Результат французского вмешательства в Сахеле оказался положительным

14.10.2017 19:40 0

Результат французского вмешательства в Сахеле оказался положительным

Дионкунда Траоре, бывший президент Мали (с 2012 по 2013 гг.), был гостем на Родосском Форуме, организованном Исследовательским институтом «Диалог цивилизаций». Этот «мозговой центр» находится в Берлине, и руководит им Владимир Якунин, бывший президент ОАО Российские железные дороги, которого причисляют к кремлевской элите. Ла Круа: В январе 2013 года, когда французские вооружённые силы начали освобождать север страны от захвативших его групп исламских экстремистов, вы были временным президентом Мали. Можете ли вы вспомнить, в какой обстановке проходила эта операция? Дионкунда Траоре: С самого начала международное сообщество посчитало, что это проблема сугубо малийского народа, которую мы должны решить самостоятельно, ограничившись силами Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС) или даже Африканского союза. В течение нескольких месяцев я убеждал всех, что речь идет о глобальной угрозе и что, оказав помощь нам, наши партнеры помогут также самим себе. В то же время Франция вела активную деятельность в Совете безопасности ООН, чтобы привлечь внимание постоянных членов Совета к данной проблеме и указать на угрозу развала нашей страны. — 10 января 2013 г. исламисты из группировок Акми, Мужао и Ансар ад-Дин двинулись на юг Мали и вытеснили правительственные войска из стратегического поселения Кона… Какова была ваша реакция? — Совместно с французскими властями мы определили красную черту, за которую террористы не должны были перейти ни в коем случае. Мы понимали, что Организация Объединенных Наций — это неповоротливая машина, в которой слишком поздно осознают всю угрозу. Спустя 72 часа после нападения экстремистов мне позвонил Франсуа Олланд. Он сказал мне: «Брат мой, ты считаешь, что они пойдут в атаку?» Он был настроен скептически. Я ответил «да», поскольку террористы осознавали свою силу. Французский президент заверил меня в своей поддержке, сказав: «Хорошо, но мне нужно официальное приглашение». Я составил соответствующее письмо. Именно это позволило нам не упустить момент три дня спустя. Когда эти люди (НДЛР: группы повстанцев) пересекли нашу границу, я отправил письмо и Франция вмешалась, имея единогласную поддержку Совета Безопасности. Если бы Франция не начала операцию «Сервал», террористы дошли бы до Бамако. — Какой итог вы можете подвести по иностранным военным вмешательствам в Мали? — Крайне положительный. Мали стояла на коленях. Благодаря вмешательству Франции в этом регионе, территория была освобождена. Но проблемы не были урегулированы раз и навсегда: асимметричная война против цивилизации в Мали по-прежнему идет, а страны Ближнего Востока финансируют вооруженные группировки и переносят свои конфликты на чужую территорию. Если против этих группировок, которые сеют террор, все еще необходимы военные операции, то с населением Севера необходимо установить открытый и искренний диалог. Кроме того, задавшись целью доказать, что эти люди не являются гражданами «второго сорта», правительство увеличило количество проектов помощи населению Севера, тем самым вызвав волнения в стране — точнее, в ее центральном регионе. Стоит опасаться того, что проблемы Севера будут распростра-няться, поскольку от Кидаля до Каеса мы имеем дело с одинаковыми проблемами развития. — Французское присутствие в Мали стало постоянным спустя четыре года после начала операции «Сервал». Не является ли это некой формой поражения? — Изначально Франция не должна была оставаться на неопределенный срок. Совместно с Франсуа Олландом мы заложили некие основы для быстрого и по-шагового выхода из кризиса. Мы как следует обдумали все предстоящие шаги. Но нам не удалось осуществить этот переход, и на самом деле это вина нескольких малийских политиков. Они не поняли природы данной проблемы и считали, что мы сможем разобраться без Франции. Когда они поняли, что вы-брали неверный путь, мы уже потеряли два года. Вся работа была бесполезна и пришлось начинать всё сначала. Тем временем миротворческая миссия ООН прибыла на место проведения опе-рации «Сервал». Вы сами прекрасно знаете, как это все происходит: эти миротворцы ООН — чиновники, которые зарабатывают себе на жизнь. Для некоторых из них чем дольше длится миротворческая миссия, тем лучше. — Можно ли сегодня говорить о выводе французского контингента из Сахеля? — Присутствие иностранного контингента должно продлиться ещё некоторое время. У нас нет армии. В этом регионе большинство стран имеют опереточные армии, способные лишь маршировать на параде в национальный праздник независимости, совершать государственные перевороты и нападать на невооруженных гражданских. Мы не можем обеспечить собственную безопасность. Это очень грустно и для Мали, и для Франции, и для всех стран нашего региона. Они помогли нам выжить. А мы, малийцы, не сыграли собственной роли в этом деле. Мы обязаны использовать наши скромные средства и нести хоть какую-то ответственность.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Россия — это не Советский Союз Россия возвращается на «задний двор» США Новогодний квест «Ёлка Победы» завершён В «Пионере» пройдет «Ночь лучших короткометражек» Внутренние враги НАТО

Последние новости