Историк: Пекин, Москва и Пхеньян создают «энтропию», и разобщённым США её не преодолеть

02.01.2018 2:33 0

Историк: Пекин, Москва и Пхеньян создают «энтропию», и разобщённым США её не преодолеть

Хотя мир пережил беспрецедентно долгий период мира, из-за «энтропии», создающейся в том числе из-за политики Китая, России и КНДР, этот период может завершиться новой масштабной войной, пишет в своей статье для National Review историк Джерри Хендрикс. По мнению Хендрикса, чтобы не допустить подобного, США следует сосредоточиться на поддержании международных институтов, а также разобраться с внутренними разногласиями. Одно из главных американских изданий недавно сообщило, что его самым читаемым материалом за 2017 год стала статья о экс-президенте СССР Михаиле Горбачёве, в которой тот заявлял, что мир, по всей видимости готовится к войне, пишет на страницах National Review историк и капитан ВМС США в отставке Джерри Хендрикс. Однако, хотя сам Горбачёв и выражал в связи с этим «оторопь», ничего удивительного в таком положении дел нет — ведь естественным состоянием как человечества, так и Вселенной, является энтропия, то есть, «постепенное скатывание к беспорядку», подчёркивает аналитик. Как отмечает Хендрикс, каждая страна вынуждена тратить время на подготовку к поддержанию порядка внутри собственных границ и оборону от «внешней энтропии», а единственная причина, по которой в СМИ в последнее время всё чаще обсуждают войну, заключается в том, что международное сообщество пережило аномально долгий период стабильности и мира.
Конечно, оговаривается автор, кто-то может в этом усомниться, вспомнив, к примеру, о конфликтах в Ираке, Афганистане, Йемене или Сирии — но подобные аргументы одновременно верны и неверны: верны в том смысле, что в отдельных районах мира вот уже какое-то время действительно идут войны, а неверны — в том, что в целом на международной арене со времени окончания Второй мировой, «последнего общемирового столкновения и последней цивилизационной войны», всё же сохраняется достаточно спокойная ситуация. Как напоминает Хендрикс, оба мировых конфликта, а также множество войн до них, привели к уничтожению целых государств и смерти тысяч или даже миллионов людей, и всякий раз отбрасывали назад развитие цивилизации, увеличивая таким образом энтропию.
Между тем, человечество почему-то убедило себя в том, что изобретение ядерного оружия и возможные последствия от его применения свели на нет вероятность ещё одного цивилизационного конфликта — но и этот постулат действительности не соответствует, а «такие враги как Китай, Россия и Северная Корея им в полной мере пользуются», предупреждает историк. В частности, по мысли Хендрикса, Пекин «продвигает идею о том, что его население в миллиард с лишним человек — всего лишь пешки, которыми можно жертвовать ради имеющей первостепенное значение Компартии», Москва «угрожает при помощи ядерного оружия наращивать напряжённость в собственных интересах», а Пхеньян «почти что рационально изображает иррационального игрока»— и все они играют на «порядочности Запада» и его «убеждённости в том, что никто не станет рисковать ядерной войной ради того, чтобы отобрать землю, деньги или власть, пользуясь ядерным шантажом».
Тем временем, хотя некоторые и считают, что возможность превращения обычной войны в ядерную исключена, те, кто изучают историю человечества, хорошо понимают, что «конец войны увидят только мёртвые», предостерегает аналитик. Северная Корея, Китай и Россия «вернули саму возможность начала реального конфликта на повестку дня»; не желая мириться с установившимся после окончания холодной войны статусом кво, в котором им Западом было отведено или «вечное второе место», или необходимость стать «ответственными игроками», эти страны «взбунтовались», констатирует Хендрикс. Положение только ухудшила политика бывшего президента США Барака Обамы, который, отказавшись от «сильнее всего преисполненных «исключительности» аспектов внешней политики США», выведя американские вооруженные силы из проблемных регионов и в целом предпочитая «вести из задних рядов», в сущности «великой цивилизационной державе Китаю и претендентам на роль великих держав — России и Ирану» надежду на то, что настало время «авторитарного контроля или же религиозного супрематизма», рассуждает автор.
Американцам, впрочем, приходится сталкиваться и с энтропией внутри страны: сегодня каждая из крупнейших политических партий Америки «ушла в своё идеологическое крыло», и хотя президент Дональд Трамп пытается несмотря на гневные твиты сохранять нейтралитет, политический раскол в Соединённых Штатах только продолжает расширяться, сетует Хендрикс. Консерваторы и либералы, а также реалисты и прогрессисты всё сильнее отдаляются от консенсуса, и традиционно республиканские и традиционно демократические штаты — друг от друга, убеждён он.
«Рим, Османская империя, Китай, Великобритания — все они когда-то были велики по своим размерам и многогранности, но постепенно раскололись и расползлись на части, раздираемые политическими распрями и внутренним упадком, — пишет аналитик . — Сегодня они — лишь тени от своего былого величия, но мало кто верит, что та же судьба может постичь и нашу страну».
По мнению Хендрикса, для противостояния энтропии потребуется «сосредоточенное усилие»: США как стране необходимо будет вновь посвятить себя укреплению международных институтов, ради создания которых было пущено столько жизней и ресурсов, а американцам как личностям придётся поставить себя выше вопросов, которые их разделяют, и найти те ценности, которые их сближают. Как полагает историк, подобные установки стали бы неплохой целью для граждан США на новый 2018 год.

Источник

Предыдущая новость

Собственный бизнес в один клик Пучдемон призвал Каталонию к «демократическому сопротивлению» Мадриду Выставка «Невидимый фронт» Немцы и русские не могут друг без друга Бинарные опционы – лучший способ заработать сегодня!

Последние новости