• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Бизнес с Россией делает миллионером

30.11.2017 3:30 0

Бизнес с Россией делает миллионером

Зденек Збытек не скрывает, что богат, и что своим состоянием обязан именно переменам, которые повлек за собой 1989 год. «Господин Добровский (министр обороны в тот период — прим. ред.) уволил меня и сделал миллионером. Если бы я продолжал служить, то ушел бы в отставку на пенсию в десять тысяч крон», — говорит Збытек в интервью порталу HlídacíPes.org, которое он дал незадолго до годовщины событий 17 ноября. Збытек быстро акклиматизировался, начал заниматься бизнесом, контактируя, прежде всего, с Россией и странами бывшего СССР. Именно он участвовал в возвращении Милоша Земана из края Высочина в большую политику и помог ему занять президентское кресло. Благодаря своим связям Збытек познакомил Земана с бывшим разведчиком КГБ Владимиром Якуниным, человеком, который значится в санкционном списке США и является соратником Владимира Путина. Земан регулярно участвует в конференциях на острове Родос, которые организует именно Якунин. Збытек явно доволен своей жизнью и отвергает любую критику, связанную с его прежней деятельностью в партии KSČ, а также в коммунистических вооруженных силах. Напротив, он до сих пор называет эти два института «очень справедливыми организациями». — Hlidací pes: Вы поддержали Милоша Земана, когда он впервые баллотировался в президенты, и продолжаете его поддерживать до сих пор. Чем он Вам импонирует? — Зденек Збытек: Я знаю господина Земана как высокообразованного и эрудированного человека, разбирающегося в наших и мировых проблемах. Во-вторых, господин Земан, в отличие от других политиков, которые вспоминают о народе только перед самыми выборами, сразу после выборов объезжает все регионы. Он не тот политик, который после избрания отдаляется от народа. Наоборот. Это мне в нем чрезвычайно симпатично. — Но для Земана это часть кампании, а регионам его визиты обходятся в круглые суммы… — О каких суммах вы говорите?! Известно ли вам, сколько в год разворовывается бюджетных средств? Десятки миллиардов крон! А для людей в регионах огромная честь встретиться с президентом и подискутировать. А что касается сумм, то они смехотворны, несколько миллионов, несколько сотен тысяч — это смешные расходы. Вы посмотрите, сколько государственных средств выбрасывается на бессмысленные проекты, как разворовали фирму OKD… Нет, наоборот, все политики должны вот так ездить по регионам. Вернусь к тому, почему Милош Земан мне симпатичен. У него есть свое мнение, и за ним не стоят никакие лоббисты. Мне посчастливилось — или не посчастливилось — работать в бизнесе 27 лет, поэтому я знаком с этой средой, но мне повезло не замарать себя в ней. — Вы утверждаете, что за Милошем Земаном не стоит лобби, но ведь в ближний круг президента входит, к примеру, Мартин Неедлы… — Вы преувеличиваете его роль. У всех есть свои советники. Они были и у Гавела, и у Клауса. Мне все равно, кто стоит за Земаном. Для меня главное, что Земан говорит. А говорит он свое мнение. То, что он выслушивает чужое мнение — это нормально, но в и итоге у него складывается свое. Это мнение никто не навязал ему, как порой случается с некоторыми нашими руководителями — политическими персонажами, за которыми стоят лоббисты с большими деньгами и говорят им, что делать, что подписывать, что можно, а что нельзя. У Милоша Земана — всегда своя точка зрения. Мы можем не соглашаться с ним, но у него есть свое мнение, и он не боится его высказать на международной или внутриполитической арене. Нам нужны такие политики. — Как бы Вы описали Ваши отношения с Милошем Земаном? — Я считаю себя другом господина президента. Ни больше, ни меньше. Но я не являюсь его советником или подчиненным, даже отчасти. Нет. Я рад, что Земан занимает свой пост. Он пользуется моей симпатией и поддержкой как избирателя, но я никоим образом не вмешиваюсь в его деятельность как президента, потому что ему это не надо. Он достаточно мудрый и образованный человек, чтобы справиться самостоятельно. — Помогает ли Вам в бизнесе Ваше близкое знакомство с президентом? И наоборот, не опасаетесь ли Вы, что Ваш бизнес пострадает, если Земана на посту заменит кто-то другой, кто не так симпатизирует России? — Я давно начал бывать в России и занимался там бизнесом еще тогда, когда президентом был Гавел, и моя деятельность тогда была даже более активной, чем сегодня. Так что на мой бизнес президент совершенно не влияет, но он влияет на общий климат, на экспорт страны. — Однако Милоша Земана часто критикуют за его явную симпатию к России… — Недавно господин президент побывал в США. Несколько сотен самых богатых семей там аплодировало ему стоя. Напомню — не в России, а в Соединенных Штатах. Господин президент был в Израиле, Китае, а теперь едет в Россию (интервью подготовлено перед поездкой Милоша Земана в Россию — прим. ред.). Он объездил полмира, и так и должно быть. Его тянет не только на восток — его тянет туда, где у нашей экономики есть свои интересы. — И, тем не менее, Земана критикуют… — Его критикуют те, кто ненавидит Россию, и кто ненавидел бы ее, будь она хоть золотая. Наверное, на то у них есть какие-то причины из прошлого, но вряд ли они рациональны. У нас из-за этого разгорается сыр-бор, и, как правило, Россию критикуют те, кто там никогда не был, кто лично ничего не видел. Чтобы судить объективно, нужно туда поехать. А я езжу в Россию на протяжении 27 лет