Результат французского вмешательства в Сахеле оказался положительным

14.10.2017 19:40 0

Результат французского вмешательства в Сахеле оказался положительным

Дионкунда Траоре, бывший президент Мали (с 2012 по 2013 гг.), был гостем на Родосском Форуме, организованном Исследовательским институтом «Диалог цивилизаций». Этот «мозговой центр» находится в Берлине, и руководит им Владимир Якунин, бывший президент ОАО Российские железные дороги, которого причисляют к кремлевской элите. Ла Круа: В январе 2013 года, когда французские вооружённые силы начали освобождать север страны от захвативших его групп исламских экстремистов, вы были временным президентом Мали. Можете ли вы вспомнить, в какой обстановке проходила эта операция? Дионкунда Траоре: С самого начала международное сообщество посчитало, что это проблема сугубо малийского народа, которую мы должны решить самостоятельно, ограничившись силами Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС) или даже Африканского союза. В течение нескольких месяцев я убеждал всех, что речь идет о глобальной угрозе и что, оказав помощь нам, наши партнеры помогут также самим себе. В то же время Франция вела активную деятельность в Совете безопасности ООН, чтобы привлечь внимание постоянных членов Совета к данной проблеме и указать на угрозу развала нашей страны. — 10 января 2013 г. исламисты из группировок Акми, Мужао и Ансар ад-Дин двинулись на юг Мали и вытеснили правительственные войска из стратегического поселения Кона… Какова была ваша реакция? — Совместно с французскими властями мы определили красную черту, за которую террористы не должны были перейти ни в коем случае. Мы понимали, что Организация Объединенных Наций — это неповоротливая машина, в которой слишком поздно осознают всю угрозу. Спустя 72 часа после нападения экстремистов мне позвонил Франсуа Олланд. Он сказал мне: «Брат мой, ты считаешь, что они пойдут в атаку?» Он был настроен скептически. Я ответил «да», поскольку террористы осознавали свою силу. Французский президент заверил меня в своей поддержке, сказав: «Хорошо, но мне нужно официальное приглашение». Я составил соответствующее письмо. Именно это позволило нам не упустить момент три дня спустя. Когда эти люди (НДЛР: группы повстанцев) пересекли нашу границу, я отправил письмо и Франция вмешалась, имея единогласную поддержку Совета Безопасности. Если бы Франция не начала операцию «Сервал», террористы дошли бы до Бамако. — Какой итог вы можете подвести по иностранным военным вмешательствам в Мали? — Крайне положительный. Мали стояла на коленях. Благодаря вмешательству Франции в этом регионе, территория была освобождена. Но проблемы не были урегулированы раз и навсегда: асимметричная война против цивилизации в Мали по-прежнему идет, а страны Ближнего Востока финансируют вооруженные группировки и переносят свои конфликты на чужую территорию. Если против этих группировок, которые сеют террор, все еще необходимы военные операции, то с населением Севера необходимо установить открытый и искренний диалог. Кроме того, задавшись целью доказать, что эти люди не являются гражданами «второго сорта», правительство увеличило количество проектов помощи населению Севера, тем самым вызвав волнения в стране — точнее, в ее центральном регионе. Стоит опасаться того, что проблемы Севера будут распростра-няться, поскольку от Кидаля до Каеса мы имеем дело с одинаковыми проблемами развития. — Французское присутствие в Мали стало постоянным спустя четыре года после начала операции «Сервал». Не является ли это некой формой поражения? — Изначально Франция не должна была оставаться на неопределенный срок. Совместно с Франсуа Олландом мы заложили некие основы для быстрого и по-шагового выхода из кризиса. Мы как следует обдумали все предстоящие шаги. Но нам не удалось осуществить этот переход, и на самом деле это вина нескольких малийских политиков. Они не поняли природы данной проблемы и считали, что мы сможем разобраться без Франции. Когда они поняли, что вы-брали неверный путь, мы уже потеряли два года. Вся работа была бесполезна и пришлось начинать всё сначала. Тем временем миротворческая миссия ООН прибыла на место проведения опе-рации «Сервал». Вы сами прекрасно знаете, как это все происходит: эти миротворцы ООН — чиновники, которые зарабатывают себе на жизнь. Для некоторых из них чем дольше длится миротворческая миссия, тем лучше. — Можно ли сегодня говорить о выводе французского контингента из Сахеля? — Присутствие иностранного контингента должно продлиться ещё некоторое время. У нас нет армии. В этом регионе большинство стран имеют опереточные армии, способные лишь маршировать на параде в национальный праздник независимости, совершать государственные перевороты и нападать на невооруженных гражданских. Мы не можем обеспечить собственную безопасность. Это очень грустно и для Мали, и для Франции, и для всех стран нашего региона. Они помогли нам выжить. А мы, малийцы, не сыграли собственной роли в этом деле. Мы обязаны использовать наши скромные средства и нести хоть какую-то ответственность.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Русские устали от обвинений Благодаря семикратному увеличению производства СПГ Россия потеснит США Департамент информационных технологий представляет платформу «Чудо техники» Почему Асад считает, что Сирии не нужен переход к федеральной системе Нужно предложить России перемирие в киберпространстве

Последние новости