Добавьте искренности

05.11.2017 13:27 0

Добавьте искренности

Как привести нравы к человеческому знаменателю и вернуть российскому кино своего зрителя? На эти вопросы известный режиссер Александр Прошкин ответов не знает. Но он уверен, что если мы любим и ценим нашу жизнь, мы должны снимать искреннее кино.

На прошлой неделе в нашем городе он провел творческую встречу.

Впечатлил ли вас Киров?

— Не так далеко отсюда — на Ветлуге (река в Нижегородской области — «БН») — я снимал кино «Живи и помни». Там потрясающая природа, старые деревни, еще старообрядческие. И мне говорили тогда: «Все, что здесь — это детский сад по сравнению с Кировской областью. Вот там старина, там все подлинное и достоверное». Однако до этого момента я так ни разу здесь и не был. И сегодня я еще не успел рассмотреть город.

Те, кто так говорили вам, были правы. Но вы приехали не с природой нашей знакомиться…

— Я проведу творческую встречу, а также буду презентовать свою новый фильм — «Охрана». Я всю жизнь снимаю исторические картины: «Михайло Ломоносов», «Холодное лето пятьдесят третьего», «Русский бунт». Про сегодняшний день я не снимал почти ничего, потому что особой любви к нему не испытываю. Но в новой картине действие происходит сейчас, в русской провинции. Это такое объяснение моей нежности и любви к ней. Я хоть и родился в Санкт-Петербурге, а живу в Москве, но столичный образ жизни не люблю. Мне гораздо комфортнее в маленьких городах. Герои типа олигархов и милиционеров — не мои. В моем фильме речь идет о девушках, которые работают в охране металлургического завода.

Откуда возникли такие образы?

— Все началось с того, что я проводил съемки в Туле на Косогорском металлургическом заводе — его начали строить еще при Льве Толстом. Меня поразило, что там в охране работали только одни девушки. И одна другой лучше. Мы разговорились и стало понятно, что другого применения у них в этом городе нет, несмотря на то, что у некоторых и образование есть, даже музыкальное. Кроме того, в связи с экономической депрессией из их города уезжают мужчины. И этим юным прекрасным существам некуда девать свои чувства. Это довольно типичная история для провинциальной России.

Прекрасная история. А почему вам не нравится день сегодняшний?

— Время сегодня какое-то злое. В воздухе висит агрессия. Пару лет тому назад из Америки приезжал Евгений Александрович Евтушенко, с которым у меня давние отношения. Он рассказал, что за месяц посетил 15-20 российских городов. Я его спросил, зачем он это делает. Он ответил: «Столько ярости накопилось, и кому-то надо приводить нравы к человеческому знаменателю». При этом нравы в провинции гораздо человечнее, чем в столицах, где сплошная поножовщина и агрессивная конкуренция. Меня волнует то, как люди сегодня обретают надежду, как возникает человеческое чувство, потому что ничего важнее его нет. И это ни в коем случае не связано ни с Украиной, ни с Сирией. Это либо есть, либо этого нет. И если некуда это чувство девать, это драма.

А кто может смягчить эти нравы? И может ли с этим справиться кинорежиссер?

— Не знаю, сможет ли. Но определенную человеческую интонацию мы вносим и это уже хорошо. Можно подливать масла в огонь нашему телевидению, которое создает атмосферу нетерпимости, злости, внутренних и внешних врагов. Людям после этого просто не хочется жить и работать. Каждое второе кино сейчас — это стрельба, кровь, злоба, ярость. Также показывается роскошная жизнь узкой группы людей: виллы, яхты и т. д. Это все весьма далеко от жизни обычного среднего человека. Да и само понятие среднего человека неверно: каждый человек для себя самого — самое главное. Демонстрация образа жизни, так скажем, нового класса — в известном смысле оскорбление. Чего они добились, что изобрели. Я понимаю, что Билл Гейтс изобрел и как разбогател, а наши олигархи сначала отняли, а потом разбогатели. В Америке вы никогда не увидите миллиардера, который бы кичился тем, что он богат. Он ходит в обычном костюме, ездит в обычной машине, без всякой охраны. В американском конгрессе вы можете спокойно зайти на заседание и расспросить любого конгрессмена о том, как он голосовал по какому-либо закону. А в России непонятно, что мы строим и какое у нас будущее. Победить мифического врага — это не цель, тем более, что враги эти придуманы. Сегодня подвиг — это не перевыполнить план, не поймать какого-то преступника, это обычная человеческая жизнь, каждодневный труд. Но пока это не жизнь, а выживание для большинства страны.

