Инвесторы снова устремились в Россию

04.10.2017 7:01 0

Инвесторы снова устремились в Россию

Россия обошла Индию, заняв лидирующие позиции среди формирующихся рынков по привлекательности для инвестиционных фондов, вкладывающих средства в акции. Лидером гонки Россия стала вопреки все более жестким санкциям, несмотря на низкие нефтяные цены и не самое лучшее положение в экономике, которая сегодня выбирается из глубокой рецессии, но пока еще страдает от процентной ставки с поправкой на инфляцию, составляющей 5,2%. В отличие от России, Индия давно уже стала любимицей иностранных инвесторов, которые плотоядно облизываются, думая о том, какими быстрыми темпами развивается эта вторая по численности населения страна благодаря реформаторскому азарту премьер-министра Нарендры Моди. «Россия сегодня занимает лучшее положение среди стран с формирующимся рынком, находясь на позиции выше индикативного уровня. Такая ситуация возникла там впервые с того момента, как мы начали вести мониторинг в 2011 году. По этим показателям она уже обошла фаворита формирующегося рынка Индию», — говорит учредитель фирмы Copley Fund Research Стивен Холдер (Stephen Holden) собравший соответствующие данные и признавшийся в том, что его «удивила» новообретенная популярность России. Согласно цифрам Холдена, акции России у среднестатистического инвестфонда формирующихся рынков — выше индикативного уровня на 1,46 процентных пункта, в то время как у Индии этот показатель равен 1,4 процентных пункта. В начале 2015 года у этих фондов в Индии позиции «выше рынка» в среднем составляли 4,4%. Данные собраны по вкладам 126 фондов с совокупным объемом активов 300 миллиардов долларов. 72,8% таких фондов сегодня занимают позиции выше индикативного уровня по российским акциям, в то время как в Индии таких фондов — всего 60%. Несмотря на это, Холден считает, что выигрышные позиции России указывают на то, что она просто «лучшая из остальных», а не на ее убедительную рыночную игру. «Индия, которая правила бал три с лишним года, показывала весьма убедительные результаты, но эта убедительность ослабла после того, как такая оценка стала единодушным мнением», — отмечает Холден. Сегодня, когда весовой коэффициент России в авторитетном индексе MSCI Emerging Markets опустился до 3,3%, то есть, вдвое меньше, чем в начале 2012 года, Холден заявляет, что теперь менеджерам фондов легче объяснять то, почему они наращивают свои позиции на московской бирже. «Там есть некоторые высококачественные компании с историей реального роста. Я думаю, это в большей степени корпоративные успехи в России, нежели торги», — добавляет он. С деталями этого анализа в основном согласен руководитель и главный инвестиционный директор флоридской компании GQG Partners Раджив Джейн (Rajiv Jain), который отмечает, что если какому-нибудь менеджеру понравится та или иная российская компания, и он купит 2,5% ее акций, то они легко могут оказаться «выше рынка» с учетом сокращения весового коэффициента этой страны. Тем не менее, Джейн относится к тем инвесторам, которые сегодня испытывают настоящую страсть к России. Это удивительно, если вспомнить о том, что он 15 лет с пессимизмом смотрел на эту страну, работая руководителем инвестиционного подразделения в швейцарской фирме Vontobel Asset Management и управляя 32 миллиардами долларов. Однако сегодня в портфеле его фонда GQG Partners 10,2% акций из России, что в три с лишним раза больше его веса индекса. «Я открыто критиковал тех, кто инвестировал в Россию. Я занимаюсь Россией 25 лет, и это максимум, что я мог о ней сказать», — заявляет Джейн. Еще один новообращенный — Николас Филд (Nicholas Field), работающий стратегом по формирующимся рынкам в фирме Schroders и содиректором фонда этой группы Global Emerging Market Opportunities. «Сегодня, когда мы читаем про Россию, все материалы посвящены геополитике, отношениям с США и так далее. Но если взглянуть на экономику, можно увидеть очень интересные для инвесторов особенности», — говорит он. По мнению Джейна, санкции, введенные против России Соединенными Штатами и ЕС, а также снижение нефтяных цен в основном выгодны иностранным инвесторам, так как они заставляют российские компании эффективнее работать и снижать затраты. Конкретизируя свою точку зрения, Джейн отмечает, что российские нефтяные компании вынуждены самостоятельно разрабатывать сложные технологии бурения, что поможет им в перспективе. А некоторые сельскохозяйственные компании страны, скажем, сыроделы, существенно выиграли от ослабления конкуренции с зарубежными производителями, которых не пускают на российский