Конфликт на Балтике может выйти из-под контроля

12.10.2017 5:04 0

Конфликт на Балтике может выйти из-под контроля

Балтийское море в настоящее время становится территорией большой напряженности и разрастающегося конфликта, начавшегося между Западом и Россией после поддержанной Западом смены власти на Украине и российской аннексии Крыма в 2014 году, нарушившей международное право. В сентябре существовал риск дальнейшей эскалации конфликта, когда силы НАТО и России провели в районе Балтийского моря военные учения, самые крупные за последние годы. К счастью, они не вышли из-под контроля, а газета The Independent недавно смогла констатировать, что Россия стала жертвой «фиктивных новостей» западных СМИ, которые в связи с российскими учениями много писали об угрозе прибалтийским странам. Тем не менее, есть основательные причины с большим вниманием отнестись к опасности дальнейшей намеренной или ненамеренной эскалации конфликта между НАТО и Россией. Ныне членами НАТО являются все страны Восточной и Центральной Европы, бывшие во время холодной войны союзниками Москвы по Варшавскому пакту. На Балканах влияние России ограничено, хотя Россия и пытается использовать возникающие возможности для установления своего влияния. В Сирии перспективы мира маячат далеко на горизонте, но необходимость участия в решении конфликта России и ведущих держав региона — Саудовской Аравии, Ирана и Турции — признается во все большей степени. США — доминирующая на Ближнем Востоке в течение десятилетий великая держава — не может создать стабильность в регионе, скорее, даже наоборот. Во время холодной войны особенно большой опасности подвергались Западная и Восточная Германия, а также Центральная Европа, учитывая наличие ядерного оружия и большую концентрацию войск с обеих сторон. Скандинавия и регион Балтийского моря, напротив, находились в зоне относительной разрядки. Швеция и Финляндия были нейтральны, у Дании и Норвегии не было ядерного оружия, а иностранные части НАТО находились в местах перманентного размещения. Короче говоря, там господствовал специальный «скандинавский баланс» относительно слабой напряженности. Сегодня этот баланс и низкий уровень напряженности быстро деградируют. Регион Балтийского моря сегодня можно назвать скорее регионом «контролируемой эскалации» с растущим риском потери контроля над ситуацией. «Ястребы» наших политических партий и наше экспертное сообщество исходят из того, что Россия действует рационально и сдержанно в вопросах войны и использования ядерного оружия. Поэтому предполагается, что дело не зайдет слишком далеко. Но как Максим Трудолюбов очень справедливо недавно подчеркнул в Politiken, в США идут очень бурные и сюрреалистические дебаты, в которых Россия упоминается как вражеская держава чаще, чем когда-либо в период после маккартизма пятидесятых годов прошлого столетия. Не лучше обстоят дела и в Дании. А в российских СМИ, находящихся под контролем государства, жесточайшей критике ежедневно подвергается Запад. Россия безнадежно уступает НАТО по военным расходам и количеству конвенциональных воинских частей. Совокупный российский оборонный бюджет 2017 года составляет 48 миллиардов долларов США, в то время как бюджет НАТО равен 915 миллиардам долларов, где оборонный бюджет только США составляет 616 миллиардов долларов. Однако что касается ядерного оружия, то здесь Россия не уступает США и НАТО. И как раз в регионе Балтийского моря из-за географии и логистики у НАТО будут проблемы в случае вспышки открытых военных действий. Россия, естественно, хорошо это знает. Прибалтика и регион Балтийского моря может поэтому стать той искрой, которая зажжет огонь настоящей войны между НАТО и Россией — возможно, по схеме, известной со времени перед Первой мировой войной. Если будут по-прежнему наращиваться вооружения, усиливаться кибервойны, пропагандистские войны и санкционные войны, то мы можем реально подойти к катастрофе, что может произойти в результате, например, несчастного случая или неправильной оценки намерений противоположной стороны. Различие между войной и миром размывается, вместо этого на нескольких фронтах ведутся «войны», которые характеризуются так называемым mutual disruption (созданием взаимных сбоев). Некоторые на западе, вероятно, хотят, чтобы Россия стала «западной», если сбросить Путина, и даже верят в это. Но как указывает российский аналитик Дмитрий Тренин, ситуация в России в настоящее время заметно отличается от той, которая была при распаде Советского Союза в 1991 году. Если убрать Путина, то у Запада по сравнению с 1991 годом останется очень мало друзей в России и Кремле. Нестабильность, хаос и дальнейший дрейф в националистическом направлении станет вероятным результатом распада, новой «октябрьской революции» 100 лет спустя первой в 1917 году. Вряд ли этого хочет российский народ или мы на