Конфликт с РФ и КНР в мнениях европейцев: воюют ЕС и США, а наши страны — в стороне (Der Standard)

24.09.2021 8:40 0

Конфликт с РФ и КНР в мнениях европейцев: воюют ЕС и США, а наши страны — в стороне (Der Standard)

Идет ли новая холодная война, как утверждают эксперты? Противостоит ли «свободному миру» опять ось крепнущих авторитарных режимов? Подействует ли вновь зарождающаяся конфронтация великих держав [на европейские страны] как внешний объединяющий фактор? Если за индикатор принять новый индо-тихоокеанский оборонный альянс под названием Aukus, о создании которого на прошлой неделе заявили Соединенные Штаты, Великобритания и Австралия, то ответом на эти вопросы будет четкое и однозначное «да». Во всяком случае, недавний репрезентативный опрос Европейского совета по международным отношениям (ЕСМО), проведенный в двенадцати государствах-членах ЕС, в определенной степени подтверждает эту точку зрения. Почти две трети опрошенных в Европе считают, что между Китаем и Соединенными Штатами развивается противостояние, схожее с холодной войной. Но эта новая конфронтация имеет одну интересную особенность: у большинства граждан ЕС нет ощущения, что их страны принимают в ней участие. Еще до того, как скандал с Aukus дал повод французскому правительству говорить о предательстве со стороны Соединенных Штатов и Лондона, граждане многих европейских странах двойственно относились к дискурсу о новой глобальной конфронтации. Действительно, лишь 15 % из них считают, что их собственная страна находится в состоянии холодной войны с Китаем, в то время как 59% думают, что их страна пока в ней не участвует. Хотя и есть небольшие различия в отдельных странах-членах ЕС, но в общем и целом картина везде одинаковая: в каждой стране, где ECМО проводил опрос, количество людей, считающих, что их страны не находятся в состоянии новой холодной войны, было значительно большим, чем число тех, кто такую возможность допускал. Стратегическая автономия Президент Франции Эммануэль Макрон хочет развивать стратегическую автономию Европы в качестве альтернативы зависимости от Соединенных Штатов. Однако наши исследования показали, что многие представители европейской общественности рассматривают брюссельское правительство как надежного партнера США, а не как их антипода. В случае конфронтации с Россией или Китаем европейцы видят скорее в Брюсселе, а не в своей собственной стране, главное действующее лицо от Европы в этих конфликтах. 31% европейцев считают, что Брюссель «вероятно» или «совершенно точно» находится в состоянии холодной войны с Китаем. Это вдвое больше количества опрошенных, разделяющих эту точку зрения в каждой отдельной стране. В отношении России простое большинство придерживается мнения, что ЕС находится в состоянии холодной войны: 44 % согласились, что такая война идет, лишь 26 % это отрицали. И хотя еще рано судить о долговременных последствиях этой динамики, но уже сейчас ясно, что любое представление о том, будто отношения стран трансатлантического альянса с Китаем и Россией находятся на одной линии, по крайней мере сейчас не совпадает с общественным мнением. Опрос ECМО высветил четыре четких различия между позициями европейских столиц и Вашингтона, которые могут привести в напряженности как в трансатлантическом альянсе, так и в отношениях между национальными столицами и институтами ЕС. Во-первых, это позиция Вашингтона и то, как правительство Байдена изображает идеологические угрозы, исходящие от автократий в Китае и России. Их видение «холодной войны», где сплоченный демократический Запад противостоит автократиям, не соответствует точкам зрения в Европе. Цифры опроса ECМО доказывают, что лишь малое количество европейцев рассматривают противопоставление автократии и демократии как самый наглядный способ оценки процессов в мировой политике. Большинство опрошенных считает, что характеристика какой-то определенной формы государственного устройства не объясняет в достаточной мере успех или неуспех правительств в борьбе с пандемией или изменениями климата. В том, что касается вклада в международную безопасность, то только 