рынок из-за встречных санкций, введенных Москвой на продовольственный импорт из Европы. «Санкции положительно отразились на российских корпорациях. Компании вынуждены собираться с силами, наводить у себя порядок и активно заниматься сокращением затрат, — говорит Джейн. — Благодаря сокращению расходов растет текущая прибыль, причем даже выше прогнозов. После длительного периода спада начали восстанавливаться доходы компаний. А за корпоративными прибылями надо следить постоянно». Позитивные моменты он видит даже в злоключениях частных банков «Открытие» и «Бинбанк», которые столкнулись с финансовыми трудностями, а недавно получили финансовую помощь от Центробанка и были национализированы. Около 4,2% средств из фонда Джейна вложено в крупнейший в России Сбербанк. Он говорит: «В банковской сфере прошла масштабная консолидация. Теперь 70% всех активов контролируются тремя банками». «Сбербанк очень хорошо работает, имея шестикратную прибыль. Много ли таких банков, которые в условиях рецессии имеют доходность капитала в 20%? Во многих странах ему бы просто не позволили занять такие позиции, а сейчас в банке наблюдается колоссальный рост кредитования, и при этом он благополучно преодолевает проблемы с кредитной задолженностью». В целом Джейн видит потенциал для дальнейшего роста прибыли, повышения доходности и изменения ставок с учетом того, что в России отношение рыночной стоимости акции к прибыли на нее составляет всего 7,8, а доходность по дивидендам 4,7%. «Рынок быков рождается в неблагоприятных обстоятельствах. А на формирующихся рынках существует тенденция маятникового качания от крайнего оптимизма к крайнему пессимизму», — подчеркивает Джейн. Филд черпает свой оптимизм в экономическом восстановлении страны, считая, что рост продолжится как минимум до середины 2018 года. «Спрос подавляется, и поэтому экономический рост какое-то время будет продолжаться. Инфляция упала до 3,3%, и для России это неслыханное дело. В предстоящие год-два вполне возможны неоднократные понижения учетных ставок, что даст серьезный толчок росту экономики. Единственное, что может этому помешать — очередное крупное изменение нефтяных цен», — заявляет Филд. Тем не менее, на долгосрочную перспективу он не испытывает большого оптимизма. «Мы считаем, что перспективы долгосрочного роста структурного тренда невелики, и то, что люди сегодня покупают российские акции, вовсе не значит, что страну ждет славное десятилетие или даже два. Все дело — в восстановлении экономического роста». Филд не захотел говорить о конкретных компаниях, но в десятку его главных авуаров входят акции Сбербанка, а к компаниям с позициями выше индикативного уровня относятся крупнейшая в России группа розничной торговли X5 Retail Group и второй по величине оператор сотовой связи «Мегафон». Сбербанк и Х5 это главные российские компании, чьи акции находятся «выше рынка», среди 126 фондов, за которыми следит Copley. За ними идут интернет-компании «Яндекс» и Mail.ru, и нефтяная компания «Лукойл». Говоря об Индии, которую низвергли с пьедестала, Филд отмечает, что она находилась в выигрышном положении просто
по умолчанию. «Индия уже давно является фаворитом инвесторов в целом, хотя и не нашим фаворитом. У нее крупная экономика, огромный потенциал роста, очень низкое соотношение ВВП и доходовна душу населения, и она продолжает проводить реформы», — объясняет Филд. «В целом, мнение о формирующихся рынках до прошлого года было довольно негативное, и поэтому, когда люди пессимистично оценивали другие страны, Индию считали настоящим раем по возможностям роста. Теперь же другие страны выглядят лучше. В Бразилии наблюдается рост, страхи по поводу китайских долгов ослабли, возник энтузиазм в отношении новых технологий, что помогает Южной Корее и Тайваню». В результате «цены на индийские акции были настолько высоки, что котировки соответствовали периоду длительного и мощного роста. А потом возникло разочарование. Она закричала, что ее недооценивают по сравнению с другими странами», — говорит Филд. Это страна, где акции реализуются по цене, в 22,3 раза превышающей показатель прибыли в расчете на акцию. Джейн добавляет: «Индия очень дорога. Она прошла большой путь от очень дешевого до одного из самых дорогих рынков».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Почему мы выходим из так называемого Совета по правам человека О «трудных буднях» нефтегазовой сферы Ирана Riga.Rosvesty (Латвия): Германия требует от Порошенко вести свой бизнес «чисто» Что России делать со своим прошлым? Не позволять России вести себя вероломно

Последние новости