Западе. Россия, как уже сказано выше, уступает в отношении конвенционального оружия, поэтому Россия, будучи под давлением, делает упор на другие формы ведения войны, в частности, на кибервойны, пропагандистские войны и гибридные войны. Положение в российской экономике не слишком хорошее — в основном из-за отсутствия основательных экономических реформ. Российская экономика по-прежнему в слишком большой степени основывается на нефти и газе. Однако, согласно Международному валютному фонду, в России происходит скромный рост экономики. Западные экономические санкции действуют, но наибольшее значение имеют, безусловно, низкие цены на нефть. Принимая во внимание картину угроз, господствующую среди политиков и ведущих экспертов у нас и в странах Балтийского моря, приходится констатировать необходимость борьбы за то, чтобы изменить ситуацию и начать серьезно обсуждать альтернативы. Южнее в Европе гораздо легче обсуждать альтернативы растущего конфликта между НАТО и Россией, потому что там иная картина угроз. В странах Балтийского моря, исключая, может быть, Финляндию, доминируют «ястребы», а в Центральной Европе и Италии, а также Франции и Германии мы находим «голубей» или «сов», которые в гораздо бόльшей степени действуют, исходя из стратегии поиска компромисса, разрядки и решения конфликтов. В некоторых странах, например, Австрии, ощущается наследие холодной войны. Культурные и исторические отношения, «столкновение цивилизаций» тоже играют свою роль. Россия в господствующих обсуждениях на Западе (без учета собственной роли и истории) часто считается агрессивной, экспансионистской, империалистической, экономически и культурно отсталой. Должны ли мы руководствоваться такой формой мышления? По нашему мнению, абсолютно нет. Изменения предусматривают новое мышление и самокритику, и именно они у нас в стране находятся сегодня, мягко говоря, в очень тяжелых условиях. Предстоит трудная борьба, чтобы повернуть господствующие точки зрения и добиться изменения, но это необходимо. Решающее значение в политической повестке дня имеет поиск компромиссов, разрядка и решение конфликтов вместо дальнейшего общего наращивания вооружений. В этой связи мы рекомендуем гораздо основательнее знакомиться с мышлением России во внешней политике и политике безопасности. Как сказал Генри Киссинджер (Henry Kissinger): Путин — это не Гитлер или Сталин, а скорее новый русский «царь». Ангела Меркель (Angela Merkel) считает, что «Путин живет в другом мире», и это правильно. Это не западный идеализм с верой в однополярный мир и распространение (с помощью военных средств или без них) западных либеральных ценностей, а скорее поддержка реалистичного мышления и баланса сил: Россия признает лидирующие позиции Запада, но не признает его доминирование. На Западе сразу после 1989 года многие верили в однополярный мир и победу либерального порядка во всем мире. Но сегодня мы должны настраиваться на вариант многополярности, хотя это и трудно для многих в нашей стране. Мы вряд ли получим, как в 19 веке, европейскую систему концерта великих держав, где Россия была равноправным партнером. Но Россия не одинока в своем выступлении против однополярного мира, ее поддерживают сильные страны, в первую очередь — Китай. Запад, теряющий силу, не может преодолеть это препятствие. Многополярность и признание законных российских интересов безопасности требуют, чтобы НАТО остановила все планы дальнейшего расширения и продвижения к границам России, то есть включение в эти планы Грузии и Украины, и чтобы упор в гораздо большей степени делался на укрепление таких институтов, как ООН, ОБСЕ и Европейский совет. Положение в НАТО в настоящее время не очень хорошее, существует кризис в отношениях между США и Европой, Турция реально находится вне НАТО. Необходимо иметь лучшие условия для дипломатии, необходимо прекратить урезание расходов на внешнеполитическое ведомство у нас и в других западных странах, основной упор следует делать на поиск компромиссов и решение конфликтов. Необходимо заметно усилить сотрудничество и развивать диалог с Россией и другими странами СНГ в области гражданского общества. Падение Берлинской стены и прекращение холодной войны в очень большой степени объясняется возросшей коммуникацией между Востоком и Западом на неправительственном уровне, что было одним из результатов паневропейского процесса разрядки в семидесятые годы прошлого столетия и в последующие годы. Запад и Россия как можно скорее должны начать на правительственном уровне обсуждать проблемы, связанные с кибервойнами, хакерскими атаками, пропагандой и с их ограничением. В первую очередь необходимо больше доверия между Россией и Западом, российская сторона тоже должна идти на уступки. Санкционная война с Россией должна быть прекращена. Так же, как и в период разрядки в холодной войне, следует делать упор на «изменения через торговлю». Расчеты показывают, что Запад в пересчете на доллар и евро больше России теряет в санкционной войне, потери составляют примерно 80 миллиардов за пять лет. Короче говоря, мы сталкиваемся с ситуацией потерь с той и другой стороны. Мы сами себе стреляем в ногу, а Россия становится все более упрямой, националистической и авторитарной. Санкции являются реальным выражением очень дорогой политики символов. Европейские страны НАТО и ЕС должны действовать самостоятельно и не склоняться перед диктатом США и Конгресса, где по-настоящему господствуют «ястребы». Существует серьезная опасность того, что закрепленные законом санкции против России носят внутриполитический характер и исходят из того, что принцип «Америка прежде всего» не будет отменен в обозримом будущем. Кроме того, санкции ЕС дают американским предприятиям — например, в области энергетики — новые возможности на европейском рынке, и это само по себе укрепляет желание США сохранять санкции. Санкции не очень много стоят для США. Но Европа теряет сотни тысяч рабочих мест. Поэтому сопротивление санкциям особенно сильно в Европе, прежде всего, в бизнесе. Контроль за воздушным пространством в регионе Балтийского моря должен быть значительно усилен, чтобы не появилась открытая военная конфронтация из-за ошибки или неверной оценки. Блокирование диалога с Россией известными странами НАТО должно быть преодолено: необходимо серьезно воспринимать предложения, в частности, от Финляндии о лучшем контроле. Необходимо снижение уровня напряженности украинского кризиса. Минские договоренности должны соблюдаться всеми сторонами, то есть Россией, сепаратистами, украинскими добровольческими батальонами и киевским правительством, необходимо иметь лучший контроль за соблюдением договоренностей. В этой связи необходимо усилить возможности контроля ОБСЕ, которая должна играть более важную роль. Все стороны конфликта должны соблюдать перемирие. Россия должна прекратить поставки оружия в Восточную Украину, а Запад должен оказать давление на киевское правительство, чтобы оно согласилось с самоуправлением на востоке, амнистией и правами национальных меньшинств, включая и русских. Крым пока остается замороженным конфликтом. Мы уже знакомы с замороженными конфликтами в Корее, Приднестровье, Нагорном Карабахе, на Западном берегу/в Израиле и на Кипре. Если будет снижена напряженность в конфликте с Россией и создано бόльшее взаимное доверие, то можно было бы, как предлагал недавно умерший Збигнев Бжезински (Zbigniew Brzeziński), представить себе компромисс по Украине, несмотря на то, что возвращение Крыма Украине представляется невозможным в обозримом будущем. Это может произойти с учетом соблюдения прав человека, не в последнюю очередь прав крымских татар, возможно, с созданием экономической свободной зоны в Крыму и экономической компенсацией Украине. Восточная Украина, как и Крым, тоже может стать замороженным конфликтом. Восстановление региона после войны будет стоит правительству в Киеве миллиарды долларов, а Украине для этого нужна будет внешняя экономическая поддержка. Напряженность в отношениях между тремя прибалтийскими странами и Россией должна быть уменьшена с помощью политических и дипломатических мер. Прибалтийские правительства должны сделать гораздо больше для того, чтобы интегрировать русское национальное меньшинство и обеспечить его права, чтобы это национальное меньшинство не было использовано в российской националистической пропаганде. Все стороны должны одобрить усиленный контроль и присутствие ОБСЕ в пограничных областях между прибалтийскими странами и Россией. Россия — это не глобальная сверхдержава, а важный игрок, в частности, в Сирии. Как указал Герберт Пундик (Herbert Pundik), американская и российская точки зрения здесь — например, в отношении режима Асада — совпадают. Важно, чтобы Турция, Иран и Саудовская Аравия участвовали в установлении мира, что может произойти, только если США и Россия вместе окажут здесь давление. Россия также является необходимым партнером в борьбе с исламистским террором, она сама подвергалась террористическим атакам. Новая датская и европейская политика, согласно этим предложениям, не является выражением «уступчивости» и слабости. Это здравый смысл и систематическая работа, направленная на поиск компромисса, дипломатическое решение конфликтов и официально закрепленный диалог. Формула Вилли Брандта (Willy Brandt), сформулированная в процессе разрядки холодной войны — «изменение через сближение» — по-прежнему действует.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В ЗАО прошел Большой этнографический диктант Путин об унижениях России Росреестр по Москве проведет «горячую линию» в пятницу 15 декабря Российский «разворот к Востоку» — всего лишь кратковременное сближение с Китаем? Забыть нельзя уйти

Последние новости