и знаю ее сильные и слабые стороны. — Хорошо. Какие, по-Вашему, у России слабые стороны? Там нарушаются права человека. В этом Вы со мной согласны? — Ради бога, о каких правах человека вы говорите? Я не сталкивался ни с каким нарушением прав человека. В Саудовской Аравии разве не нарушаются права человека? Там, пожалуй, казнят больше, чем в России и Китае, вместе взятых. — Как Вы наладили тесную связь с посольством России и получили возможность использовать его роскошные резиденции, которые Вы сдаете в аренду частным компаниям? — В последние годы я был знаком со всеми послами. Я занимаюсь бизнесом в России, поэтому должен поддерживать хорошие отношения с торгпредством и посольством. Если бы мой бизнес был в Америке, я старался бы поддерживать связь с послом США. Иначе никак: нужны рекомендации, вас должны проверить, чтобы посольство о вас знало и могло сказать: «Да, это достойный человек». — Служба безопасности и информации (BIS) давно предупреждает, что некоторые российские дипломаты являются засекреченными русскими агентами. Что Вы об этом думаете? Ведь Вы вращаетесь в тех кругах… — Я не имею к этому никакого отношения. Если кто-то нарушает закон, то пусть спецслужба действует. Я знаю одно: если кого-то считают шпионом, его нужно посадить или депортировать. Но мне все это неинтересно. Я вращаюсь в бизнес-кругах, и является ли кто-то из его представителей еще и разведчиком или контрразведчиком, это их дело. Мне все равно. У любого государства должна быть разведка, и любое государство должно защищать своих граждан. При прошлом режиме я работал в силовых структурах вооруженных сил, поэтому все это меня не смущает. Я также не имею ничего против спецслужбы BIS. Однако нельзя злоупотреблять положением, как в деле о слежке за женой премьер-министра (речь о деле Яны Нагиевой и злоупотреблениях в военной разведке — прим. ред.). — Как Вы познакомились с бывшим агентом КГБ Владимиром Якуниным? — Случайно, как это обычно бывает, как вы познакомились со своим мужем, любимым… Действительно совершенно случайно. Когда он занимал пост первого вице-президента РЖД, Якунин приехал в Чехию и искал производителя запчастей для локомотивов. Мы помогли создать систему, благодаря которой продукцию начали закупать прямо у производителей. — В прошлом Вы были членом коммунистической партии… — А ваш папа или мама случайно не были членами партии KSČ? — Нет. — Ах вот оно что. А я этого совершенно не стыжусь. KSČ была очень справедливой организацией. Например, если кого-то притеснял начальник, то эта стратегическая организация заступалась за человека. А теперь за вас никто не заступится. — Но как Вы живете с тем, что были членом организации, на совести которой загубленные жизни людей? — Возможно, однажды мы будем говорить о том, что при нынешнем режиме совершается больше убийств, чем при коммунистическом. Это дело историков, и я не берусь давать оценку. Я считаю себя простым гражданином, и раз я был членом коммунистической партии, я не стану клеветать на нее. Я ее не стыжусь. — То есть, даже оглядываясь назад, Вы не считаете ошибкой то, что содействовали преступному режиму? — В партии нас было два миллиона. И я до сих пор вижу видных «товарищей», которые сегодня утверждают, что в партии оказались вынужденно, или для того, чтобы вредить ей изнутри. Это низко. Я закрыл для себя эту главу в тот момент, когда сменился режим. Потому что на тот момент я не видел больше смысла в партии. Я прагматик. Я понял, что мы будем жить в другом обществе. Но я по-прежнему поддерживаю идею социальной справедливости, и я навсегда останусь человеком с обостренным чувством социальной справедливости. — И точно так же Вы расцениваете свою роль в коммунистических вооруженных силах? — При мне это был выдающийся государственный институт, в котором был свой строгий порядок и программа, правила игры. Я никогда не думал о том, что уйду из армии, но ситуация изменилась, и в 1990 году я начал с нуля как обычный гражданин. Мне пришлось научиться новому. Но мне повезло, что многому я научился еще в армии: я окончил три вуза. Но все закончилось. Господин Добровский (министр обороны в тот период — прим. ред.) уволил меня, и это сделало меня миллионером. Если бы я продолжал служить, то ушел бы в отставку на пенсию в десять тысяч крон. Так что я не держу зла на господина Добровского — я очень счастлив. — Для чего Вам, собственно, эти миллионы? — Я люблю свою семью, детей, друзей, внуков, жизнь. Я очень скромен в личных нуждах и на себя трачу, быть может, меньше, чем вы. Но, разумеется, у меня большие расходы на путешествия. Деньги позволяют свободно передвигаться и высказывать свое мнение. Если бы я был наемным работником, то меня за мои воззрения могли бы выгнать с работы. — А что Вы скажете о танках, которые якобы хотели послать против демонстрантов 17 ноября 1989 года? — Это грубая ошибка и ерунда. Я никогда ни слова не сказал об отправке танков на Прагу. За меня это сделал Добровский. Я, наоборот, сказал тогда, что армия должна помогать колхозникам в полях… В общем, все это россказни, а журналисты их только повторяют.

Источник

Предыдущая новость

Зеркало недели: задержанный на Украине сын Авакова обвинил власти в преследовании Курсанты Университета МВД приняли присягу в Парке Победы Выпуск №43/482 Российская нефтегазовая индустрия продолжает развиваться независимо от американских санкций Армии разных стран присоединяются к гонке беспилотного вооружения — WSJ

Последние новости