Advance: крымские татары между Россией, Украиной и Турцией

26.04.2021 0:10 0

Advance: крымские татары между Россией, Украиной и Турцией

Перед присоединением полуострова к России, в Крыму проживали около 300 тысяч жителей крымско-татарской национальности (около 12 процентов от общей численности населения). По оценкам, после марта 2014 года около 25 — 45 тысяч татар покинули Крым, поселившись в основном в Киевской, Херсонской и Львовской областях. Параллельно в Крыму проводится интенсивная колонизационная кампания. По сообщениям Меджлиса (запрещен на территории РФ — прим.ред.), татарского органа самоуправления, который сейчас работает в ограниченной форме вне полуострова, в Крым привезли около 250 — 500 тысяч человек из России, включая чиновников и военнослужащих с семьями. Существуют программы поддержки для пришлого населения, в том числе льготы на жилье. В 2020 году российский президент Владимир Путин подписал декрет, которым запретил «иностранцам» и «иностранным юридическим лицам» покупать землю на большей части Крыма, и этот запрет касается, в частности, крымских татар, поскольку у большинства из них нет российского гражданства, и поэтому они оказались иностранцам в собственном краю. Формирование и этногенез крымских татар протекали в XIII — XVII веках. Они происходят от куманов (половцев), которые появились в Крыму в Х веке. Крымские татары составляли большую часть населения Крыма со времен своего этногенеза и вплоть до конца XIX века. Почти сразу после освобождения Крыма от сил «оси», в мае 1944 года, Государственный комитет обороны СССР распорядился провести депортацию всех крымских татар из Крыма, включая семьи тех крымских татар, кто служил в советской армии. Их депортировали на поездах в Среднюю Азию, в основном в Узбекистан. По разным оценкам, в результате депортации крымские татары потеряли от 18 до 46 процентов своего населения. Начиная с 1967 года, некоторым разрешалось вернуться. В 1989 году Верховный Совет Советского Союза осудил депортацию крымских татар с их родины как негуманный и незаконный акт, но лишь небольшая часть смогла вернуться с полным правом в 1989 году. Нынешнее российское правительство считает их «национальным меньшинством», но не коренным народом и продолжает отрицать их статус титульной нации Крыма, хотя при СССР татары считались коренным населением до их депортации и последующего распада Крымской АССР (Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика). Русификацию никто не проводил, так как Крым уже давно русскоязычный регион. Однако беспокоит то, что власти не приняли постановление о свободном использовании других языков. В учреждениях и судах татары, как сообщается, лишены права говорить на крымско-татарском языке, хотя официально власти признают его одним из государственных. СМИ на татарском закрыты, а обучение на этом языке постепенно ограничивается. Поскольку традиционные формы самоорганизации не могут функционировать (Меджлис запрещен в 2016 году), многие татары обратились к религиозным организациям, которые власти теперь обвиняют в террористической деятельности. Постоянно проводятся политически и религиозно мотивированные задержания, и лидеры крымско-татарского сообщества не могут въехать в Крым. Российская историческая политика приписывает крымским татарам роль пособников нацистской Германии во время Второй мировой войны, что направлено на разжигание негативных чувств по отношению к ним у российской общественности. С начала аннексии Россия препятствует доступу международных организаций на полуостров, включая Наблюдательскую миссию ООН по правам человека на Украине и специальную наблюдательскую миссию ОБСЕ на Украине. Они не могут следить за ситуацией с правами человека в Крыму, несмотря на свой мандат на ведение подобной деятельности. Украина не проводит активной внутренней политики по поддержке крымских татар. Нынешние украинские власти ведут с Меджлисом (запрещен на территории РФ — прим.ред.) ограниченный диалог после того, как организация поддержала Петра Порошенко, который, однако, проиграл на президентских выборах в 2019 году. С мая 2019 года должность уполномоченного президента Украины по делам крымско-татарского народа, которую ранее занимал Мустафа Джемилев, неформальный лидер этого сообщества, упразднена. Государство перестало оказывать финансовую помощь телеканалу ATR, единственному крымско-татарскому телеканалу, который сейчас транслирует из Киева. Кроме того, до сих пор не выполнены обещания, которые дал президент Владимир Зеленский. Он обещал оказать символическую поддержку татарскому сообществу, в том числе объявить важнейшие татарские праздники государственными. Стратегия внутренней политики в отношении Крыма, которую Верховная рада приняла в 2018 году (эта стратегия предполагает