50 % опрошенных разделяют мнение, что демократические страны делают в этом отношении больше, чем автократические, в то время как 36 % считают, что форма государственного устройства не играет тут никакой роли. Следующее коренное различие состоит в том, что среди европейцев нет единого мнения о том, существует ли вообще угроза их существованию. Возможно, еще большую озабоченность у ответственных лиц в Брюсселе и Вашингтоне вызовет то обстоятельство, что менее десятой части граждан в странах ЕС, в том числе в Германии и Франции, сегодня верят, что можно положиться на гарантии безопасности, предоставляемые Соединенными Штатами. Почти треть граждан придерживается мнения, что они им «вообще не нужны». В этой связи и договоренности внутри Aukus скорее всего не укрепят доверия к внешней политике США или уменьшат скептическое отношение к ней. Данные, полученные Европейским советом по международным отношениям, помогают понять причины подобных изменений в оценках европейского населения. Согласно этим данным, большинство европейцев, отвечая на вопрос, кто самая значительная сила в мире, вообще не ставят на первый план великие державы. Так, например, только 13 % опрошенных в Европе, считают, что правительство США оказывает самое большое влияние на то, как организован мир; в отношении Китая так же думают едва ли 6 %. В целом население Европы склонятся к точке зрения, что негосударственные игроки, концерны и супербогатые отдельные личности являются самыми влиятельными силами в современном мире. Третье различие связано скорее с географией, чем с историей. Примечательно, что европейцы считают, что более реален конфликт Европы с Россией, чем с Китаем. Как уже упоминалось выше, только 31 % думают, что между ЕС и Китаем ведется холодная война, но большинство опрошенных (44 %) считает, что она имеет место между ЕС и Россией. Этот особый географический аспект указывает на важное отличие нынешней ситуации от прежней холодной войны: конфликт между Соединенными Штатами и Китаем имеет глобальное измерение, однако не происходит — или только косвенно — на европейском уровне. Главный театр этого конфликта — в Азии. В этом сценарии положение Европы можно сравнить с ситуацией Японии в период до 1989 года — она была самым надежным союзником Америки, но находилась за пределами главной зоны конфликта. Западная точка зрения Ввиду отсутствия дисциплинирующего идеологического единства между Соединенными Штатами и Европой и экзистенциальной угрозы для Европы не удивляет и то, что думают европейцы об альянсах. И в этом состоит четвертое различие. Как показывает опрос ECМО 2019 года, то есть проведенный до пандемии, большинство европейцев предпочло бы, в случае конфликта между Соединенными Штатами и Китаем остаться нейтральными. И после победы Джо Байдена на выборах в прошлом году как минимум половина электората в странах, где проводился опрос, хотело, чтобы их правительства заняли ту же позицию. Если наши опросы последних лет и позволяют установить устойчивый тренд, то он заключается в том, что Вашингтону и Брюсселю будет трудно мобилизовать общественность на «всеобъемлющую» защиту западного представления о демократии. Руководящие силы Европы и Америки, собирающиеся выступать против автократий Китая и России, могут оказаться в незавидном положении, когда обнаружат, что в обществе отсутствуют консенсус, который подкреплял бы их устремления. Иван Крастев (Ivan Krastev) — председатель «Центра либеральных стратегий» в Софии и научный сотрудник Венского института наук о человеке (IWM). Марк Леонард (Mark Leonard) — один из основателей и директор Европейского совета по международным отношениям (ЕСМО), автор книги The Age of Unpeace.
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Парад во время пандемии: пусть все сдохнут (Главред) FP: враждебная политика Трампа оставит Европу один на один с российской угрозой СТРАНА: гуманитарная помощь — украинцам пропишут таблетки с побочными эффектами N-TV: на манёвры НАТО в Чёрном море Россия ответила учебно-боевыми полётами Bloomberg: Сербия и Косово готовы к окончанию своего конфликта

Последние новости