Смотрели ли вы «Матильду» — фильм, породивший огромный общественный резонанс? Что вы о нем думаете?

— Я не смотрел этот фильм. Леша (режиссер Алексей Учитель — «БН») приглашал меня на премьеру, но в тот день у меня были занятия со студентами. Вся шумиха, которая возникла вокруг него, говорит о больном обществе. Это развлекательная жанровая картина, красивая мелодрама о любви. Это не тот фильм, который претендует на открытие истории или новую правду, или на то, чтобы показать исторический портрет императора с попыткой объяснить, почему он довел Россию до такого состояния, что была совершена революция. Это просто история про любовь. И устраивать вокруг этого такие страсти и политические скандалы может только больное общество. Это очень печально.

По какому пути должно сейчас пойти российское кино, чтобы выйти на достойный уровень?

— Я пока не очень верю в его благополучное будущее. Но могу привести примеры: румынское кино, к слову. Румыния — это не самая великая культурная держава Европы. Но вдруг ее кино оказывается в фокусе всех больших кинематографических фестивалей и получает приз за призом. Почему? Потому что оно рассказывает правду, не заигрывает. А когда начинаются «игрульки» и подражания коммерческому кинематографу, это неправильно. Мы все равно не переплюнем тот же Голливуд в коммерческом плане. Это другое общество, другая традиция. От нас всегда ждали искренности, откровения, правды. И если советское искусство на 90% было лживо, то на 10% оно поражало мир. Например, Тарковским. Это была пронзительная человеческая искренность. Но вернуть зрителя обратно — не так легко.

Он разочаровался в российском кинематографе?

— Его разочаровали. Российский зритель в течение 70-и последних лет почти не видел мирового кино. Современное поколение, приходящее в кинотеатры, другое. Оно говорит: если я заплатил, вы меня повеселите, пощекочите и попугайте. Он перестал реагировать на человеческое. Это ужасно, это очень опасный признак. Я был, например, на кинофестивале в Южной Корее. На него приезжают толпы людей со всех концов страны. Без него люди не могут существовать. И это один из главных признаков энергии нации. Если же нация говорит — мне не нужно наше кино, значит, она не верит в свое будущее.

Посоветуйте какой-нибудь фильм, который вы недавно посмотрели?

— Я смотрю специфические фильмы: был недавно на фестивале «Киношок», где транслируется региональное кино. Интересны, например, якутские фильмы. А в целом смотрите тех людей, которые уже завоевали доверие: Боря Хлебников, Алеша Попогребский — это искренние люди. Молодое поколение, которое идет за ними — разное. Иногда им очень хочется завоевать плацдарм, они торопятся. Где-то они очень искренние, а где-то подмахивают моде и начальству. Но постепенно приходит новое поколение, которое будет говорить правду, будет искренним и вернет нам уважение к нашему кино. Надо понимать, что кино — это про нашу жизнь. И если мы не любим его, значит, мы не любим и не ценим нашу жизнь.

Досье:

Александр Анатольевич Прошкин, советский и российский кинорежиссер, сценарист, Народный артист России, лауреат Государственной премии СССР. Родился 25 марта 1940 года в Ленинграде. Автор фильмов: «Холодное лето пятьдесят третьего» (1987), «Увидеть Париж и умереть» (1992), «Русский бунт» (1999), «Доктор Живаго» (2006), «Живи и помни» (2008).

Елена Окатьева Lena.okatieva@ya.ru

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

По нам звонит колокол (во второй раз) Сотрудники Госавтоинспекции ЗАО провели конкурс рисунков среди дошкольников Все о криптовалютах CNN: в конгрессе США опросили россиян по делу «сговора» сына Трампа с Россией Guardian: Лондон не заметил, что главными угрозами миру стали Россия и исламисты

Последние новости