, Иран продлил на три месяца доступ инспекторов ООН к своим ядерным объектам, но этот доступ будет ограничен. В то же время Байден послал важные позитивные сигналы иранскому руководству, прекратив поддержку войны, которую ведет Саудовская Аравия в Йемене, и продажу вооружений Эр-Рияду и Абу-Даби, а также пересмотрев прежнее решение о признании йеменских хуситов террористической организацией. Несомненно, эти шаги не должны остаться незамеченными в Тегеране. Хотя позиция США по иранской ядерной сделке весьма сомнительна с точки зрения логики, маловероятно, что европейские страны дистанцируются от нее. Ведь они не сделали этого даже при Трампе. Но для Тегерана европейская позиция не имеет значения. Достаточно того, что Россия и Китай, напротив, готовы признать логику за Ираном. Трудно сказать, как это все отразится на будущей эффективности группы стран P5+1, которая курирует соглашение. Аналогичная картина имеет место и в случае с Китаем. Проблемы, которые Пекин считает внутренними – такие как Синьцзян, Гонконг, Тайвань, а также вопросы национальной безопасности в Южно-Китайском море, подверглись грубому вмешательству со стороны Вашингтона. Это угрожает нанести еще больший ущерб и без того сложным двусторонним отношениям. Занять более жесткую позицию в отношении Пекина администрацию США призывает доклад влиятельного аналитического центра «Атлантический совет». Его выводы напоминают так называемую «длинную телеграмму» Джорджа Кеннана, отправленную в 1946 году из Москвы, которая заложила основы американской политики сдерживания в отношении Советского Союза в эпоху холодной войны. Из трех заклятых врагов Америки именно Китай может создать для нее самые большие трудности, поскольку в экономическом отношении он намного мощнее России или Ирана. Кроме того, солидарность европейских и азиатских союзников Вашингтона в этом случае представляется совершенно не очевидной. Они, похоже, не склонны следовать агрессивным курсом, который избирает администрация Байдена. Таким образом, проблема отнюдь не исчерпывается провальной политикой Трампа, и ее нельзя решить простым «перематыванием пленки» в обратном направлении, на эпоху Обамы. Внешняя политика США нуждается в глубоком пересмотре, и тот факт, что администрация Байдена, по крайней мере, до сих пор не проявляет никакой активности в этом направлении, весьма обескураживает. Как проницательно заметили некоторые обозреватели, Соединенные Штаты, по всей видимости, не готовы принять идею многополярного мира. В Вашингтоне упорно верят, что Америка по-прежнему является безусловным мировым лидером, каким она была после 1945 года. Если использовать ставший вирусным слоган, суть не в том, чтобы строить лучше, а в том, чтобы строить по-другому. Поделиться...
VKTwitterFacebook0
Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Breitbart: Помпео и Трамп под занавес своего правления пугают США Китаем NYT: Договор по открытому небу позволил США приглядывать за Россией, но Трамп хочет от него отказаться СТРАНА.ua: Савченко пообещала избавить Украину от политического «старья» Удар по Пакистану: самолеты — французские, бомбы — израильские (Haaretz) Президент Эстонии: мы верим, что США останется нашим союзником и «равным партнёром»

Последние новости