поддержку украинских граждан с полуострова, включая татар), реализована минимально. Только в марте этого года совет Национальной безопасности и обороны Украины принял Стратегию «деоккупации» Крыма. В подготовке этого документа участвовали представители Меджлиса. Однако крайне важные для них вопросы, включая право крымско-татарского народа на самоопределение внутри украинского государства, в документ не вошли. Вместе с тем Украина упирает на нарушения прав человека в Крыму и преследования татар на международных форумах. Татарка Эмина Джапарова, назначенная в мае 2019 года заместителем министра иностранных дел Украины, стала представителем татарских интересов. О ситуации в оккупированном Крыму речь шла на заседаниях, проводившихся по инициативе ООН, ОБСЕ и Европейского Союза. По иску Украины Европейский суд по правам человека также занялся проблемой нарушения Россией прав человека в Крыму. В 2020 году Украина предложила создать Крымскую платформу, цель которой — создать условия для реинтеграции территорий, сейчас контролируемых Россией, за счет усиления политического и дипломатического давления на российские власти и пресечения нарушений прав человека. Первое заседание запланировано на август текущего года. Похоже, Украина использует татар исключительно как повод для нападок на Россию, а не из искреннего беспокойства за это сообщество. На самом деле Киев устроило бы, если бы татарское население сократилось как можно больше, ведь тогда ему не пришлось бы отказываться от собственных ярко выраженных националистических идей. В регионе, где на национализме держится идентичность, татары просто слишком мешают как российской, так и украинской стороне. Турция — одна из стран, которая наиболее активно поддерживает крымско-татарское сообщество на Украине и на международном уровне. Это вписывается в политику пантюркизма и турецкой мягкой силы. Турецкие власти подчеркивают культурную, языковую и историческую близость татар с турецкой нацией. В самой Турции проживает большая, правда очень ассимилированная, крымско-татарская диаспора. По оценкам, она достигает шести миллионов человек, потомков эмигрантов XVIII — XIX веков. Турецкие власти поддерживают тесные связи с Меджлисом и участвуют в переговорах с Россией об освобождении политзаключенных в Крыму. Турция была одной из первых стран, которая поддержала идею Крымской платформы. Кроме того, она остается главным зарубежным помощником, оказывающим крымским татарам гуманитарную помощь, в том числе финансирует строительство жилья для семей, которые бежали с оккупированного полуострова в Херсонскую область. Другие страны и международные организации поддерживают в основном инициативы, направленные на соблюдение прав человека в Крыму. Резолюцию о защите коренного населения полуострова приняли, в том числе, Европейский парламент и Генеральная ассамблея ООН. Многие страны также выразили татарам свою поддержку. В краткосрочной и среднесрочной перспективе политика России в отношении крымских татар не изменится. Из-за проукраинской ориентации татар Россия продолжить менять демографический облик Крыма и ограничивать их в правах. Существование сильного татарского сообщества на полуострове крайне важно для сохранения идентичности народа и его родины. Без этого не удастся сохранить территориальную целостность Украины, и Крым будет потерян навсегда. Вообще татарами пользуются, как мячиком для пинг-понга, в игре за чужие интересы. Не только Украина, но и Турция по историческим и стратегическим причинам и впредь будет заинтересована в поддержке татар. В будущем проблемой Крыма и татар, возможно, воспользуются как инструментом политического давления на Россию (аналогично политике, которая проводится в Грузии или Азербайджане). Существование хорошо развитого центра крымско-татарской диаспоры благоприятно сказалось бы на положении татар. Такой центр позволил бы им сохранить свою национальную идентичность и предотвратил бы их дальнейшее рассредоточение по территории Украины. В перспективе татары смогли бы подготовиться к возвращению на полуостров, когда это станет возможно. Центр мог бы появиться в Херсонской области, где уже проживают многочисленные беженцы из Крыма и где работают многие татарские институты. Однако неясно, насколько этому центру удалось бы выйти из-под власти украинской политической олигархии. Политики продолжат просто использовать татар, обещая не забывать об их языке и своеобразии.
Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Датский эксперт: рядовые россияне голосовали за насущные вещи, а не за новый срок Путина Странное отношение немцев к России Звёздный мастер-класс пройдет в «Ледовой Москве»! Место в Давосе лучше, чем в Хмеймиме Музей Победы запускает конкурс новогодних рисунков

Последние новости